Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Это я

Были когда-то и мы молодыми...

                                                                                                            Любви возможной неосуществлённость
                                                                                                            Сильней осуществлённости любви!
                                                                                                                                       Е. Евтушенко

        Пробы доставят только во второй половине дня. Можно несколько часиков отдохнуть от июльской жары - поваляться на пляже. Заглянул в комнату рассчётчиков: - Кого подвести? Первой отозвалась Люся:
       - Олег Константинович, возьмите меня !
 В то время Елена Воробей и Юрий Гальцев ещё не доросли до создания своей знаменитой репризы, поэтому призывный возглас Люси не вызвал даже улыбки у наблюдавших за нами женщин.
       Не задумываясь чем закончится поезждка, я машинально подстраховался:
       - Ты иди в сторону гостиницы, а я по дороге тебя подсажу!
Через несколько минут она сидела в люльке моего мотоцикла, плотно повязалась косынкой от дорожной пыли и я заботливо обезопасил её головку шлемом.
       - Ну, что, поедим, красотка, кататься?
      - Поедим! Только сначала я заскочу домой и переоденусь.
       Остановились возле её дома на Ленина(Советской) 33. Я поспешил через дорогу в магазинчик, что бы прихватить что-нибудь перекусить. Взял палочку знаменитой семипалатинской сухой колбаски, свежий белый хлеб и две бутылки, нет не алклоголя! Алкоголь в городке продавался только в одном магазине возле универмага. Взял бутылку "Буратино" для дамы и нарзан для утоления жажды. Сам я не брезговал студённой иртышской водой. К моему возвращению к мотоциклу Люся уже стояла рядом, сменив строгий рабочий наряд - белый верх и тёмный низ, на легкомысленный цветастый  халатик.  В пройме на груди просматривался яркий купальник.
      По Ленина выехали за пределы жилого городка, по полевой дороге у Молдар спустились в пойму и, преодалев колдобины засохшей грязи в конце Глухой Протоки, задыхаясь от встречного потока насыщенного запахами степных трав раскалённого воздуха, вылетели на берег Иртыша. Повернув в сторону устья Проточной Протоки, покатили к моему заветному месту, где я по утрам  после пробежки и зарядки на берегу предавался водным процедурам, а по вечерам иногда удил чебаков или просто "предавался праздному созерцанию течения могучей реки". Оставив наше транспортное средство в прибрежных зарослях, мы по скрытной тропинке прошли на пляж, простиравшийся рт зарослей тальника на 15-20 метров до уреза воды.
Люся нетерпеливо сбросила с себя халатик и, расстелив в близи от границы теней от кустов прихваченный с собой гобеленовый коврик, с довольным смехом отдалась нетерпимому казахскому солнцу. Я достал из багажника свою табельную подстилку - плащь-палатку и расстелил её так, что бы не случилось, по словам поэта, "случайно прикоснуться руковами".
       Моя попутчица раскинула перед солнцем все свои прелести, ограниченные для обозрения только бикини и листочками тополя на носике и глазах. За три года знакомства я её впервые её видел раздетой. У нас сложились доверительные отношения. В разговорах, коснувшись интимных тем, Люся иногда рассказывала случаи из своей студенчиской жизни, с которыми обычно не делятся с мужем. Я тоже без оглядки делился своим опытом взаимоотношений с подругами. И вот представился случай рассматривать её хоть до умопомрачения в просвечивающих  лучах июльского полдня.
       Своим впечатлением я делиться не буду, что бы не опошлить его неверно подобранными словами. Не трудно преставить двадцатипятилетнюю женщину, возросшую в благодатном украинском климате на природных хлебах. Скажу только, что мне казалось, что если провести пальцем по её тугой коже, из под него бризнет фонтан чувственности.
      Скоро утомлённая солнцем Люся вскочила и, протянув мне руку, предложила:
      - Пойдём купаться!
       От недвусмысленного проявления воздействия её прикосновения меня выручила только прохладная речная вода!
       Мы, окунувшись на мели у берега, долго шли взявшись за руки на глубину где можно было поплыть, не опасаясь поколечить конечности о дно. Я не мог отпустить  руку попутчицы, так как по мере углубления дно становилось каменистым, возрастала скорость течения. Поэтому не прилично было оставить девушку без поддержки. Чуть ли не на средине реки, где вода стала мне по пояс, а моей спутнице по грудь , идти по дну стало невыносимо трудно и мы бросились в плавь, договорившись выйти на берег возле склонившегося к воде дерева в двухстах  метрах от места заплыва. Возвращаться пешком к месту нашей лёжки на большее расстояние было просто лень! По дороге назад я огляделся. Напротив нас у противоположного берега, похоже что бакенщик, свесившись с лодки с чем-то возился в воде. Возможно с запутавшимся самоловом или сетью. Выше места нашего отдыха, там где начинались огороды, в воде плескались женщины с детьми. Ниже, метрах в двухстах, виднелись удильщики, безнадёжно сидевшие у мёртвой в такую жару реки.
       Деликатно отвернувшись друг от друга, мы выкрутили не снимя с себя всё то, что позволяло это сделать, и к своему лежбищью вернулись уже практически сухими. Хотелось снова броситься в прохладные струи Иртыша. Но надо позагорать! Неприлично жить у полноводной реки под жгучим солнцем и щеголять армейским загаром, когда загар остаётся на шее по воротничку и на кистях рук по манжеты.
       - Да, Люсенька, сегодня здесь многолюдно! Выбрали мы с тобой место не способствующее дальнейшему сближению!
      - А вы  на его рассчитывали?
      - Я всего лишь придерживаюсь заповеди нашего большого шефа Леонида Васильевича Хабарова: когда встречаешься с женщиной всегда будь готов раздеться. Поэтому следи что бы не оказаться в дырявых носках! Рассмеялись и это избавило меня от объяснений моих дальнейших намеренияй. Для себя я решил, что не смотря на соблазн созданной дъяволёнком  ситуации, мне было интересней иметь Люсю  другом и доверенным лицом, не обременяя наши доверительные отношения какими-то обязательствами , которые могли бы возникнуть, допустив мы слабинку.
        Решив для себя, как дальше себя вести , можно было сполна отдаться наслаждениям, которые дарили горячий песок, прохладная вода и изумительный вид синей реки, обрамлённой зеленью прибрежных зарослей, и голубого неба над ней. Забыть на время о том, что через несколько часов придётся включиться в работу, темп которой задаст скорость распада радиоактивности в привезенных с опытного поля проб и от испытанного блаженства останутся только воспоминания.
       Эти мысли были прерваны Люсей:
       - Вы не будите шокированы, если я избавлюсь от лифчика?
Я заметил, что она на природе выбрала по отношению ко мне безличное обращение, по-видимому считая, что официальное "Олег Константинович" здесь вроде бы не уместно, а на более дружеское не решаясь.
       - Люсенька! Веди себя как тебе удобно. Мы же на отдыхе!
      Она перевернувшись на живот, пыталась развязать поворозки лифчика. Я не выдержал:
       - Давай я тебе помогу!
Ломая ногти от усердия, справился. И рассмеялся. На молчаливый вопросительный взгляд девушки не ответил. Не мог же рассказать Люсе о причине своего смеха. Вспомнились переложенные на казарменный лад курсантами слова популярной в курсантские годы песни" Ландыши": "Так и тянется рука ниже вашего пупка, а у вас какое мнение?...". Не смотря на самоуговоры, бесёнок соблазна давал о себе знать!
        Оставшееся время отдыха прошло на ровном дыхании. Перекусили чем Бог послал, вернее тем, что я прихватил из магазина. Пару раз заплыли по течению. На ходу обсохли, что бы избавиться от песка, который наровил при лежании обосноваться в самых нежных места. Не спеша собрались, заняли на транспорте свои места и ...прокол! Я потерял ключ зажигания! После безрезультатного поиска пришлось разобрать замок зажигания и соединить провода. Из-за непредвиденной задержки решил подвести Люсю к устью Глухой Протоки, где, перебравшись по камешкам к лестнице, ведущей практически к её дому,  она успеет переодеться до моего приезда  по длинному  утреннему пути через Молдары.
      После этого импровизированного пикника были другие. С другим содержанием и продолжением.  И на Иртыше и на других реках - Припяте и Днепре. Но этот  составил особую страничку моих воспоминаний о Полигоне. Причём, одну из самых ярких!

Это я

Ватники 1990

 Прочитал публикацию Галины Иванкиной, ако zina_korzina, которая мне напомнила забавный сюжет из совсем не весёлых девяностых годов.
   На станции метро "Октябрьское поле" ввалился в перепаолненный вагон. С трудом развернулся по ходу поезда и, в предвкушении долгой скучной поездки, приступил к единственному возможному в такой ситуации занятию - разглядыванию пассажиров.  В торце вагона, куда я собирался пробраться, так как считал эти места при велегированными для стоячих пассажиров, среди серой по тем временам публики  рыделялась группка ещё более тёмного вида. Несколько парней в стёганных ватниках и в спортивных костюмах под ними угрюмо зыркали на соседей. Всем своим видом, начиная от давно не бритых физиономий, тогда ещё не вошедших в моду среди успешных молодых людей, они вызывали желание как-то от них дистанционироваться. В центре группы лицом к вагону стоял высокий белолбрисый парень отличавшийся  своей славянской внешностью и добродушным выражением. Где-то на "Беговой" или "Улица 1905 года", когда толпа пассажиров несколько схлынула, парен повернулся и соседи увидели красиво выриссованную надпись на спине его ватника: "DUBLIONKA". Послышался робкий смешок, потом, когда пассажиры стали соседям показывать пальцем в сторону шутника и громко разъяснять перевод не владеющим латиницей, вагон взорвался восторгом. Так, в условиях вновь вспыхивающего веселья от вошедших пассажиров на очередной  остановке я доехал до цели  своей поездки - станции "Рязанский проспект". Перед остановкой колоритные ребята расступились и выкатили к дверям вагона несгораемый ящик. Я не удержался и громко прокомментировал:"Кооперативный кошелёк". Смех, вызванный моим замечанием, я слышал уже на перроне уходящего поезда.

Это я

Байки из прошлого

                                                        Кооперативный кошелёк                                              

      Сегодня   artur-s  опубликовал пост, сценrа в котором напомнила мне  аналогичный случай в московском метро, произошедший  на заре кооперативного движения, свидетелем и участником которого пришлось мне стать.

    В один из хмурых осенних утров (или утр?) я ехал в метро от Щукинской к центру. В то провальное время линия не была особо загружена, но как всегда в толпе преобладали хмурые невыспатые лица. Где-то на станции Полежаевская или Беговая в вагон ввалились два добрых молодца в модных в то время спортивных костюмах и кожанках. В руках они держали типовой канцелярский "холодный" сейф, выкрашенный, как было принято в советских конторах, коричневой половой краской с полосками "под дерево". Публика в вагоне повернула лица в их сторону. На некоторых из них даже отразился интерес. Я не удержался и сострил: - Кооперативный кошелёк! Стоявшие рядом оценили шутку и расхохотались. Шутка мгновенно распространилась по вагону. Смеялись даже суровые владельцы кошелька. И я понял, до чего же приятно ехать в весёлом метро среди улыбающихся лиц! И дорога до Китай-города показалась короткой.
    Кто помнит времена сплошной кооперативизации, когда удачные первопроходцы новой экономики складывали доходы в мешки,  оценит эту шутку!
Это я

Снежный коллапс в Киеве

                                      Киев славен чудаками!


         Отсюда http://ibigdan.livejournal.com/12712321.html взял фотки горячих киевлянок, восторженными душами и воспалёнными фонтазиями приветствующих небывалый снегопад.
           Вспомнил зиму 1987 года. После двадцатипятилетней закалки на Полигоне в степях Казахстана, где зимой и летом температура одинаковая в абсолютном значении 40 С, надеялся отдохнуть от морозов в Чернобыле на ликвидации аварии на АЭС. Не тут-то было! Зима выдалась небывалая по температуре. В Киеве целые районы замерзали из-за аварий отопительных систем. Мой зять, Дмитрий Васильевич Босенко, полковник, директор завода по ремонту бронетехники, был вынужден досрочно уйти в отставку из-за обвиненгий местных властей в размораживании принадлежащего  заводу жилья.
          И вот в один из таких морозных вечеров я ежал в троллейбусе к вокзалу, отправляясь на отдых к семье в Москву. На заднем сидении троллейбуса сидел сёжившись африканский гость Киева, легко одетый в серенькое демисезонное пальтишко и бейсболочку. На одной из остановок в салон ввалилась разгорячённая компания девчат и парубков. Заводила компании, парень под два метра роста, с плечами, не вмещающиемися в проход салона, с наброшенным на них нагольным кожушком, сразу обратил внимание на замерзающего африканца: - Що, змэрз мавпочка?!  Сорвал со своей бычьей шеи широченный шарф ручной вязки, на кинул его на несчастного негра и несколько раз его этим шарфом обернул. Из глубины шерстяного клубочка выглянуло чёрное личико с широчайшей белозубой улыбкой. Население тролейбуса пришло в восторг. Знай наших!
Это я

Памяти И.В Сталина

                                             Харьков. Лысая гора
Я помню день 5 марта 1953 года. С 9 утра я стоял в почётном карауле с пионерским салютом возле бюста И.В.Сталина в зале школы. Занятий в этот день не было. Когда освободился от выполнения почётной обязанности направился в магазин канцелярских принадлежностей где купил оловянный пугач в виде револьвера с глиняными патронами, содержащих гремучую ртуть. Он мне был нужен, чтобы отдать салют в память любимого вождя.
     9 марта к 12 часам жители Лысой горы стали собираться на краю обрыва, под которым проходила железная дорога и змеились пути вокруг паровозного депо "Красный октябрь". На путях всегда маневрировали десятки паровозов. К 12 часам паровозы замерли и раздался леденящий душу коллективный гудок. Особо волнительно было начало, когда загудел гудок паровозного депо, к нему присоединились гудки вагоноремонтного завода, завода "Электростанок", завода метлахских плиток и электромоторостраительного завода. В этот хор басовитых стационарных исполнителей постепенно вливались своими пронзительными голосами остановившиеся паровозы.Мы, мальчишки, сгрудились в сторонке и открыли беспорядочную стрельбу из пугачей. Несколько ребят по-старше не побоялись вытащить из-под полы самопалы. У взрослых на глазах были слёзы, даже суровые мужики не стесняясь смахивали слёзы неотмытыми от металлической пыли руками металлистов. Особенно запомнился костлявый высоченный мужик в промасленной кожаной кепке и такой же промасленной стёганке с железным баулом у ног, в которых члены поездных бригад носили нехитрый путевой харч. Этот дядька плакал на-взрыд и несколько заплаканных женщин хлопотали вокруг него, пытаясь успокоить.
    Эта картина искреннего народного горя всегда всплывает в моей памяти, когда СМИ пытаются меня убедить в ненависти народа к своему вождю.
Это я

Всяческий Бред

    Сегодня рылся в своих "Закладках" и наткнулся на эту, уже забытую, хохму. Рассмеялся и решил поделиться с друзьями.
    Непредсказуем экспериментальный зуд в жопе душе русского человека. Нет равных ему по размаху фантазии: от унитаза до ГЛОНАСа , за что ни возьмётся - выпьет обязательно!

                                                                                      РЖД посвящается!

Что будет, если бросить лом в унитаз поезда на полном ходу
(1/2) > >>


Drone:

Этот вопрос, поднятый однажды, заботил многих. Сначала, мы вместе со знакомым железнодорожником Евгением Баргиным травили байки на этот счет и весело смеялись во время застолья над изумленными гостями. Потом кто-то всерьез упрекнул его за ненаучный подход, и требовалось доказательство, что произойдет страшное. Что действительно произойдет нечто…

Итак, мы отправились на запасной путь. Вблизи вокзала ставить опыты не рискнули, зато на разъезде Топляки нашли и хороший ровный участок для разгона состава, и собственно объект опыта - древний купейный вагон на 36 посадочных мест, с гербом СССР на борту. В качестве локомотива использовали не менее антикварный маневровый тепловоз. Хотелось бы, конечно, собрать состав помощнее, но толкач от товарняка отцеплять не стали - ему оставался час до отправки.
Итак, в кабину тепловоза полез машинист Степаненко. Мы с Евгением с комфортом устроились в сортире прицепленного купейного вагона. Заготовили обрезок трубы, лом и черенок от лопаты, чтобы все это бросить в унитаз. Женька вручную перевел обе стрелки, ведущие на прямой участок и соединяющие пути со следующим большим разъездом.

- Что, выпьем перед полетом? - спросил он, вовсю хлебая самогонку.
Пьяный проводниик в принципе не так опасен, как пьяный машинист, но когда на душу взял алкоголь и машинист, мне стало жутко, и я тоже выпил стакан.
Рафаил Степаненко завел мотор. Состав тронулся так, что заскрежетали проскальзывающие диски. Маневровый тепловоз сумел разогнаться только до семидесяти километров в час, хотя по субъективным ощущениям были все сто сорок.
- Ну… С Богом!!! - перекрестился Евгений, закладывая в дальняк черенок от лопаты и нажимая педаль.
Послышался треск. Проводник согнулся от удара педалью по ноге. Что-то загрохотало под полом и стихло.
- Пронесло, - я отер пот со лба и ждал самого страшного.
- А теперь! - проговорил обрадованный и вошедший в роль великого испытателя Баргин. - Наш смертельно опасный номер! Бросание лома в унитаз поезда на полном ходу!!!
Я вышел из сортира и встал в проеме одного из купе. Женек вложил лом в унитаз, отошел к двери туалета. Теперь вместо того, чтобы нажать на педаль, он ударил по ней обрезком трубы…
Раздался страшный гром, как будто несколько десятков автомашин столкнулись друг с другом на полном ходу. Вагон затрясло, закачало, трещали полы, все гремело и вибрировало. Завизжали тормозные колодки, и состав начал остановку. Мои ноги болели, потому что снизу я получал методичные удары от подпрыгивающего вагона. Баргин все это время забористо матерился, держась за столик в купе.
- Обошлось!!! - закричал я, когда поезд смерти наконец-то остановился.
- Твою мать, могли и под откос пойти! - Женька наконец протрезвел.
- Ну что, естествоиспытатели, живы? - спросил отважный Рафаил Степаненко, влезая в тамбур.
При осмотре туалета, мы обнаружили, что унитаз раскололся, пара крепежных ушек сломалась, остальные выворотило с болтами. Педаль выпала из расщелины и погнутая валялась рядом.
Зато самый главный сюрприз нас ожидал при выходе из вагона. Один колесный диск на задней платформе деформировался, соседнего с ним вообще не было на месте, торчал только повисший ремень генератора.
Несколько бетонных шпал раскрошилось, рельсы по той стороне, где проехало деформированное колесо, напоминали гигантский напильник - все в насечках и выбоинах. Общая сумма ущерба, нанесенного железной дороге, составила миллион рублей. Но разбирательства не состоялось. Мы, все вместе, дружно, замазали шпалы цементным раствором, закрутили покрепче рельсы, аварийный вагон вернули в тупик. Вообще говоря, он уже как минимум десять лет не эксплуатировался, поэтому никому не было дела до его неисправности. Лома, кстати, так и не нашли.

Вот так вот ставят народные опыты ))




Wispa:

Да, кстати, как раз недавно думала об этом! интнрнсно, что будет, если сделать это в рядовом рейсовом поезде ... 



bonus:

Одумайся Лен.... поезда нынче не те....  ;)




Wispa:

да ладно, там когда педальку нажимаешь - видно шпалы. землю и т.п., быстро мелькающее из-за скорости...



AkbaR:

Мне это напомнило высказывания с Баша " Вот и топи урановые ломы в ртуте")))



Навигация


[0] Главная страница сообщений


[#] Следующая страница



Это я

Путь в испытатели

                                                                                                           Начало пути



Сегодня исполняется пятьдесят лет, как я впервые ступил на перрон станции Конечная Каз. ж. д.
           Путь был долгим. В предписании, полученном при выпуске в Тюменском военно-инженерном училище было сказано:"С получением сего прибыть 19 сентября 1961 года в распоряжение командира в\ч 31600-В по адресу г. Москва,К-160, ул. Грицевец 8".

Collapse )
                                                                 Обещаю продолжить.
Пишу!

Воспоминания Галины Павловны


                                                                              Negin EA.jpg                             
Евгений А. Негин не Евгений Онегин.                                                 

       Мой профессиональный праздник совпадает с днём рождения моей свояченицы Галины Павловны Литвиновой.
Галина Павловна не только моя родственница но и коллега. С юных лет до пенсионного возраста работала в Институте прикладной геофизики им. Академика Е. К. Фёдорова. Участвовала в испытаниях ядерного оружия на  ядерных полигонах и Семипалатинском и Новоземельском, Ходила на геофизических судах в составе экспедиций, контролировавших ядерные испытания США,             Великобритании и Франции.  Участвовала в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Примерно по такому же пути она провела и свою младшею сестру Ирину - мою жену. Следовательно, когда мы собираемся за столом нам есть что вспомнить.
В этот раз вспоминали общих знакомых из Арзамаса-16, теперешнего Российского федерального ядерного центра ВНИИЭФ. Вдруг оказалось, что мы не можем вспомнить имя-отчество, можно сказать, бессменного руководителя ВНИИЭФ академика Негина. Конечно, вспомнили быстро. При этом Галина Павловна вспомнила и свои встречи с Евгением Аркадьевичем в те времена, когда она ещё была Галочкой.

Collapse )