Tags: Замечательные люди

Это я

Андрей Иллеш

              Андрей Иллеш: «Я писал критические материалы и даже гордился тем,
                                 что после моей заметки было 87 человек посажено, двое расстреляны.                                              Теперь я ненавижу себя за это»

                Только безупречно честный человек мог сделать такое публичное признание!
                Друзья! Давайте вспомним этого сильного человека - писателя, журналиста, путешественника.   Если бы он не покинул нас три с половиной года назад, то сегодня праздновал бы свою  66 - летнюю годовщину.
                 Несмотря на заочное знакомство и недолгое общение в Живом Журнале, я мог бы бесконечно говорить об этом замечательнои человеке и его творчестве. Но  кратко и ёмко не смог бы дать оценку его жизни  так, как это смог сделал писатель и публицист Денис Драгунский:  
             " Он был действительно великим журналистом. Он делал такие материалы, которые сейчас, к сожалению, в эпоху Интернета и всеобщей халтуры, никто делать не умеет и не хочет. Я никогда не забуду его работы по Чернобылю, как и  совершенно потрясающую серию его репортажей о южнокорейском "Боинге" – это была просто целая книга, которая  потом, собственно, из этого материала и сложилась.
Он был мастером сенсаций, мастером репортажей – и делал все это сам, ездил по всей стране, общался с людьми всех чинов и званий, всех положений, и поколений.
 Я прекрасно помню их дом – я дружил с ним и с его женой Леной Иллеш. Я помню, как Андрюша привозил из каких-то дальних командировок какие-то экзотические лакомства – медвежатину, кабанятину – и угощал нас. У него был прекрасный открытый дом."
          Когда я вчитался в его, как он называл, "опусы"  из жизни гражданина
N, потом в подаренных им "Записках безбелетника" буквально утонул в глубинах его   ярких,образных повествованиях  на истинно русском языке.  Почему-то вспомнились строчки из Евгения Евтушенко:
Комаров по лысине размазав,

Попадая в топи там и сям,
Автор нежных, дымчатых рассказов
Шпарил из двустволки по гусям.
        Я спросил Андрея Владимировича, не ему ли были адресованы эти строки? Нет, -ответил он мне, - это посвящение настоящему писателю Юрию Казакову. Этим ответом он открыл для меня ещё одного носителя настоящего русского языка!
        Подражать прозе этих корифеев повествования невозможно. Можно только держать перед собой в качестве недосягаемого эталона. Мне хотелось бы придать литературность тем страницам, на которых я оставлял память о жизни  Полигона. Не рассчитывая на взаимность я попросит о помощи Андрея Владимировича посчитав своим, после того, как он признался, что нелегально посетил Полигон в составе курчатовской экспедиции. И он отозвался. Только просил выслать материалы в печатном виде, так как ещё не вполной мере овладел навыками чтения с экрана компьютера. Я уже было подготовил план опорожнения закромов своей памяти, но, увы! - безжалостная болезнь сразила  моего
несостоявшегося литературного консультанта. Ушёл Андрей Владимирович и вместе с ним мой  интерес к творчеству. Ну, не вяжутся слова так, чтобы текст стал достойным внимания читателя!

        Не возможно сохранить память об ушедшем времени так, как удалось это сделать Андрею Иллешу. Тем, кто имеет намерение познать наше прошлое без прекрас и превзятости  советую - обратитесь к его документальной прозе!

Это я

Памяти Бориса Немцова

            Кто наступил на бабочку? или не Cherchez la femme
У великого американского фантаста Рэя Бредбери есть рассказ, который называется «И грянул гром». Сюжет рассказа весьма нравоучителен. Его герой, совершая путешествие в прошлое, случайно сходит со специальной туристической тропы и наступает на бабочку. Вернувшись в настоящее, он с ужасом обнаруживает, что весь ход истории из-за этого пошел иначе, и в его стране правит негодяй, который перед его путешествием в прошлое проиграл выборы.
В нашем случае в качестве бабочки, прости Господи, выступает Борис Немцов. Я твёрдо уверен, что его трагическая гибель оказалась совершенно случайна. Не следует её конспирилогировать и политизировать. Её причина  - трагическое стечение обстоятельств, связанных в единый узел криминогенной ситуацией в нашей столице и бесшабашным поведением потерпевшего, отнесёного самим собой в категорию бессмертных.
А события развивались так. За два часа до своей смерти Борис вышел из редакции радиостанции на Новом Арбате и в отличном настроении, с чувством выполненного долга, поспешил в сторону ГУМа на встречу с юной подругой - Анной. Парочка уютно разместилась в кафе, но надежду на уединение нарушала компания за соседним столиком. Парни, по виду хозяева торговых рядов, путаясь в оборотах родной и русской речи темпераментно обсуждали свои деловые проблемы. Естественно, русские фрагменты их разговора были не для девичьих ушек. На это и обратил внимание Борис, с присущей ему доброжелательностью. Однако этим замечанием он привлёк внимание разгорячённых парней к своей подруге. Послышались неуклюжие шуточки по поводу возрастного несоответствия пары, гортанные предложения гарантированной сексуальной помощи. Этого Борис вытерпеть уже не мог. В порыве возмущения пытался понтами своего особого положения в, стране где егор оппоненты только гости, призвать их к порядку. Реакция парней была соответствующая их самомнения, однако, успокаивая друг друга,  они притихли. Конечно, не удержавшись пообещать скорой встречи. Вскоре компания покинула кафе даже не оглядываясь на парочку за соседним столом. Борис посчитал, что инцидент исчерпан, да и в следствии своей натуры, просто выбросил из памяти.
Закончив ужин , парочка направилась к себе на Ордынку, путь к которой лежал по Васильевскому спуску и Большому Москворецкому мосту, с которого открывался красивейший вид на выпятившиеся подсветкой стены и башни Кремля. Анна любовалась этой красотой, даже не омрачённой весенней моросью, к которой ещё не успела привыкнуть за время нечастых посещений столицы. Борис задумчиво смотрел под ноги, думая о том, что если бы сбылось обещание Бориса Николаевича, он мог бы полным хозяином этих красот. Если бы Путин не перехватил инициативу своей кагебешной надёжностью.
Среди обгонявших нашу пару бесчётного количества машин одна сбавила ход: - Стой, братан, кого мы видим! Это же тот престарелый пререц, что помешал нам закончить базар. Сейчас я из него буду делать чурку!  Гибкий джигит ловко перескочил через отделявший проезжую часть парапет и перезарядив пистолет устремился в догонку парочки. Свой внезапно возникший преступный замысел он выполнил автоматично. Следуя бандитскому инстинкту открыл огонь в спину жертвы и, не надеясь на надёжность своего переделанного газовика и старых, набранных по случаю,  патронов, всадил всю обойму в ненавистного хозяина жизни. Последний щелчёк ударника был сделан в сторону сжавшийся в клубочек девушки, но выстрела не последовало. Пистолет уже был пустым. Сходу вскочил в притормозившую  машину и махнул рукой напарнику: - Гони! Машина в общем потоке пролетела оба моста, свернула под мост и и затерялась в переулках Замоскворечья.
Дальше мы становимся свидетелями мифотворчества. Среди седаков мчавших мимо автомобилей и робко жавшихся к стенке парапета прохожих не сразу нашёлся человек, тронутый чужим горем. В дежурную часть ОВД "Китай горд" поступило сообщение в котором уже было названо имя пострадавшего. Дежурный был натаскан на неординарные случаи, всегда возможные в этом районе. Поэтому посланный дежурный экипаж сразу же получил необходимую инструкцию. Низшие полицейские чины, а чуть позже их начальники, сообразили, что в интересах их карьеры следует держаться версии терракта хорошо спланированного терракта. Признание возможности нападения гопников  нападение на их земле обойдётся для них дороже. Всё же они органы поддержания общественного порядка, а не антитеррористическая сила. Следовательно, этот трагический случай необходимо перевести в епархию "большого брата" с Лубянки.  Дальше в этом ключе пошла обработка свидетелей и улик.
Я не буду приводить доказательства своей версии. Их больше чем достаточно на страницах интернета в разрозненном виде и пытливый читатель может их найти с помощью поисковых систем, вводя в строчку поиска отдельные фразы из этого поста.
Причём бабочка? А при том, что трагическую случайность охотно подхватили все противостоящие политические силы и трактуют в своих интересах. Но возможно ли понять, что они в этих интересах преследуют? По мне, пак только захватить личную власть. О смене общественного строя не может быть и мысли.
А на бабочку наступил сапог опытного полицейского!
Бориса жалко! Он до конца оставался младшим научным сотрудником не смотря на головокружительное восхождение и следующий провал. Согласен с Хазбулатовым: - Немцов занимался политикой от скуки.
Это я

Байки из прошлого

                 Берегись осетра!
    Человеческая память ассоциативна, то есть некоторое воспоминание может порождать большую связанную с ним область. Один предмет напоминает нам о другом, а этот другой о третьем. Если позволить нашим мыслям, они будут перемещаться от предмета к предмету по цепочке умственных ассоциаций. Так говорит наука. И в повседневной жизни мы в этом убеждаемся. По крайней мере я. original
       Вот и теперь. Увидел в инете эту гифку и сразу память перенесла меня с берега океана на берега родного Иртыша, а вместо акулы выпрыгнул привычный нам осётр. Очень похожий на акулу, но существенно отличающийся тем, вместо живородившихся акульих мальков мог бы дать пару килограммов чёрной икры, о цене на которую я сейчас боюсь даже спросить!
      Дальше - больше! передо мной открылся наш любимый уголок берега, под лестницей, по которой мы спускались на пляж. Берег, который и за прошлые годы мало чем изменился, в чём  меня убедила наша прелестная землячка Наталья Неволина , посетившая этот берег и оставившая об этом память .
Лестница Оторвите взгляд от Натальи и переведите его на дорогу, которая как бы вытекает из рукава Натальи и течёт  в право в сторону дач. За дорогой протекает узкий рукав Иртыша, который мы называли "Проточная протока". Он отделяет пойму от острова, который был не только любимейшим местом семейного отдыха, но и встречь влюблённых пар, которые , вроде бы встретившись на виду всего городка, взошедши на остров сразу же оказывались в уединении.
Вот на эту проточную протоку меня и переместила  моя ассоциативная память .  Вернее к её началу, где был каменистый перекат, по которому можно было перейти на остров не замочив трусов даже в полноводье. Вот этот перекат и стал местом нашей истории.
      А героем истории был интереснейший человек Игорь Алексеевич Могильный. На фотографии ниже вы его узнаете как не заросшего бородой.
      С Игорем Алексеевичем мы познакомились в 1970 году, когда я выступил инициатором радиационных исследований на ядерном реакторе РВД или ИГР, детище великого Курчатова. Могильный был в то время главным инженером 10 экспедиции, которая
Могильный
готовилась к приёмке завершаемого строительством реакторного комплекса "Байкал-1", предназначенного для испытаний  реакторов ядерных ракетных двигателей. На стареньком реакторе ИГР планировалось испытание на термическую стойкость тепловыделяющих элементов реакторов ЯРД и я предложил попутно исследовать выход осколков деления и ядерного топлива в теплоноситель. Результаты этого исследования должны были лечь в основу прогнозирования радиационной обстановки на испытательных стендах и на территории Полигона тогда, когда реакторы "Байкал-1" заработают на полную мощность с выбросом рабочего тела в атмосферу. Рабочее тело, он же охладитель реактора - водород,  разогретый в реакторе до температуры 3 000°К должен был создавать реактивную струю с импульсом порядка 2 000 с., что в три раза превышает возможности лучшего жидкостного ракетного двигателя, планировалось  использовать при полётах  в дальний космос.
       Игорь Алексеевич проявил не только интерес к нашим исследованиям, но и принял непосредственное участие в их подготовке. Можно сказать, собственноручно разработал оригинальный фильтр, позволяющий отфильтровывать от радиоактивных частиц поток  в несколько килограммов водорода в секунду, что было не простой инженерной задачей. Так же разработал конструкцию пробоотборной сборки, использование которой значительно снижало облучение оператора. Коим в первой серии испытаний приходилось служить мне. Главное, что используя, как теперь говорят, свой административный ресурс, изготовил эти устройства в экспериментальных мастерских Байкала-1, владеющих на то время передовыми технологиями.
        Второй человек на фотографии, с классической бородой физика-курчатовца, Николай Могилатов. Во время нашего знакомства контролирующий физик на реакторе ИГР, а в дальнейшем руководитель высокого ранга объекта "Байкал-1". Можно было бы пошутить, что руководители проекта ЯРД подбирались с характерными фамилиями!
       Вот теперь пришли к тому, что бы понять как сложилась ассоциативная цепочка от первой до третьей фотографии.
       В один из невыносимо жаркий день конца лета Игорь Алексеевич решил провести свой, не часто получающийся, выходной день на Иртыше. В насколько возможно обнажённом виде, вместе со своей красавицей женой, вызывая у отдыхающих зависть своей стройностью и рельефностью фигуры, подошли к перекату в протоке, чтобы уединиться на острове. Игорь небрежно нёс заброшенную на плечо пляжную сумку, жена, осторожно переступая с камешка на камешек, несла в руке босоножки. Вдруг внимание пары привлёк плеск в воде на перекате. Присмотревшись увидели метрового осетра, севшего на мель, и предпринимавшего яростные попытки вырваться на большую воду. У Игоря взыграл охотничий инстинкт, пересиливший рациональность физика-экспериментатора. Сорвав с плеча сумку и кинув её в руки жене, наш охотник всем своим телом обрушился на несчастную жертву обмеления.  Осётр, почувствовав свой кирдык, что на родном ему казахском языке означает "гибель",  рванулся из последних сил и торпедой вылетел на глубину. Игорь вскочил, намериваясь продолжить охоту, но увидев окрашенную в красное воду ниже места схватки, осмотрел себя выше пояса. На теле от сосков до пупа пролегли четыре кровавые борозды, которые тянули на телесные повреждения средней тяжести. Стоял растерянный Игорь Алексеевич, растопырив руки, ещё не ощущая боли, но уже понимая её неумолимое приближение. К месту происшествия стали собираться отдыхающие. Среди них конечно оказались медработники, которые и соорудили перевязку из майки пострадавшего  и других подручных материалов.  В сопровождении сочувствующих Игорь своим ходом направился к лестнице на набережную. Правда, кто-то рванул к ближайшему телефону в Доме офицеров и  на Советской его уже ждала скорая помощь.
       Свой не долгий отдых Игорь Алексеевич  закончил на койке травматологического отделения госпиталя с твёрдым убеждением, что шипы на осетрах, да и других рыбах, Господь создал не для красоты, а для обороны.
       Осталось констатировать, что тот парень на гифке, которая спровоцировала мой сеанс воспоминания, отделался легко всего лишь одним порезом на плече.
Это я

ОПАЛЕННЫЕ В БОРЬБЕ ПРИ СОЗДАНИИ ЯДЕРНОГО ЩИТА РОДИНЫ

               МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
             НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ЯДЕРНОМ ПОЛИГОНЕ

     
        Реальные планы США применения атомного оружия против Советского Союза вызвали
необходимость  изучения  поражающих факторов ядерного оружия, разработать индивидуальные и коллективные
средства защиты, выработать способы минимизации последствий масштабного
применения ядерного оружия противником. Информация о поражающих факто-
рах, которой располагали ученые СССР, была ограничена и носила отрывочный
характер. Сведения, полученные американскими учеными при испытаниях пер-
вых атомных изделий в полигонных условиях и результаты бомбардировок япон-
ских городов Хиросимы и Нагасаки, были недоступны для наших специалистов.
      Необходимые сведения можно было получить только в широкомасштабных поли-
гонных исследованиях, включающих медико-биологические эксперименты на
животных с переносом результатов наблюдений на человека с учетом анатомо-
физиологических особенностей человека и животных.
       Задолго до первого испытания РДС-1 началась подготовка спе-
циалистов. Основными базами подготовки медиков и биологов был Главный во-
енный госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко и Институт биофизики Минз-
драва. В их подготовку большой внесли А.П. Егоров, Н.А. Куршаков,
И.С. Глазунов, М.П. Домшлак, П.Д. Горизонтов и др. Подготовка продолжа-
лась и непосредственно на полигоне с учетом планируемых широкомасштабных
медико-биологических исследований действия поражающих факторов ядерно-
го взрыва на животных, защитных свойств различного рода фортификацион-
ных сооружений, боевой техники (танки, бронетранспортеры, самолеты и др.),
гражданских и промышленных сооружений. Для проведения занятий привле-
кались такие видные ученые, как О.И. Лейпунский (физика гамма-излучений),
 А.А. Ямпольский (физика нейтронного излучения), М.С. Зикаев (дозиметрия),
Д.С. Гродзинский (радиобиология), В.Б. Фарбер (гематология).
        В составе формировавшихся научных подразделений полигона было органи-
зовано медико-биологическое направление. В его структуре четко определились
направления предстоящих исследований поражающих факторов ядерного
взрыва. Направление включало клинико-гематологическое (начальник В.Б.
Фарбер), физиологическое (начальник Д.Е. Гродзинский), микробиологическое
(начальник Н.И. Александров), патоморфологическое (начальник М.И. Беля-
нин), фармакологическое (начальник П.П. Саксонов), рентгенологическое (на-
чальник И.Н. Иванов), дозиметрическое (начальник К.М. Конюхов) отделения,
клинику и виварий (начальник Ф.П. Булимов). Руководителем направления
был утвержден профессор С.С. Жихарев (физиотерапевт), имевший опыт про-
ведения экспериментальных исследований, а его заместителем – профессор
Л.М. Богин (клиницист).
       Численный состав направления достигал около 150 человек. Научный со-
став формировался в основном из офицеров-фронтовиков, обладавших фронто-
вым организаторским и лечебным опытом, что имело определяющее значение в
решении сложных задач, особенно в начальный период. К исследованиям так-
же постоянно привлекались ученые из других военных и гражданских научно-
исследовательских институтов (Военно-медицинской академии, ИБФ Минз-
драва в др.), а также врачи и фельдшеры из войсковых частей. При проведении
исследований большую помощь постоянно оказывало руководство полигоном и
вышестоящих организаций. Особенно следует отметить заместителя министра
здравоохранения СССР А.И. Бурназяна.
       За время существования полигона медико-биологического исследования
проводили в том или ином объеме при многих взрывах. Особенно они были ма-
штабными при первых испытаниях. В опытах было использовано много тысяч
разных животных. С каждым опытом повышалась глубина проводимых иссле-
дований, рос научный потенциал коллектива. По материалам исследований за-
щищалось много кандидатских и докторских диссертаций. Следует отметить,
что и к началу испытаний научная подготовка медицинского направления была
наиболее высокая среди других направлений. Руководители направлений были
кандидатами и докторами наук.
    Медикобиологический
     Офицеры медико-биологического отдела образца шестидесятых - семидесятых годов 20-го века.
На фотографии слева на права в первом ряду:   Козыра А.К., В.А., Василенко И.Я. - начальник отдела,
Классовский Ю.А.,-  зам. начальника отдела, Дрозд А.И., Барсуков Б.Н..
Второй ряд: Кабишев Эдуард, Бронников Алексей, Ильченко Евгений, Евдокимов, Вялых Василий,
Горлов. В третьем ряду: Харьков Юрий, Краснокуцкий Владимир, Белецкий, ?, Жидков Владимир,
Каганов Валерий.
     Из этого коллектива закончили службу на Полигоне  с учённой степенью "Кандидат медицинских наук"
девять человек и "Доктор медицинских наук" Василенко И.Я. и Классовский Ю.А. - достойный  результат для
любого научного коллектива.  Иван Яковлевич , Юрий Алексеевич и уволенный в запас до этого фотографирования доктор медицинских наук Рядов Виктор Георгиевич продолжили научные исследования уже в  должностях
начальников отделов Института биофизики, который теперь Федеральное государственное учреждение науки "Государственный научный центр - Институт биофизики Федерального медико-биологического агентства"
       Я, в свою очередь, имел честь принимать участие в исследованиях этого коллектива в части проведения измерений активности биологических образцов и расчёта дозных полей в месте выставления опытных животных. В 1967 году
в течение всего периода подземных испытаний по заданию начальника отдела сопровождал дозиметрическими и радиометрическими измерениями исследования соотношения между внешним и внутренним облучением собак,
расположенных в подземных горных выработках после ядерных взрывах в штольнях. В этих работах был милейший
человек майор ветеринарной службы Малахов Алексей Яковлевич. Кроме того, у меня есть авторское свидетельства в соавторстве с Владимиром Краснокуцким и Василием Вялых, засвидетельствовавшее наш приоритет в разработке модуля размещения опытных животных в облучательных опытах.
       Так как я не достаточно владею медико-биологическим словарём для того, что бы в полной мере смог бы донести до читателей историю и заслуги этого научного коллектива, воспользуюсь воспоминаниями Ивана Яковлевича Василенко,
доктора медицинских наук, профессора, академика РАЕН, лауреата Государственной премии СССР,
полковника медицинской службы, начальника отдела в 60-х, 70-х годах прошлого века.
Collapse )
Это я

Дети Полигона

                                                    Мисс Полигон
   
Не пора ли нам замахнуться на не принятый в наше время, но популярный теперь конкурс "Мисс Полигон". В нашем случае, конечно, виртуальный. Это предложение возникло у меня, когда я в "Одноклассника" увидел Навталью Неволину и заинтересоваввшись, не является ли она дочерью нашего сослуживца Юрия Неволина, решил порыться в её аккаунте. Содержание её фотоальбома поразил меня.  Я увидел эту девушку рядом, -  да что там рядом! - в обьятиях таких личностей, которых раньне встречал только на обложках журналов или экране телевизора.
Шахназаров) Вот первая фотография:  Каждый, кто даже слегка интересуется искусством кино, узнает Карена Шахназарова. Особенно те, кто участвует в острых дискуссиях на шоу Владимира Соловьёва. В них Карен отличается необычайным для наших политических споров здравомыслием.
     Я не буду загромождать фотографиями пост, выставлю их отдельным пакетом, иначе увлекшись такой красотой читатели пропустят историю самой нашей героини.
     Родилась она и выросла, как сама шутит, в самом известном и счовершенно секретном городе Курчатове в 1975 году в семье Владимира и Валентины Неволиных. Выросла, как многие считают или от невежества или в спекулятивных целях, в обставновке жуткой радиационной опасности. Правда, как я ни старался непривзято выявить в её внешности и поведении признаков лучевого поражения, ничего не обнаружил. Дай Бог, чтобы все облучённые так привлекательно, не побоюсь сказать, соблазнительно, выглядели и фонтанировали неуёмной жизнерадостностью!  Актёрское мастерство освоила в Ярославском театральном институте и аак профессиональная актриса ложной скомностью не страдает. Говорит о себе: — Живая, темперамента мне не занимать, скромно замечу ...не без таланта...
Могу быть и лирической и характерной. Работала с режиссером Виктором Розовым в спектаклях для детей на базе Центрального детского театра, так же в нескольких частных театрах. Снималась в  сериалах "Гуров", "Прокуроская проверка" серии "Бесогон", в главной роль "Кулаги и партнеры", серия "Брачные аферисты", в художественном фильме  "Алая вишня" производство Китай -Россия,"Тимур и его командос", продюсирую спектали, кинофестивали, агент артиста Александра Цуркана.
     Люблю рыбалку и любовью заниматься на природе. Но это уже не относится к проф.деятельности. Эти признания Натальи утверждают, что эта девочка выросла на берегу великого Иртыша в условиях дикой природы, не смотря на то , что ариол обитания был ограничен колючкой со сторожевыми вышками по углам периметра.
Пульт   На этой фотографии Наталья с актёром театра и кино и интереснейшим человеком Александром Цуканом у пульта управления опытным полем, с которого было проведено первое ядерное испытание на Семипалатинском ядерном полигоне.  Они в 2014 году провели творческую поездку по Алтаю и Восточному казахстану с посещением родного городка Натальи - Курчатова.
     На этом , мне кажется, я могу звкончить текстовую часть агитационной кампании за свою кандидатуру на титул "Мисс Полигон" и в дальнейшем продолжить знакомство с претинденткой по фотографиям.
     Единственное хочу пожелать в слух - это то, чтобы нашу героиню не постигла судьба её героини:





                    Не зарикайся
    Чтобы раскрыть диапазон творческих контактов Натальи Неволиной покажу ещё несколько фотографий.  Надеюсь, персонажи, изображённые  на этих фотографиях, в представлении не нуждаются!
Collapse )
Это я

Организаторы советского атомного проекта

        История создания памятника И.В. Курчатову
Рассказывает Леонид Павлович Волков, профессор, доктор технических наук, лауреат Государственной премии, заслуженный конструктор РФ.
C 1955г., т.е. практически с момента организации нового ядерного центра, в течение почти 25 лет Л.П.Волков в РФЯЦ-ВНИИТФ.  Участвовал  к разработке методов регистрации быстропротекающих процессов в экспериментах с использованием химических ВВ и при ядерных взрывах. Лично  разработал оригинальную технологию  лабораторных газодинамических экспериментов по изучению возможности использования маломощного ядерного взрыва для организации сходящихся течений. С переходом в 1965г. из газодинамического в испытательный, а в 1968г. в физико-экспериментальный сектора способствовал  в разработке основного метода определения энерговыделения ядерного взрыва, за создание которого в 1968г.  был удостоен звания Лауреата Государственной премии СССР.
       В декабре 1979 года из «закрытого» города Снежинск переехал в Обнинск. Несколько лет проработал заведующим кафедры физики в Обнинском филиале МИФИ. Однако преподавательская деятельность ему наскучила, и он снова вернулся в экспериментальную (техническую) физику.
       В 1985 году окончательно перешел на работу в НИКИМТ и занялся созданием техники для контроля и ремонта оборудования АЭС.
       В старинном уральском городке Касли на берегу озера жил скульп­тор Александр Семенович Гилев, обладающий счастливым сочетанием таланта художника и умением потомственного литейщика. Любовь к металлу, чутье литого чугуна перешли к нему от отца. Постепен­но росло мастерство молодого скульптура, приходило признание. Гилев прошел путь от каслинской миниатюры к монументальной скульптуре. Металл стал для него средством выражения образов со­временников.d35a7318f11be2c97d9b09c21c2d4cc8
Весной 1968 года случай привел меня в стены Каслинского ГПТУ (экскурсия со школьниками). Там, в литейке, мое внимание привлек­ла подготовка к заливке сложной модели. В ее руководителе сразу чувствовался мастер своего дела. Разговорились. Выяснилось, что скульптор готовится к первой отливке своего нового произведения. Затем художник пригласил в свою мастерскую. Так я познакомился с уральским скульптором, членом Союза художников СССР Алексан­дром Семеновичем Гилевым.
В то время он работал над бюстом Гагарина-юноши. Скульптурный портрет поражал своей простотой — обычный задорный парниш­ка-ремесленник, и вместе с тем художник хорошо передал светлые гагаринские черты. Позднее автор рассказывал, что отец космонавта, увидев портрет сына, был до слез растроган — именно таким он помнил своего Юру...
В мастерской скульптора я обратил внимание на маленький бюстик И.В. Курчатова. Разговорились об ученом. И здесь до сих пор очень сдержанный и немногословный, Александр Семенович начал расска­зывать... Чувствовалось, что он жил образом этого человека.Гилеву посчастливилось встречаться с И.В. Курчатовым. По роду своей деятельности Игорь Васильевич часто приезжал на Урал, на комбинат «Маяк» (Челябинск-40), бывал в мастерской Гилева, про­являя большой интерес к самобытному искусству каслинского худо­жественного литья. Гилев подарил ученому несколько своих работ. Для художника эти встречи не прошли бесследно, к тому времени он создал несколько бюстов Курчатова. Но эти работы не могли удо­влетворить А.С. Гилева — образ Курчатова завладел воображением скульптора.
В ту первую нашу встречу Александр Семенович высказал свою заветную мечту — создать монументальный памятник академику Кур­чатову, в котором он хотел показать колоссальность этого человека, подчеркнуть его связь с Уралом.
Идею создания памятника горячо поддержал и во многом со­действовал ее осуществлению директор ВНИИТФ Г.П. Ломинский. Кстати, камень для постамента выбирал он.
Официально оплатить работу создания памятника в то время было невозможно, поэтому Гилева по решению Ломинского оформили в 5-й сектор инженером, предоставив для работы над памятником большой зал на площадке ПТ-500, и процесс пошел.
pamjatnik_kurchatovuПонадобились годы титанического труда, прежде чем скульптор смог осуществить свою заветную мечту — воздать должное пионеру советской атомной техники академику И.В. Курчатову. В эти годыАлександр Семенович работал и как скульптор, и как архитектор, и как слесарь, и как литейщик, и делал еще многое другое, без чего не может родиться скульптура. В этой работе ему помогали физики 5-го сектора и работники 1-го завода, своими воспоминаниями делились Ломинский и Зысин, лично знавшие «Бороду» многие годы. Наконец, образ выкристаллизовался в семиметровую фигуру (с пьедесталом высота композиции составляет 8,5 м), которая воспринимается как монументальный памятник. Найдено характерное — ученый задумался, замер на мгновение, с тем чтобы снова ринуться вперед. Ни минуты покоя — таким, судя по многим воспоминаниям, был Курчатов. До­стигнуто не просто портретное сходство, хотя эта деталь очень важна для монумента, — скульптор, по общему мнению, сумел передать характер, внутреннюю сущность и мощь этого человека, его связь с родным Уралом. Отливали фигуру памятника на 1-м заводе. Всего было изготовлено три экземпляра: первый — для города, второй — для «сороковки», третий — для Семипалатинского полигона. Затем, по решению Г.П. Ломинского, форма фигуры была уничтожена, тем самым исключалось дальнейшее тиражирование.
120px-RIAN_archive_440214_A_monument_to_Kurchatov_on_the_background_of_the_Semipalatinsk_nuclear_test_site's_Central_StaffПамятник в г. Снежинске был открыт 20 июня 1975 года на тер­ритории физического сектора — место его установки в то время было выбрано из соображений режима.
Заканчивая рассказ об уральском скульпторе А.С. Гилеве, сле­дует сказать, что он выполнил для города бюст первого директора ВНИИТФ Д.Е. Васильева и надгробие Ю.А. Зысину (1979).

    А это небольшое дополнение от меня. С этим памятником я познакомился ещё до его появления на Полигоне. В начале 80-х годов прошлого века я участвовал в заседании Межведомственной пробоотборной комиссии,  которое проходило  в зале заседаний коллегии Министерства среднего машиностроения. В правом углу за рабочим столом министра стояла уменьшенная копия этого памятника на всю высоту помещения. Это заседание запомнилось мне тем, что я вступил в острый спор с будущим Министром атомной энергетики Виктором Никитовичем Михайловим, который пренебрежительно высказался о разрабатываемой радиохимиками методике определения энерговыделения ядерного взрыва по газообразным продуктам деления. Виктор Никитович был ярким приверженцем той методики, за которую получил Государственную премию Л.М.Волков. Я спорил несмотря на то, что сидящие рядом начальник радиохимического отдела ВНИИФ  Александр Александрович Лбов и представитель Министерства обороны Юрий Владимирович Шипко были готовы оттоптать мне ноги. Потому, как они мне потом объяснили, в этом зале так не принято себя вести.  Закончив спор я приступил втихую отвинчивать монеткой шильдик с торца стола заседаний с фамилией кого-то из академиков. Этими шильдиками места академиков зав столом закреплялись навечно.

Это я

Вот моя деревня...

                                  Мастер и подмастерья

     Провозился целый день. Выбил из компа пыль, передёрнул все разёмы - не работает. Не работает - сильно сказано. Просто работает с производительностью Сизифа. Оттестирует железо, перейдёт в загрузочную запись - но никак не ухватится за Windows. Скатывается на перегрузку и начинает сначала. Отключал жёсткие диски по одному, отключал все вместе - вот только тогда комп заработал устойчиво и затребовал установку загрузочного устройства. Ну я ему и сунул в щель "Зверя". Есть такой загрузочный DVD диск,  здорово выручающий при подобных заморочках. Picture 26
     Сначала я запустил операционную систему с виртуального диска, эмулирующего жёсткий диск компьютера, прогнал всевозможные тесты, убедился в надёжности железа, и приступил к обновлению операционной системы. Через сорок минут компьютер жужжал как новенький всеми своими тремя вентиляторами. И я приступил вылавливанию из его недр вот этих вот фотографий, которые должны стать завершением моего рассказа о печке. Показать мастеров, которые так ладно сварганили мой новый старинный отопительный прибор.
      На фотографии справа Алик. Руководитель и основной исполнитель работ. Самый молодой и чувствуется, образованный, член этого родственного трудового коллектива.
Picture 29 Я сам, переделавший много чего собственными руками, любовался его работой. Отточенностью и точностью движений, тщательностью подгонки деталей кладки. Я уже говорил, что задумавшись, возможно воспроизводя в своей голове конструкцию печи и продумывая свои дальнейшие действия , превращался из каменщика в мыслителя, каким нам его оставил Роден. С чем чёрт не шутит, когда Аллах спит, жил бы Алик в других условиях, занимался бы не ремеслом а творчеством и с другим материалом, возможно и сотворил бы что-нибудь подобное роденовскому "Поцелую"! Залюбовавшись им, я решил остановить на снимке его  рабочее движение.Picture 22
    Ниже на снимке справа мы видим всю бригаду - мастера и подмастерьев. Эти ребята, не претендуя на ведущее положение в своём маленьком коллективе, добросовестно выполняли тяжёлую и грязную работу.  Тяжёлую потому, что в процессе работы им пришлось переместить, и неоднократно, тысячу кирпичей, то есть примерно четыре тонны. Грязную прежде всего потому, что практически каждый кирпич был отшлифован в облаке кирпичной пыли, которая , можно полагать, не столь полезна, как цветочная пыльца. По край ней мере, тля исчезла с розовых кустов, растущих  вблизи места работы.
       Я искренне пожал крепкие шершавые руки этих добросовестнейших работяг, прибывших к нам за четыре тысячи вёрст, чтобы создать нам уют и тепло.


Это я

Гарнизонная жизнь

                                                Молчаливый попутчик

     
В начале шестидесятых годов прошлого века жилой фонд Полигона состоял из десятка двухэтажных  четырёхквартирных коттеджей, восьми тридцати квартирных трёхэтажных домов,  шести гостинец и нескольких двухэтажных семейных общежитий коридорного типа. Где-то там, как казалось в дали, за ближними  огородами возвышались недостроенные четырёхэтажных домов, на которых, как муравьи, копошились военные строители. Пуск этих домов, которые в значительной степени улучшили жилищные условия испытателей, намечался к Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, по этому дома получили названия "фестивальные". И это название подчёркивали разноцветные экраны балконных ограждений.
          Не многие семьи имели отдельные квартиры. В квартирах с проходными комнатами жили по две, три семьи. Особое неудобство семьи испытывали, когда мужья возвращались с испытательских площадок, переполненные любовью к ожидавших их жёнам. Как рассказывал участник первого ядерного испытания Алексей Александрович Мальков, на его жалобу об отсутствии у них с соседями личной жизни, получил совет начальника пятого сектора Николая Николаевича Виноградова: - А вы составьте график! Воспользовались советом и жизнь наладилась!
         Когда стали заселять "фестивальные" дома праздновал весь жилой городок. Это, по-настоящему, был праздник с о слезами на глазах. Я помню как рассказывал майор Семёнов, фронтовик, начальник штаба 77 эксплуатационно-технического батальона о своей первой в жизни отдельной двухкомнатной квартире. Рассказ бывалого воина сопровождался обильными слезами, которых он перед слушателями, молодыми лейтенантами, нисколько не стеснялся.
         Замечательный человек был Юрий Семёнович Семёнов. Прямой, бесхитростный, строгий, но без унизительных придирок.
Офицеров своей части, да и нижних чинов, считал членами своей семьи. Мог в кругу подчинённых поделиться семейными новостями даже интимного характера.  Однажды я стал первым и единственным свидетелем его оплошности. Забегает утром в штаб своей быстрой походочкой и привычным подёргиванием плеча, остатком фронтовой контузии. Прерывает мой доклад как дежурного по части : - Понимаешь, сегодня проверил дневник дочки, а там две двойки и тройка! Да ещё на мои замечания огрызается! Не удержался, перегнул через колено, задрал юбку на голову а там голая ж... уже с волосами! Тьфу, плюнул, и убежал на работу. Пусть бабы сами разбираются!
         Мистический случай произошёл с майором Семёновым во время перевозки им небогатого скарба на новую квартиру. С помощью соседей загрузил техбатовский зилок и не торопя водителя двинул в сторону нового дома. Путь пролегал по Первомайской улице, на которой справа были жилые дома, а слева пустырь. На пустыре лежал человек. Юрий Семёнович спросил солдата-водителя: - Ну, что подвезём? Может замёрзнуть! Водитель согласно кивнул.  Семёнов открыл дверцу грузовика, обматерил валявшегося на снегу человека, предложил ему место рядом с собой в кабине. Не получив ответной реакции и предположив, что человек упился до невменяемости, Юрий Семёнович втянул попутчика в кабину. Посадил с краю рядом св собой и весь недолгий оставшийся путь объяснял ему насколько опасно напиваться в мороз, приводя трагические примеры из фронтовой жизни. Попутчик не проронил ни слова. Остановив машину возле своего дома майор предложил попутчику продолжать путь на своих двоих. Если же ему надо в другую сторону, то может подождать пока разгрузят машину и, к стати, помочь. Попутчик молчал. Юрий Семёнович не вытерпел. Распахнул кабину и подтолкнул пассажира плечом: - Выматывайся! Попутчик кулём вывалился на снег и застыл. Семёнов склонился над ним и только теперь понял, что тот не дышит! Бывалый вояка заистерил: - Это я его убил! Это я его выбросил из кабины! Телефонов в жилой зоне не было. Пришлось сновав затаскивать труп в машину и везти в госпиталь. В приёмном покое Семёнова успокоили: человек был мёртв уже несколько часов!
        Несмотря на бытовую неустроенность и трагические случаи жили весело и, главное, дружно! Ходили друг к другу в гости ,так как в условиях сухого закона каждое появление спиртного воспринималось как праздник. До появления телевидения ещё предстояло прожить шесть лет. Развлекались спортивными соревнованиями и концертами художественной самодеятельности.
        Как один из последних участников этих действ постараюсь как нибудь рассказать подробней.
Пишу!

К 80-летию С. П. Весновского

Международное сотрудничество ВНИИЭФ в области радиохимических исследований и производства высокообогащенных актинидных изотопов для научных и прикладных исследований и ядерной медицины
                                  (Продолжение. Начало http://ogolovok.livejournal.com/91372.html)
                                     
                                                                                     С.П.Весновский,

                                                    Экс-начальник радиохимического отдела отделения 04 ВНИИЭФ,

                                                          ныне ведущий научный сотрудник отдела 0471 ИЯРФ


II. Сотрудничество в области производства и применения высокообогащенных актиноидных изотопов.

Collapse )
Пишу!

К 80-летию С. П. Весновского

Международное сотрудничество ВНИИЭФ в области радиохимических исследований и производства высокообогащенных актинидных изотопов для научных и прикладных исследований и ядерной медицины

                                                                                           С.П.Весновский,

                                                     Экс-начальник радиохимического отдела отделения 04 ВНИИЭФ,

                                                           ныне ведущий научный сотрудник отдела 0471 ИЯРФ

           Международные связи радиохимиков ВНИИЭФ, успешно развивавшиеся начиная с 1990 года, осуществлялись по нескольким тематическим направлениям, которые представлены ниже.

I. Контроль загрязнений окружающей среды и разработка методик очистки загрязненных территорий.

        Collapse )

                                                                                            Продолжение следует.