Tags: Ключников

Это я

Montenegro

                            Черногория. Памятник Владимиру Высоцкому.

     Мало кто знает , что в административном центре Черногории Подгорице(при социализме Титоград) есть памятник В. Высоцкому работы скульптора Александра Таратынова.  И я не исключение. Узнал только сегодня от нашего приверженца балканской культуры Владимира Кузьмича Ключникова. Эта новость поразила меня: как же надо любить этого талантливейшего представителя братской культуры, чтобы в смутные времена утверждения собственной независимости установить у себя ему памятник! Сделанную им фотографию помещаю в ниже.
      Высоцкий приезжал сюда дважды: первый раз в 1974 году на съемки совместного советско-югославского фильма; второй раз в 1975г. с гастролями театра на Таганке.
      Высота художественной композиции, включающей в себя постамент и бронзовый бюст знаменитого певца, актера и поэта, составляет пять метров.
   Торжественное открытие памятника состоялась в 2004 году в присутствии мэра города Миомира Мугоши и представителей московских властей.
   На знаменательном событии присутствовал также сын поэта Никита Высоцкий-актер Театра на Таганке и директор музея В. Высоцкого, который обратился к жителям города со словами благодарности за сохраненную память о его отце.
       Памятник является даром Российской Федерации Черногории.

Черногории и ее удивительному народу В. Высоцкий посвятил следующие строки:

Водой наполненные горсти   
ко рту спешили поднести -
впрок пили воду черногорцы
и жили впрок - до тридцати.

А умирать почетно было
от пуль и матовых клинков
и уносить с собой в могилу
двух-трех врагов, двух-трех врагов.

Пока курок в ружье не стерся,
стреляли с седел и с колен.
И в плен не брали черногорца -
он просто не сдавался в плен.

А им прожить хотелось до ста,
до жизни жадным, - век с лихвой,
в краю, где гор и неба вдосталь.
И моря - тоже - с головой.

Шесть сотен тысяч равных порций
воды живой в одной горсти...
Но проживали черногорцы
свой долгий век до тридцати.

И жены их водой помянут,
и спрячут их детей в горах
до той поры, пока не станут
держать оружие в руках.

Беззвучно надевали траур,
и заливали очаги,
и молча лили слезы в травы,
чтоб не услышали враги.

Чернели женщины от горя,
Как плодородная земля,
За ними вслед чернели горы,
Себя огнем испепеля.  
То было истинное мщенье-
Бессмысленно себя не жгут-  
Людей и гор самосожженье
Как несогласие и бунт. 
И пять веков,как божьи кары,
Как мести сына за отца,   
Пылали горные пожары
И черногорские сердца.

Цари менялись, царедворцы,
но смерть в бою всегда в чести...
Не уважали черногорцы
проживших больше тридцати.

Мне одного рожденья мало,
расти бы мне из двух корней...
Жаль, Черногория не стала
второю родиной моей.

   Эти последние строки выбиты на памятнике
на двух языках.

http://montenegro-today.ru/rus/stat/?action=showarticle&id=105
Это я

Были когда-то и мы ...

                                                                               В марте семьдесят третьего

     Подумал, было, что чувственная волна, поднятая началом марта, уже улеглась в  суровых мужчскиих душах и внезапная пустота заполнилась насущными проблемами, будируемыми СМИ - выборами папы римского, отрешением от Справедливой России отца и сына Гудковых, пролётом наших фудбольных клубов мимо европейских кубков. Правда осталась ещё в борбе за кубок одна Российская команда, да и то мусульманская. Не символично ли?! Бог с ними, с Гудковыми. Это подковёрная борьба постепенно выворачивается на пооверхность. Лично я, не смотря на свой керзовый патриотизм, Дмитрия не осуждаю. Его выступление в Сенате США вполне патриотично, а некоторый оттенок непатриотичности может придать неуклюжий перевод. Так, "президент контролирует..." англо-саксы могут понимать как наблюдает за деятельностью ветвей власти, а мы тупо понимаем, что он ими управляет. Есть в выступлении Димы и некоторые забеги, когда, как говориться, задние лапы опережают передние, как у молодого зайца, но с возрастом это пройдёт по мере увеличения политического и гравитационного веса.
    А вот результаты выборов папы римского меня порадовали, не смотря на то, что ни я к папе, ни он комне, не имеем друг к другу никакого отношения. Порадовали тем, что впервые эту вселенскую должность занял не представитель какой-то эфимерной теологии, а представитель понятной мне естественной науки - химии. Более того: химик -технолог по образованию. И сразу в отношениях с пасьтвой внёс новшества - обратился через твиттер, а не какими-то посулами посредством папских булл. даже поздравил своих друзей - химиков с этим событием. Отозвался на поздравление один только Кузьмич. И сразу же отчитался о выполнении своей роли проповедника СОЖ на
Балканском полуострове: "Зашол 8-го поздравить соседок-хорваток. Девчонки хоть и слышали о таком празднике, но были чрезвычайно удивлены. Однако не отказались разделить со мной бутылку великолепного македонского "Вранаца" и плескавицу. Подарил им по шоколадке "Аленка". Радости их не было предела. Похоже я впервые создал им настоящий женский праздник". Ну не молодчина ли?! Правда, я не знаю, что такое плескавица, но наверное шарман!
   Вот это сообщение Кузьмича и отвлекло меня от переживаний, вызванных текущими событиями и окунуло в воспоминания празднования 8 Марта сорокалетней давности.
   Тогда я был в состоянии безнадзорности. Первая жена уехала, оставив меня в квартире с голыми стенами с ободранной штукатуркой и единственной тарелкой, разбитой об пол, по-видимому на счастье. Новая жена ещё не приехала на Полигон по причине ухода за шестимесячной Оксанкой. В этой ситуации почуствовалось сразу повышенное внимание особ противоположного пола, а вслед за ними и партийной организации. Стал сразу нужен всему женскому персоналу 3 НИУ, в котором вновь занял привычную должность МНС,  стремительно проскочив не по годам рано должность старшего научного сотрудника и начальника лаборатории. Переводчицы 3 НИУ, да и информационного отдела 5 сектора завалили меня редактированием их подстрочных переводов, способствуя накоплению в моей памяти специальных знаний и навыков технического перевода с английского на русский, химики выразили желание заиметь групповую фотографию со мной во главе, которую можно найти в моём ЖЖ, своим желанием утвердив моё самомнение о моём исключительном мужском начале. А мужской коллектив поручил мне закупить подарки прекрасной половине 5 отдела к приближающемуся празднику 8 Марта. Вот с этой закупкой я, откровенно говоря, лопухнулся. Не придумал ничего лучшего, ка купил каждой женщине сувенирчики, соответствующие её профессиональным занятиям. Так, чертёжнице я прикупил готовальню, переводчице политехнический словарь и так далее. Повезло только химикам. За отсутствием в военторге химической посуды я одарил их бытовыми чашками и блюдцами. Когда офицеры отдела накануне праздника от всей души вручили закупленные мною подарки, Галя Ельцова, неформальный лидер женской половины отдела, кратко выразила общее мнение:"Подарили лошади седло!"
     Более удачно я прогнулся перед женским коллективом, написав поздравление по просьбе редколлегии стенной газеты. Своё поздравление я соорудил вокруг случая, подсмотренного у прилавка подарочного отдела гарнизонного универмага. Две дамы обсуждали варианты приобретения подарков из довольно скудного наличия. Одна обратила внимание другой на подарочные оленьи рога и посоветовала купить мужу к следующему празднику Советской Армии. На что получила ответ: - Я давно его ими обеспечила! Моему восторгу не было предела, мы долго втроём весело обсуждали этот анекдотический случай, оказавшись попутчиками по дороге домой.
     Построенное на этом сюжете шутливое поздравление имело огромный успех и имело своё анекдотическое продолжение, которое я сейчас в силу своей скромности придаю огласке впервые. Проходя мимо стенгазеты я увидел двух молодых офицеров, живо обсуждающих мою заметку. Присмотрелся - о господи! С жёнами обоих у меня были крепкие дружеские отношения, настолько прочные, что меня так и подмывало посоветовать - Ребята, не стукнитесь рогами!
Ветеран ПОР

Замечательные люди

                                                                           Опять про Кузьмича!

       Советская Армия вырвала Володю из сомнительного разлагающего студенческого общества. Из компании, даже тени которой отливают зеленью.
             
  При виде прощальной тоски в глазах фигурантов этой тесной компании,  так и напрашиваются слова любимой студенческой песни и звучит в ушах знакомый мотив:
                Много зим и много лет пpожили мы вместе
         Сохpанив святой обет веpности и чести.
         Hу так будьте же дpузья живы и здоpовы.
         Веpю, день пpийдет,когда встpетимся мы снова
!
    Поместила в стерильные условия радиохимической лаборатории и,  уже возмужавшему,
         
в числе избранных, доверила ответственные задания по обследованию котловых полостей ядерных взрывов.


         
       На фотографии, кроме узнаваемого по усам Кузьмича, запечатлены Юра Гудошников с перевязанной головой, Рудольф Блинов,  отличающийся миниатюрностью, и вспомогательные силы в составе горноспасателей и дозиметристов.
       И вот, с времён первого снимка прошло тридцать лет. С честью выдержав все жизненные перепетии, общие для нас - развал Союза, и особенные для испытателей ядерного оружия - демилитаризация Семипалатинского ядерного испытательного полигона, получив дополнительное образование юриста по программе переподготовки офицерских кадров, прослужив несколько лет в милиции но не позволив обозвать себя   неприемлемым для военного звания "полицейский" , нашёл себя в педагогической среде.
        Теперь его мы видим в обществе заслуженных учителей Российской Федерации и кандидатов педагогических наук, коими являются Ирина Владимировна и Ирина Сергеевна, составившими компанию Владимиру Кузьмичу при посещении Мариинского театра. Такой чести они были удостоены за весомый вклад в дело воспитания молодого поколения и в честь первого для Кузьмича праздника новой профессии - Дня учителя.
                                      
                            Так пожелаем же нашему другу успехов на педагогическом поприще!
      
Ветеран ПОР

Сталкеры ядерного полигона

                                                   Рудольф и Кузьмич были первыми в полости штольни №190


       Владимир Кузьмич Ключников, представитель последнего поколения сталкеров Семипалатинского ядерного испытательного полигона, по причине патологической скромности или прогрессивной лености, никак не начнёт делиться своими мыслями и наблюдениями с читателями Живого Журнала. Не смотря на то, что открыл в нём свой дневник zaconnik. Я пытаюсь его расшевелить на публицистический, если не литературный подвиг, зная, что у него здорово получится. Ведь это он получил фундаментальное образование в ТПИ, не то, что я два военных. Но даже при моей пресыщенности военными знаниями от "Устава караульной и гарнизонной службы" до "Военно-политической географии", кое-что удаётся. Почитывают даже дамочки с высшим филологическим образованием, одобряют ход моих мыслей до тех пор, пока я не касаюсь роли мирового еврейства  в истории России и мира в целом. Вот тут-то я хватаю "бан", несмотря на мои уверения, что я глубоко уважаю наследников сынов Иаковых и поддерживаю их право на попытку мироустройства по-своему.
      Чувствую, пора прекращать навязывать Кузьмичу своё пристрастие к ЖЖ, так как в один прекрасный момент могу лишиться надежного поставщика тем и архивных материалов. Вот и этот пост основан на двух фотографиях, присланных мне Володей из своих постепенно вскрываемых запасов.
       На первой фотографии сам Владимир Кузьмич Ключников в котловой полости подземного ядерного взрыва в штольне №190. Его поза и выражение лица настолько обыденны, что не иллюстрируют тех неземных условий в которых он оказался вместе со всей исследовательской группой.  Над ним гора гранитов, сиенитов или порфиритов, всего того, из чего сложен горный массив Дегелен, толщиной минимум 150 метров. И это не просто сложившийся миллионами лет горный массив, а необратимо исковерканный недавним ядерным взрывом и удерживаемый от обрушения только трением между составляющими его кусками породы.
       Этот  фотоснимок сделал Рудольф Сергеевич Блинов, признанный среди испытателей ядерного оружия первым сталкером http://ogolovok.livejournal.com/38537.html. На втором снимке  автограф его стихотворения, созданного в тех условиях, под впечатлением интерьера полости подземного ядерного взрыва. Рудольф, как творческая натура, более остро чувствовал романтику подобных обследований и в этом мы с ним расходились в впечатлениях. Думаю, что впечатления Кузьмича ближе к моим.
    
            

       Я всё ещё надеюсь, что Владимир Кузьмич расскажет нам подробности этой экспедиции, это необходимо сделать в память об её участниках, так как она обрастает мифами на страницах интернета и фамилии участников постепенно вытесняются непричастными.



Ветеран ПОР

Наши за бугром

                                                                                                  Реакция на круиз Кузьмича

        Владимир Кузьмич (Ключников) вернулся из морского круиза по Средиземноморью и осыпал меня фотографиями. Для меня домоседа дачеседа странно узнавать, что мои друзья, такие же как я носители государственных секретов, свободно, в удобное для себя время, отправляются познавать, а в некоторых случаях покорять забугорный мир. В своё время, даже выехать из зоны на рыбалку в недальнюю пойму Иртыша, для нас была проблема. Когда все поводы не выпускать с Полигона были исчерпаны, служба режима придумывала эпидемическую опасность. Пугали, в основном, распространением ящура среди крупного рогатого скота. И люди отказывались от поездок из-за боязни заразиться, как будь-то бы до этого там, за колючей проволокой, уставшие от ганизонного промискуитета, собирались предаться греху скотоложства
       Воспитанный на жёстоких страшилках, отточенных фантазией серьёзного окружения Лаврентия Павловича, я до сих пор удивляюсь, почему моих путешествующих сослуживцев не пытаются утащить куда-нибудь типа Гуантанамо, чтобы вытрясти из них ещё не состарившиеся военные секреты,  даже попыток не делают.  Выходит, зря я провёл лучшие свои годы на зоне, испытав все трудности и лишения секретной профессии?! Огорчаюсь этому, но радуюсь тому, что мои сослуживцы и друзья увидели большой мир и показали себя. Последнее здорово получается у Владимира Кузьмича.
       Я же нахожу удовлетворение в разглядывании чудес и красот иного для меня мира,  раскрываемого фотоработами Кузьмича.
       Из присланных  фотоиллюстраций средиземноморского турне мне больше всего пришлось по душе сдержанное по сюжету, но яркое по колориту фото иллюминатора каюты круизного лайнера. Такая работа достойна оптики большого мастера!
 
                 
     А это вид средиземноморского городка, который нельзя было рассмотреть из-за слепящих лучей заходящего солнца. Не хочется верить, что в этих красочных жилищах разыгрываются обычные человеческие трагедии как и в наших крытых шифером избах. Здесь должны жить только счастливые люди А как у военого возникает вопрос, неужели может найтись нелюдь, кто даст отмашку на вылет бомбардировщиков в сторону этого земного рая?!
                 
         На фоне таких декораций не могло не развиваться сказочное действо и на борту лайнера. Вот мизансцена той сказки. Кузьмич насыщается коротким круизным счастьем в обществе прекрасной  бразильской певицы  Раи Амаду.

                 
        Но почему так сосредоточен его взгляд? Основная причина - скорое расставание. И ещё потому, что полному ощущению счастья мешают сопровождающие красотку лабухи группы OCEAN BAND.
                 
        Заканчиваю совсем короткий комментарий зарубежного круиза Владимира Кузьмича, еще не зная его реакции на мою самодеятельность. Надеюсь, что наконец-таки он расправит своё красноречие и сам ознакомит нас со своими впечатлениями.

Это я

Хроника катастроф

« Вчера в Долине смерти в районе Семипалатинска в авиационной катастрофе погибли начальник полигона по испытанию ядерного оружия генерал Марат Кантиев и его личный пилот. Количество остальных жертв катастрофы уточняется».                                       
                                                        Радиостанция "Голос Америки" 6 января 1978 года


  
Когда я писал пост о своих соседях по дому  Рожановича, 6, в Семипалатинске 21, то вспомнил, что в квартире №4 на моём этаже жила семья молодого лётчика лейтенанта Кости Карпова, прошедшего в дальнейшем  все ступени лётной службы в испытательной эскадрилье Полигона – в\ч 55115.

           С именем Константина Карпова, связан  трагический случай, произошедший на Полигоне, в котором он получил тяжелейшие увечья, но  волей судьбы и собственной волей восстановил здоровье,  стал лучшим лётчиком и закончил службу командиром этой эскадрильи, полковником.
     Константин Карпов получает награду за участие в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС
             

Collapse )

Collapse )

Это я

Памяти пострадавшим в ядерных испытаниях

                         Выношу в пост комментарий по теме,  присланный Владимиром  Кузьмичём  Ключниковым.
Это ещё одно стихотворение Рудольфа Блинова.



[info]zaconnik
(46.47.215.216) wrote:

3 Окт, 2011 21:09 (местное)

Вот она, зона. Стальная колючка
Метит границу - за нею объект.
"Д+1". Знаменитая штучка
С очень туманным названьем "Комплект".

Сталкерская выездная бригада
В черные робы пакует тела,
Головы в каски от зол камнепада
С ярким лучом из крутизны чела.

Призраком мечется в вымерзшей зоне
Черный, одетый в жилет "дворянин" -
Пес в непрошитой собачьей попоне.
Умерли все. Он остался один.

Пересекаю понятье - шлагбаум -
И салютую: здравствуй, Чернышь!
Я тебя вижу, не прячься за ПАУ.
Так-то вот лучше. Ну, что ты юлишь?!

Ну-ка, разденься! "Умелые руки"
Шили жилет на уроках труда,
Соборовали собаку на муки,
Знали б - сгорели бы все от стыда.

Из содержимого тощих карманов
Взял индикатор в полтысячи РАД
С выбранной честно, без всяких обманов
Дозой порядка двухсот шестьдесят.

Единоразовых. Это по скромным,
Собственным выкладкам, как у меня.
Определяясь для нужд хромосомных,
Very приличная величина.

Сев на колени, погладил собаку
За соответствие выбранных доз
И пришпандорил ее железяку
К сердцу, за пазуху, так то вот, пес!

В штольню всосались обычным порядком.
Местное действие… пробоотбор…
Молча… ужом и в тугую присядку
Вышли за первый к КБ взрыв-затвор.
А воротясь на дневную поверхность,
Выбив перчатки о память колен,
Глянул в ИД. В общем, закономерно.
В двойку умножил нейтроно-рентген.
Это я

Встреча через 25 лет

             
              Этой встречи я ждал много лет.  Конечно, мы переписывались в интернете, перезванивались, ребята читали мои записи в ЖЖ, комментировали. А встретиться "в живую" никак не получалось.
           Вот я назвал их "ребятами", для меня они на всю жизнь останутся такими, какими я знал их на Полигоне. Молодыми, задорными и азартными. И что главное -они такими и остались, не смотря на годы, заметно изменившими внешность и состояние здоровья. Ребята сохранили души!
           Вглядываюсь в их лица, и, вдруг до мене дошло -
  Ближе их у меня никого нет!     Кем я был для них во время совместной службы?   Старшим товарищем, в какой то-мере   начальником и наставником, может быть учителем. Но чтобы быть учителем надо чтобы тебя таковым признали те, кого ты хотел бы видеть своими учениками. 
           Да какая разница, кем я был для них! Главное, что несмотря на различие в возрасте, звании и опыте - наше общение было приятным. После долгих лет разлуки мы встретились, как будто на несколько дней разлучались по делам и теперь в конце недели собрались обмыть её успешное завершение.  Никакой отчуждённости, поиска контактной тематики в разговоре, как это бывает при встрече долго не видевших друг друга старых знакомых
. Не смотря на то, что каждый из нас прожил за эти годы не простой отрезок своей жизни.


  




                                            

          Рядом со мной Саша. Александр Фёдорович Кирюхин. Закончил службу на Полигоне подполковником, старшим научным сотрудником. Закончил, можно сказать добровольно, Уволившись по рапорту при ликвидации Полигона. С ничтожной пенсией вернулся в родной город Серпухов, где окончил среднюю школу, а затем Серпуховское командно-инженерное училище (ныне Серпуховской военный институт ракетных войск ). Офицер, и более того, испытатель ядерного оружия во втором поколении. Его отец в послевоенные годы окончил это же училище,  когда оно было авиационно- техническим и служил на авиационном полигоне Багерово в Крыму, с которого летали самолёты на бомбометание на ядерные полигоны. В 1954 году Сашин отец принимал участие в первом воздушном испытании водородной бомбы.
       После возвращения в родной город встал основной вопрос - на какие средства содержать семью? Приходилось браться за любую работу. Служил в охране предприятия, где быстро дослужился до должности начальника охраны, работал инструктором практического вождения и т.п. и т.д.  
В конце концов нашёл себя на работе в госкорпорации "Росатом". Насколько я понял, Александру осталось обустроить доставшуюся в наследство усадьбу в центре Серпухова и , можно считать, жизнь состоялась.         Владимир Кузьмич Ключников после ликвидации полигона пошёл другим путём. Он был переведён по службе в научно-испытательную часть 12 ГУ МО в г. Приозерск Ленинградской области.  К этому времени он, выпускник Томского политехнического института, дослужил до звания подполковник. Защитил кандидатскую диссертацию под непосредственным руководством Рудольфа Блинова. На новом месте служба не удалась. В те смутные 90-тые само существование ядерного оружия, не говоря уже о научных исследованиях вокруг него, находилось  в подвешенном состоянии. Да и коллектив части не пришёлся по душе сибиряку, вольготно чувствовавшему себя в широких казахстанских степях в кругу бескорыстных друзей-единомышленников. Но Кузьмич время даром не терял. Получил второе высшее образование, востребованное в то время, - юридическое. Усвоенные правовые знания потребил во благо своей семьи - добился получения всех льгот, предусмотренных законами о социальной защите чернобыльцев и ветеранов подразделений особого риска, вплоть до получения второй квартиры в качестве выделения положенной по закону дополнительной жилплощади. После увольнения со службы трудится юрконсультом в полиции ( рука не поднимается печатать это мерзкое слово!).
             Добился получения льгот - легко сказать. Но Володе это стоило коронарного шунтирования. После операции, в порядке реабилитации, он много путешествует. Вот и ко мне заехал по пути из Сербии домой. Этим путешествием он закончил своё знакомство с Балканским полуостровом. Следующий этап - Пиренейский полуостров.
            Оба мои гостя активно участвуют в общественной жизни, возглавляют ветеранские организации своих городов, выступают перед молодёжью с воспоминаниями, в отличии от меня, спустившего завод за годы больничного содержания и у которого хватает энергии только на воспитание собаки.
             Что было особенно приятно в нашем общении мне, набившему оскомину политическими инсинуациями на страницах ЖЖ, что в наших разговорах мы не упоминали "медвепутов", не костерили государственную думу не жаловались на жестокость времени. Время воспринимается ребятами как есть и каждый знает в нём свой правильный отсчёт.
              Беседа затянулась заполночь. Первой общество покинула жена, потом потихоньку отполз я, мне рано кормить и прогуливать Рэма, в замену себе я оставил дочь Оксану. Утром под столом стояло пять пустых бутылок. Хорошо поужинали язвенники и трезвенники в купе с сердечниками!
              Оследняя фотография в средине следующего дня перед отъездом друзей получилась с более
светлыми лицами.

                  
Это я

За здравие друга!

                                                                                 

                       Получил сегодня письмо от Володи (теперь уже Владимира Кузьмича) Ключникова. Одного из последних сталкеров Полигона, покинувшего Полигон одновременно с его ликвидацией. Несколько месяцев назад Володя перенёс операцию на сердце, шунтирование аорты, прошёл реабилитацию в санатории и теперь сообщил, что он надежно стоит на ногах. Ему я очень рад, с чем поздравляю его и его супругу Татьяну Петровну. Кстати, тоже из испытателей ядерного оружия. Особенно поздравляю Татьяну. Тяжело болеть не легко, но ещё тяжелее быть рядом с тяжело больным человеком.

                         По себе знаю. Лежишь на больничной койке готовый ко всему, доверившись медицине. Вокруг вертятся врачи, медсёстры, и прочие медработники. Осмышлеваешь прошлую жизнь, даёшь сам себе зароки на будущую, если она представится. Я зарекался курить, если выживу. И вот уже 12 лет выдерживаю зарок. В это время жена и дочь мечутся  между домом, работой и больницей, стараясь угодить больному, да ещё и медперсоналу. Вздрагивают от каждого звонка, особенно после того, когда лечащий врач подготовил: -готовьтесь к самому худшему.

                          Ещё раз поздравляю семью Ключниковых с успешным завершением сердечной эпопеи.

                           Обрадовал Кузьмич меня своим выздоровлением и ещё признанием правильного стиля моей попытки поделиться с читателями своим прошлым, целиком связанным с Полигоном. Эти слова многого стоят: « С удовольствием читаю Ваши повествования в ЖЖ. Я всегда знал, что Вы мастер "излагать научный материал". Изложение "бытового материала" только укрепляет Ваше реноме мастера!».

                            Ещё один человек понял, что я стараюсь сохранить в своих записках. Это не трудовые и научные подвиги, не встречи с людьми, которые у всех на слуху, что обычно ожидают от воспоминаний, а повседневную, бытовую сторону жизни людей, поставленных в особые условия особым временем истории, которое неумолимо уходит и скоро уйдёт вместе с нами.