Tags: Кирюхин

Пишу!

Радиохимический отдел

                                             Они могли бы назвать Турапина учителем
 


    На фотографии, снятой в середине 60-х годов прошлого столетия, Сергей Лукич Турапин со своими молодыми и, как потом оказалось, самими перспективными офицерами  Матущенко А.М., Волковым А.Н.и Лоборевым В.М.
     На снимке о отсутствуют двое их одноклассников Кожара В.И. и Белоусов В.Я. Белоусов не долго прослужил на Полигоне и не оставил о себе памяти в отделе, по крайней мере я не слыхал упоминания его фамилии из уст сослуживцев. О Василии Игнатьевиче я писал в канун его 75-летнего юбилея: http://ogolovok.livejournal.com/35382.html 
     Я предлагаю познакомиться с этими ребятами, что называется, от первого лица. Анатолий Николаевич Волков подготовил свои воспоминания для исторического сборника о Семипалатинском ядерном испытательном полигоне, который не успел довести до публикации Анатолий Михайлович Матущенко. Часть материалов , предназначенных для помещения в этот сборник мне предоставил Александр Фёдорович Карпухин, ставший, как бы, наследником этих материалов.
     Внимательный читатель мог обратить внимавние, что я, представляя фотографию, назвал ребят "офицеры", вместо привычного "ученики", как я говорил о них в других публикациях. Дело в том, что я перечитал воспоминания нескольких сотрудников радиохимического отдела и ни кто из них не называл Сергея Лукича своим учителем. Почётный титул "Учитель" был присвоен  с лёгкой руки Рудольфа блинова, был подхвачен Саматом Смагуловым, и,  с особой гордостью, воспроизводился последней популяцией учеников Турапина http://ogolovok.livejournal.com/18094.html.
     Такое забвение заслуг того, кто показал путь в науку и дал движение по нему хотябы лёгким шлепком по заднице, как то не обычно выглядит. Этот феномен предстоит ещё изучить!
    
Collapse )
Пишу!

Поздравляем юбиляра!


14 марта 2012 г. 11:02
С баяном по жизни!
В Серпухове, на улице космонавтов проживает удивительный человек - Федор Данилович Кирюхин. Этого героического старика с нелегкой солдатской судьбой в микрорайоне улицы Чернышевского знают почти все.

Читать дальше...

      От имени ветеранов Семипалатинского ядерного полигона, сослуживцев сына юбиляра,  поздравляю Фёдора Даниловича Кирюхина с 85-летием. Сердечно желаю сохранить бодрость и жизненную энергию на долгие годы!
      Особенно хочу сказать спасибо за воспитание сына Александра Фёдоровича, который по-праву был гордостью коллектива испытателей и теперь продолжает достойно представлять нас в этой, не совсем понятной для нас, жизни!

Ветеран ПОР

Замечательные люди

                                 Памяти Вадима Афанасьевича Логачёва

     Сегодня случился долгожданный звонок от Александра Фёдоровича Кирюхина. Начал он с печального известия - на 86 году жизни скончался один из последних свидетелей всей истории ядерных испытаний в СССР доктор технических наук, профессор В.А. Логачёв.
     Позднее получил пересланное Соматом Смагуловым  сообщение одного из руководителей РФЯЦ-ВНИИТФ Александра Николаевича Щербины  с его оценкой научной деятельности покойного:              
          Вадим Афанасьевич масштабная личность, учёный - радиохимик высочайшей квалификации.

          Можно только удивляться, где брал силы столько лет кататься из Москвы в Курчатов и активно работать в Координационной группе.

         По существу, он был единственным , кто обладал полнотой информации по боевым радиоактивным веществам и знал историю их отработки в первые годы холодной войны.

         А практические наставления для войск и населения, как уберечься от радиации в полевых условиях, отличались исключительно чётким подходом, без лишних слов и научного словоблудия.


   Вот он на фотографии рядом с генералом Шидловским Г. Г. уже в преклонном возрасте на открытии памятного камня в честь испытателей Семипалатинского ядерного полигона. Полигона, которому он отдал большую часть своей жизни и остался верен ему даже после его ликвидации, помогая учёным Казахстана вернуть земли полигона в хозяйственный оборот.
   Я был знаком с Вадимом Афанасьевичем с 1966 года, присутствовал в обсуждениях с его участием научных противоречий, возникших между моими учителями Константином Ивановичем Гордеевым и Сергеем Лукичом Турапиным. Не стесняясь признаюсь, что слушал с открытым ртом, как он ненавязчиво, с особой интеллигентностью, разводил спорящих, легко вникая в причины их ошибочных толкований одних и тех же результатов.
    Убедительную демонстрацию его скромности является этот снимок. На нём Вадим Афанасьевич, стараясь не выделяться блеском своих военных и трудовых наград сидит у стеночки на торжестве, посвящённом чествованию ветеранов войны на кануне Дня Победы  6 мая 2010 г. в Федеральном медицинском биофизическом центре им. А.И. Бурназяна  (бывшем ИБФ Минздрава СССР), где он до конца жизни работал ведущим научным сотрудником.

     Последний раз я совершенно случайно встретился на прогулке по насыпи, по которой прокладывалось шоссе к строящемуся мосту, соединившему район Строгино со станцией метро "Щукинская". Я тогда ещё служил на Полигоне, а он, закончив военную службу в Военной академии химической защиты, продолжил научный труд в ИБФ,  корпус которого был перед нами на противоположном берегу Москва-реки.   Я похвалился Вадиму Афанасьевичу, что мы будем коллегами, так как Константин Иванович, уже в качестве зам. директора ИБФ , приглашает работать в институт после приближающегося увольнения в запас.
     Но не сложилось. Авария на Чернобыльской АЭС сорвала все мирные намерения. Гордееву я позвонил уже из Чернобыля и извинился, что не оправдал его ожидания. В ответ получил: "Конечно, там же больше платят!". Этот упрёк преследует меня оставшуюся жизнь. Не стану же я объяснять, что разочаровался в науке, которой он был предан, убедившись в Чернобыле в её беспомощности.
      Потом из – за взятого  в основу общения, неизвестно откуда позаимствованного, зековского принципа  «Не жди, не бойся, не проси!» с собственным дополнением - «Не навязывайся!» , я потерял связь с людьми, дружбой с которыми надо было дорожить.
      Простите, Вадим Афанасьевич, меня за то, что за столько лет ни разу не поинтересовался Вашим самочувствием, не предложил хоть какую-нибудь минимальную помощь.
      Простите меня все, кого я обидел своим невниманием!
Это я

Встреча через 25 лет

             
              Этой встречи я ждал много лет.  Конечно, мы переписывались в интернете, перезванивались, ребята читали мои записи в ЖЖ, комментировали. А встретиться "в живую" никак не получалось.
           Вот я назвал их "ребятами", для меня они на всю жизнь останутся такими, какими я знал их на Полигоне. Молодыми, задорными и азартными. И что главное -они такими и остались, не смотря на годы, заметно изменившими внешность и состояние здоровья. Ребята сохранили души!
           Вглядываюсь в их лица, и, вдруг до мене дошло -
  Ближе их у меня никого нет!     Кем я был для них во время совместной службы?   Старшим товарищем, в какой то-мере   начальником и наставником, может быть учителем. Но чтобы быть учителем надо чтобы тебя таковым признали те, кого ты хотел бы видеть своими учениками. 
           Да какая разница, кем я был для них! Главное, что несмотря на различие в возрасте, звании и опыте - наше общение было приятным. После долгих лет разлуки мы встретились, как будто на несколько дней разлучались по делам и теперь в конце недели собрались обмыть её успешное завершение.  Никакой отчуждённости, поиска контактной тематики в разговоре, как это бывает при встрече долго не видевших друг друга старых знакомых
. Не смотря на то, что каждый из нас прожил за эти годы не простой отрезок своей жизни.


  




                                            

          Рядом со мной Саша. Александр Фёдорович Кирюхин. Закончил службу на Полигоне подполковником, старшим научным сотрудником. Закончил, можно сказать добровольно, Уволившись по рапорту при ликвидации Полигона. С ничтожной пенсией вернулся в родной город Серпухов, где окончил среднюю школу, а затем Серпуховское командно-инженерное училище (ныне Серпуховской военный институт ракетных войск ). Офицер, и более того, испытатель ядерного оружия во втором поколении. Его отец в послевоенные годы окончил это же училище,  когда оно было авиационно- техническим и служил на авиационном полигоне Багерово в Крыму, с которого летали самолёты на бомбометание на ядерные полигоны. В 1954 году Сашин отец принимал участие в первом воздушном испытании водородной бомбы.
       После возвращения в родной город встал основной вопрос - на какие средства содержать семью? Приходилось браться за любую работу. Служил в охране предприятия, где быстро дослужился до должности начальника охраны, работал инструктором практического вождения и т.п. и т.д.  
В конце концов нашёл себя на работе в госкорпорации "Росатом". Насколько я понял, Александру осталось обустроить доставшуюся в наследство усадьбу в центре Серпухова и , можно считать, жизнь состоялась.         Владимир Кузьмич Ключников после ликвидации полигона пошёл другим путём. Он был переведён по службе в научно-испытательную часть 12 ГУ МО в г. Приозерск Ленинградской области.  К этому времени он, выпускник Томского политехнического института, дослужил до звания подполковник. Защитил кандидатскую диссертацию под непосредственным руководством Рудольфа Блинова. На новом месте служба не удалась. В те смутные 90-тые само существование ядерного оружия, не говоря уже о научных исследованиях вокруг него, находилось  в подвешенном состоянии. Да и коллектив части не пришёлся по душе сибиряку, вольготно чувствовавшему себя в широких казахстанских степях в кругу бескорыстных друзей-единомышленников. Но Кузьмич время даром не терял. Получил второе высшее образование, востребованное в то время, - юридическое. Усвоенные правовые знания потребил во благо своей семьи - добился получения всех льгот, предусмотренных законами о социальной защите чернобыльцев и ветеранов подразделений особого риска, вплоть до получения второй квартиры в качестве выделения положенной по закону дополнительной жилплощади. После увольнения со службы трудится юрконсультом в полиции ( рука не поднимается печатать это мерзкое слово!).
             Добился получения льгот - легко сказать. Но Володе это стоило коронарного шунтирования. После операции, в порядке реабилитации, он много путешествует. Вот и ко мне заехал по пути из Сербии домой. Этим путешествием он закончил своё знакомство с Балканским полуостровом. Следующий этап - Пиренейский полуостров.
            Оба мои гостя активно участвуют в общественной жизни, возглавляют ветеранские организации своих городов, выступают перед молодёжью с воспоминаниями, в отличии от меня, спустившего завод за годы больничного содержания и у которого хватает энергии только на воспитание собаки.
             Что было особенно приятно в нашем общении мне, набившему оскомину политическими инсинуациями на страницах ЖЖ, что в наших разговорах мы не упоминали "медвепутов", не костерили государственную думу не жаловались на жестокость времени. Время воспринимается ребятами как есть и каждый знает в нём свой правильный отсчёт.
              Беседа затянулась заполночь. Первой общество покинула жена, потом потихоньку отполз я, мне рано кормить и прогуливать Рэма, в замену себе я оставил дочь Оксану. Утром под столом стояло пять пустых бутылок. Хорошо поужинали язвенники и трезвенники в купе с сердечниками!
              Оследняя фотография в средине следующего дня перед отъездом друзей получилась с более
светлыми лицами.