Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Это я

ОПАЛЕННЫЕ В БОРЬБЕ ПРИ СОЗДАНИИ ЯДЕРНОГО ЩИТА РОДИНЫ

               МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
             НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ЯДЕРНОМ ПОЛИГОНЕ

     
        Реальные планы США применения атомного оружия против Советского Союза вызвали
необходимость  изучения  поражающих факторов ядерного оружия, разработать индивидуальные и коллективные
средства защиты, выработать способы минимизации последствий масштабного
применения ядерного оружия противником. Информация о поражающих факто-
рах, которой располагали ученые СССР, была ограничена и носила отрывочный
характер. Сведения, полученные американскими учеными при испытаниях пер-
вых атомных изделий в полигонных условиях и результаты бомбардировок япон-
ских городов Хиросимы и Нагасаки, были недоступны для наших специалистов.
      Необходимые сведения можно было получить только в широкомасштабных поли-
гонных исследованиях, включающих медико-биологические эксперименты на
животных с переносом результатов наблюдений на человека с учетом анатомо-
физиологических особенностей человека и животных.
       Задолго до первого испытания РДС-1 началась подготовка спе-
циалистов. Основными базами подготовки медиков и биологов был Главный во-
енный госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко и Институт биофизики Минз-
драва. В их подготовку большой внесли А.П. Егоров, Н.А. Куршаков,
И.С. Глазунов, М.П. Домшлак, П.Д. Горизонтов и др. Подготовка продолжа-
лась и непосредственно на полигоне с учетом планируемых широкомасштабных
медико-биологических исследований действия поражающих факторов ядерно-
го взрыва на животных, защитных свойств различного рода фортификацион-
ных сооружений, боевой техники (танки, бронетранспортеры, самолеты и др.),
гражданских и промышленных сооружений. Для проведения занятий привле-
кались такие видные ученые, как О.И. Лейпунский (физика гамма-излучений),
 А.А. Ямпольский (физика нейтронного излучения), М.С. Зикаев (дозиметрия),
Д.С. Гродзинский (радиобиология), В.Б. Фарбер (гематология).
        В составе формировавшихся научных подразделений полигона было органи-
зовано медико-биологическое направление. В его структуре четко определились
направления предстоящих исследований поражающих факторов ядерного
взрыва. Направление включало клинико-гематологическое (начальник В.Б.
Фарбер), физиологическое (начальник Д.Е. Гродзинский), микробиологическое
(начальник Н.И. Александров), патоморфологическое (начальник М.И. Беля-
нин), фармакологическое (начальник П.П. Саксонов), рентгенологическое (на-
чальник И.Н. Иванов), дозиметрическое (начальник К.М. Конюхов) отделения,
клинику и виварий (начальник Ф.П. Булимов). Руководителем направления
был утвержден профессор С.С. Жихарев (физиотерапевт), имевший опыт про-
ведения экспериментальных исследований, а его заместителем – профессор
Л.М. Богин (клиницист).
       Численный состав направления достигал около 150 человек. Научный со-
став формировался в основном из офицеров-фронтовиков, обладавших фронто-
вым организаторским и лечебным опытом, что имело определяющее значение в
решении сложных задач, особенно в начальный период. К исследованиям так-
же постоянно привлекались ученые из других военных и гражданских научно-
исследовательских институтов (Военно-медицинской академии, ИБФ Минз-
драва в др.), а также врачи и фельдшеры из войсковых частей. При проведении
исследований большую помощь постоянно оказывало руководство полигоном и
вышестоящих организаций. Особенно следует отметить заместителя министра
здравоохранения СССР А.И. Бурназяна.
       За время существования полигона медико-биологического исследования
проводили в том или ином объеме при многих взрывах. Особенно они были ма-
штабными при первых испытаниях. В опытах было использовано много тысяч
разных животных. С каждым опытом повышалась глубина проводимых иссле-
дований, рос научный потенциал коллектива. По материалам исследований за-
щищалось много кандидатских и докторских диссертаций. Следует отметить,
что и к началу испытаний научная подготовка медицинского направления была
наиболее высокая среди других направлений. Руководители направлений были
кандидатами и докторами наук.
    Медикобиологический
     Офицеры медико-биологического отдела образца шестидесятых - семидесятых годов 20-го века.
На фотографии слева на права в первом ряду:   Козыра А.К., В.А., Василенко И.Я. - начальник отдела,
Классовский Ю.А.,-  зам. начальника отдела, Дрозд А.И., Барсуков Б.Н..
Второй ряд: Кабишев Эдуард, Бронников Алексей, Ильченко Евгений, Евдокимов, Вялых Василий,
Горлов. В третьем ряду: Харьков Юрий, Краснокуцкий Владимир, Белецкий, ?, Жидков Владимир,
Каганов Валерий.
     Из этого коллектива закончили службу на Полигоне  с учённой степенью "Кандидат медицинских наук"
девять человек и "Доктор медицинских наук" Василенко И.Я. и Классовский Ю.А. - достойный  результат для
любого научного коллектива.  Иван Яковлевич , Юрий Алексеевич и уволенный в запас до этого фотографирования доктор медицинских наук Рядов Виктор Георгиевич продолжили научные исследования уже в  должностях
начальников отделов Института биофизики, который теперь Федеральное государственное учреждение науки "Государственный научный центр - Институт биофизики Федерального медико-биологического агентства"
       Я, в свою очередь, имел честь принимать участие в исследованиях этого коллектива в части проведения измерений активности биологических образцов и расчёта дозных полей в месте выставления опытных животных. В 1967 году
в течение всего периода подземных испытаний по заданию начальника отдела сопровождал дозиметрическими и радиометрическими измерениями исследования соотношения между внешним и внутренним облучением собак,
расположенных в подземных горных выработках после ядерных взрывах в штольнях. В этих работах был милейший
человек майор ветеринарной службы Малахов Алексей Яковлевич. Кроме того, у меня есть авторское свидетельства в соавторстве с Владимиром Краснокуцким и Василием Вялых, засвидетельствовавшее наш приоритет в разработке модуля размещения опытных животных в облучательных опытах.
       Так как я не достаточно владею медико-биологическим словарём для того, что бы в полной мере смог бы донести до читателей историю и заслуги этого научного коллектива, воспользуюсь воспоминаниями Ивана Яковлевича Василенко,
доктора медицинских наук, профессора, академика РАЕН, лауреата Государственной премии СССР,
полковника медицинской службы, начальника отдела в 60-х, 70-х годах прошлого века.
Collapse )
Это я

О себе

                                      Я ещё живу!

        Последний пинок в сторону клавиатуры я получил от читателя с таким знакомым именем "Аноним", вспомнить бы только, где я с ним прежде встречался . Упрёк господина Анонима: — Что ничего нового не пишешь давно. Жду - жду, а все те же комменты. Пиши, пожалуйста, — утопает в скрытом глубоком интересе к моим записям. Жаль, что он не показал своего лица, что бы я смог бы глаза в глаза выразить свою благодарность.
        До этого ещё один новый корреспондент sofia_agacher наткнулся на мои записи и сделал льстивую для меня оценку: — Очень хорошо пишите. Интересно , много деталей. Приходите в гости почитать. Приятно, что эта милая дама представилась по полной форме: — Меня зовут Софья Агачер. По профессии я - врач. Живу в Москве и в Америке. Много путешествую и наблюдаю. Люблю слушать и стараюсь услышать окружающий мир, сопоставить несопоставимое и найти закономерность или новую форму. Я - человек междисциплинарный - медицина и архитектура, музыка и математика, живопись и катаклизмы. Стараюсь понять многие культуры, и в тоже время - славянка до мозга костей. Хочу поделится с вами мыслями, эссе, рассказами, которые рождаются этой энергией сдвига. Буду рада общению и вашим комментариям. Добро пожаловать в мой блог "Будущее в прошедшем". Наличие такого интеллектуального портрета собеседника позволяет подобрать тон дальнейшего общения, вносит в него простоту и доверительность, как бы имитацию настоящей дружбы.
        Примером таких отношений можно считать нашу переписку с Ириной Ботроссофф fontyler. Может быть потому, что нас объединяют заботы о наших воспитанниках - Рэме и Фон Тайлере, и ещё потому, что Ирина человек с разносторонними интересами в гуманитарной сфере и я от неё восполняю упущенное в своей заземлённой жизни. Кроме того, я от неё получил столько приятных пожеланий здоровья, добрых дней и ночей, что число этих пожеланий превысило всё, услышанное и прочитанное в свой адрес за довольно-таки долгую жизнь. К моему сожалению, я не в состоянии отвечать тем же в виду ограниченности своего лексикона, на который лёг плотный след казарменного воспитания.
        Особый интерес представляют отзывы и пожелания от коллег и специалистов, позволяющие утверждаться в правдивости своих публикаций, затрагивающих технические и научные вопросы. Недавно ippe_totenkopf оценил и внёс уточнения в мой пост двухлетней давности http://ogolovok.livejournal.com/43234.html : — Очень интересный рассказ, но хотелось бы скорректировать:
        а) Р-36МУ и РС-20А - это не одно и то же: Р-36МУ это РС-20Б, развернутая взамен РС-20А, а вот РС-20А - это ее предшественница Р-36М;
        б) фраза "и так, кажется, до "Аргон-8". На последнем испытывался уже новейший твёрдотопливный ракетный комплекс, так и не принятый на вооружение из-за известных событий нашей действительности" - не совсем так: в опыте "Аргон-8" испытывался комплекс с твердотопливной МБР 15Ж60, он был успешно принят на вооружение в 1989 г. и простоял на боевом дежурстве до 1999 г.
          А в целом очень интересно, спасибо!
          Этот комментарий то, о чём я мечтал, когда создавал свой ЖЖ. Я надеялся, что удастся вовлечь в обсуждение событий коллег и сослуживцев, которые будут  дополнять и пополнять мои воспоминания. Пока это удаётся с трудом. По-видимому, я не обладаю способностью какого-то объединения вокруг общих интересов. Бирюком жил и им же и закончу.
          Я бы мог долго перечислять имена и ники двух сотен своих виртуальных друзей, оставивших интереснейший след в моём Живом Журнале, и долго высказывать им слова благодарности за это, что в конце концом и сделаю по мере общения. Но сейчас, после долгого молчания, в таком тоне решил напомнить о своём существовании. О том, что моя слегка поражённая инсультиком голова постепенно стала на место и я уже в состоянии нажимать почти безошибочно необходимые мне клавиши. Воспользовавшись восстановленной возможностью, постараюсь выполнить накопившиеся обещания рассказать о жизни, службе и работе на Семипалатинском ядерном испытательном полигоне. Рассказать так, как я это видел, ощущал и понимал.

          Благодарю за внимание!
Это я

О себе любимом

                                                                  O quam cito transit gloria mundi 
    Кому как. У кого ни дня без строчки, а у кого вынужденный технический перерыв. Не выдержал натиск времени мой природный   фаервол,  который  в медицине именуется "имунная система".
   Утро обещало яркий зимний день с лёгким морозцем. И дата была совсем не фатальная. Ещё не пятница, 13. Не понедельник. Обычная средина недели.
    Как у нас заведено уже годами, мы с соседкой Наталией Константиновной выгуливали собак. Соседка всегда рада нашему с Рэмом обществом. Внутренняя дисциплинированность Рэма позволяет выгуливать Арни без поводка, не опасаясь, что своенравный стаффорд займётся своим любимым занятием - ревизовать бобровые норы, из которых его иногда приходится выдёргивать за задние лапы..
    Собаки резвились, доказывают друг другу, кто из них больший мальчик, мы с Натальей Константиновной обсуждаем проект укрепления территории нашего садового товарищества установкой автоматических ворот.  Такая у моей  соседки, по  совместительности   председательши и держательницы остальных общественных должностей, идея фикс. Установить ворота, которые будут откатываться при наборе кода на сотовом телефоне. И не важно, что территория не окружена порядочным забором. Главное -нАчать, вернее, вложить скудные крохи общественного бюджета.
      Вдруг, как сквозь заткнутые бирушами уши, до меня доходит: - Олег Константинович, что с вами? Смотрю на свою собеседницу и не могу понять её вопроса. Наталия Константиновна показывает на какую-то палку, которой вроде бы не было минуту назад на нашем пути, бросается к ней и вручает её мне в руку. Я в этой палке узнаю свою трость, которую, якобы, не выпускал из руки. Пытаюсь поблагодарить заботливую женщину за помощь, но вместо слов благодарности произношу нечленораздельные звуки. Причём, мозг чётко формулирует задуманные фразы, но речевой аппарат воспроизводит что-то своё, произвольное. В такой ситуации решил, что лучше молчать. Наталья Константиновна продолжала допытываться о причине моего странного повеления. Я выдержал паузу и через несколько минут почувствовал, что речь начинает восстанавливаться. Сначала проимитировал произношение безмолвно губами, потом отважился воспроизвести простые фразы типа "надо же", "неожиданно", "уже проходит". И наконец, разразился словами благодарности за участие в неожиданно возникшей тревожной ситуации.
      Соседка стала настаивать на вызове скорой помощи, но мне удалось её убедить, что при микро инсульте или микро инфаркте, если продержался пятнадцать минут, то тяжёлые последствия в первые часы уже не последуют. Сделала вид, что согласилась, но, как я вскоре понял, сообщила дочери  Оксане по телефону. Через пол часа последовал звонок, что жена и дочь решили меня навестить. От таких намерений не прилично отказаться, хотя я и предпочёл бы осмыслить происшедшее в одиночестве.
       И вот к каким выводам я пришёл.
       За последние два месяца я благополучно перенёс микро инфаркт, алексию и микро инсульт. Можно надеяться на скорой встрече с более  серьёзным противником. Следовало бы привлечь для подготовки профессионалов. Но как откровенно объяснял кардиолог из госпиталя ветеранов А.Дорошенко - наша задача обеспечить ваш комфортный уход. Восстановительная медицина предназначена для трудоспособного населения.
        Как быстро проходит известность. Я, конечно, не отношу себя к выдающимся, и даже, к известным личностям, но даже для меня стало неожиданным, что через неделю о бо мне уже никто не вспомнил. Спасибо Николаю Андрееву за короткую весточку: - Что-то вы пропали из фейсбука. На всякий случай сообщаю: книжка в продаже. Пока что только в магазине "Москава" на Тверской. Ваше мнение очень важно для меня.
       
Я не мог обделить вниманием этого творческого человека: - Но вчера нашёл силы приобрести вашу книгу. Приступаю к изучению! Речь идёт о книге Николая Андреева "Жизнь Сахарова".
         Ну и выводы из субъективных ощущений. Память практически восстановилась. Иногда происходят сбои при печатывании, но общаться и делиться впечатлениями можно!
Это я

Алексия. В процессе.

           Этот пост я не хотел писать не смотря на данное обещание. Да простят мне друзья это признание. Тем более, что писанина мне пока ещё даётся с трудом. Но сообщение tavologa Остаться в живых или Новые правила госпитализации (и их последствия - на примере мой семьи) , о том, как благодаря новым правилам работы скорой помощи её муж лишился пальца и едва не был поражён гангреной, побудило меня взяться за перо присесть к клавиатуре и поделиться своим впечатлением о здравоохранении, или как считает автор поста - здравоохренении.
       
           Проникнув серьёзностью случившегося, не стал рассчитывать на самовосстановление, которое меня выручало при многих поражениях. Кроме потери зубов. Оставил Рэма и Олю на Ирину Павловну и отправился в Москву. Встал перед выбором -  в какую поликлинику обратиться.  Тут мне задавали вопрос - а почему бы не в платную? А из принципа! Не для того я пол жизни отдал служению ядерной науке и технике и военному делу, что бы за свои кровные поддерживать остатки своего, столь необходимого в своё время  государству, здоровья. Да и не верю я в добросовестность медиков, которые слова Гиппократа "...клянусь направлять режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением...",  поняли как : "...направляю режим больных к своей выгоде сообразно с моими запросами ...". Как и всем тем, действующим под девизом "Чего изволите-с?!"  Особое сомнение вызывают специалисты "тонких" медицинских технологий, граничащих со знахарством, когда результаты лечения не поддаются объективной оценке. Другое дело хирургия. В ней итоги вмешательства можно оценивать даже на вес!
         Итак, стал перед выбором: районная поликлиника,  военная поликлиника №9 и городская №220. Во всех трёх у меня заведены амбулаторные карточки,  причём, в военной состоящая из трёх томов. Первый был открыт ещё в начале  службы на Полигоне и в купе с остальными томами мог бы служить канвой   воспоминаний.
        Районная поликлиника отпала сразу. Отвык я толкаться в очередях, да, в принципе, и не привыкал. Военная поликлиника при либеральном военном руководстве скатилась ниже районного уровня. Она объединила в себе несколько упразднённых и переполнилась военными пенсионерами практически со всей Московской области и офицерами действительной службы, имеющих право на внеочередное обслуживание. От её услуг я отказался по совету её же администрации, предупредившей об ожидаемом сокращении. Но, как я уже сказал, военную поликлинику не сократили, а уплотнили.
         Осталась приемлемой  220 поликлиника департамента здравоохранения Москвы. 
Поликлиника была создана в 1929 году и длительное время являлась структурным подразделением Четвертого главного управления при МЗ СССР, и, сами понимаете, кто в ней лечился. Не смотря на то, что  в 1990 г.  она была передана московскому городскому здравоохранению, в ней до сих пор сохранились те ещё специалисты и довольно приличное оборудование. Ну а здание, чёткой организацией строительства которого я любовался из тёщиного окна приезжая в командировки, .может быть назван дворцом здравоохранения.  Поликлиника призвана обслуживать льготные категории населения северной половины Москвы и мне, с моими тремя корочками льготника, прямая туда дорога, скажем, по-принадлежности.
       На входе получил отмашку охранника "Проходи", не смотря на то, что вместо пропуска, по ошибке показал ему социальную карту. В вестибюле в глаза бросилось новшество - электронные терминалы для интерактивного оформления заявки на медицинскую помощь. Возле них копошилось несколько старушек, пытавшихся подружиться с i-технологией. Подумалось, что не мешало бы приставить к терминалам специалиста для консультаций и помощи, как додумались в Сбербанках. Далее в вестибюле обычная регистратура. В этой поликлинике это не регистратура, а, скорее, ресепшн. А регистратуры на каждом этаже отдельно для каждого отделения.
        Заглянул в окошко "Справка": - Здравствуйте, мне нужна срочная неврологическая помощь! - Пройдите к дежурному терапевту, 8 этаж. Запись к специалистам через терапевта! Это тоже новшество. На восьмом этаже повезло. Дежурным терапевтом  оказалась наша участковая Татьяна Николаевна Кухта, очень приятная, внимательная и заботливая женщина. Выслушав меня, распорядилась в регистратуре поднять мою карточку и предложила мне посидеть в коридоре и подождать прихода карты.  В поликлинике существует специальный мини лифт, по которому из недр центральной регистратуры поднимают запрашиваемые врачами карты пациентов. Это самая долгоиграющая процедура в поликлинике. Дожидаться приходится долго. Мой личный рекорд полтора часа. А учитывая то, что при посещении нескольких врачей процедура передачи по лифту повторяется, то оказывается, что при посещении поликлиники время,в основном, расходуется на ожидание амбулаторных карт.
       Ну, вот, и карта у Татьяны Николаевны, и получено её приглашение в кабинет, и выслушаны её замечания по поводу того, что я не посещал врачей более двух лет и меня ищут урологи другие специалисты.Пообещал, что не смотря на свой принцип "Не буди лихо пока тихо" по завершению дачного сезона пройду диспансеризацию.   Выслушала Татьяна Николаевна мои жалобы, согласилась с поставленным мной самим себе диагнозом, прописала от головокружения бетагистин и принялась записывать меня на приём к невропатологу. После долгих трений с регистратурой на том конце телефонной линии удалось найти окошко у невропатолога аж второго сентября, то есть через 12 дней.  На моё замечание, что за это время меня может дважды хватить инсульт, Татьяна Николаевна успокоила, что в таком случае поможет неотложка, а невропатолог только подтвердит, что она правильно мне назначила лекарство. С благодарностью раскланялся, даже не заметив, что терапевт не измерил у меня давление, ка это было принято в прошлом. Только заметил, что у неё не было на шее привычного стетоскопа.
        Похоже, моя способность самовосстановления не утрачена. Уже довольно сносно печатаю, с каждым днём подчёркнутых красным слов в моём тексте всё меньше. Правда, в слух читаю ещё не уверенно и не всегда доходит смысл прочитанного. Надеюсь, что это временно!
       Огромная благодарность друзьям, проявивших сочувствие и давшим полезные советы!
Это я

Алексия

        Встал, как всегда, по звонку будильника лаю над ухом моего нетерпеливого Рэма.  лает пока я не сяду на постели, потом приваливается к моим ногам и наслаждается моими ласками. Когда я встаю он заваливается досыпать и в тогда у меня появляется свободное время чтобы одеться и заодно раскрутить компьютер и проверить почту.
       Вот и 12 августа я попытвлся по-быстрому заглянуть в монитор - не тут то было! Вот экран, вот привычный интерфейс Firefox в привычных цветах - но ни одной буквы! Напряг зрение. С трудом удалось различить отдельные знаки, но тексиа, ни то, что текста - отдельных слов разобрать не удалолось. Глянул в окно. На расстоянии до пятидесяти метров, пока взгляд не упёрся с стену леса, различаю каждый листик, каждую колючку чертополоха. Перевёл глаза на экран телевизора - у Ирины Мишиной различаю каждый волосок. На этом решил отложить оптические эксперименты до возвращнния с прогулки.
       На прогулке хорошо размялся. Особенно старался поработать над шейными позвонками. Ни каких неудобств со зрением по-прежнему не ощущал.
       Возвратившись к компьютеру, вновь попытался прочитать текст на экране. Стало немножко понятьней.  По крайней мере стало возможным составлять слова Правда, о беглом чтении не могло быть и речи! Некоторые буквы просто выпадали, как будь-то их кто-то стирал их ластиком, оставив только мутный след. Слова наползали друг на друга, начинались с приставки одног слова и заканчивались окончанием другого, иногда при этом потеряв корень. Отнёс такое состояние зрения на усталост, так как накануне запоздно читал с экрана. Поджумал: пол дня отдохну и всё станет на свои места, тем более, что наметилось некоторое улучшение.
       Ближе к вечеру вновь присел к монитору   -  ничего не изменилось. Ну что же, на то и интернет, что бы разобраться в собственном состоянии!
        С трудом вписал в поисковик фразу "нарушение чтения". Яндекс сразу выложил тысячи статей. С трудом разобрал, что все они относятся к нарушениям чтения у детей.  Добавил в поиск " у взрослых" и выбрал статью Краткий обзор учений о нарушениях чтения. В этом обзоре выбрал близкие по выявленным у себя симптомам заболевание "алексия". По следующему описанию: " при вербальной (аграфической) алексии нарушения чтения сочетаются с расстройствами письма. В отличие от агностической алексии узнавание отдельных букв сохранено или нарушено мало. Утрачивается чтение целых слов, слогов, фраз. При чтении возникают частые литеральные и вербальные паралексии, отчуждение смысла слова. Больные пытаются компенсировать дефект узнавания слогов и слов не аналитическим (побуквенным) способом чтения, а домысливанием непрочитанных частей, попытками узнать слово "в лицо". Нередко смысл слов и фраз понимается верно, хотя больной не может прочесть вслух или читает с ошибками", - пришёл к выводу, что у меня именно вербальная алексия, что это не заболевание зрительной системы, а неврологическое заболевание, связанное с локальным поражением определенных участков мозга. Ну, вообщем, маленький такой инсультик. Посмотрел на себя в зеркало, показал себе язык и скорчил рожу - всё в порядке!  Потихоньку стал уверенее читать. Вычитал, что основа лечения этого недуга - постоянные тренировки в чтении и гипноз. Ну, первым я себя обеспечу!
       Вспомнился случай, когда у меня во время работы над дипломным проекто наступил писчий паралич. Похоже, что у меня склонность к неврологическим поражениям. Как только удалось столько лет сохранять светлыё ум и трезвую память! Но всё же пришлось обратится к врачу. Но это сюжет для отдельного рассказа.
        Мог бы продолжить и сейчас, но устал, голова всё же не в порядке. Если найдуться ошибки - не осуждайте. Я старался на своём примере предупредить остальных подсевших на интернет.
Это я

Замечательные люди. Леонид Семёнович Майоров

                     ВОСПОМИНАНИЯ О СЛУЖБЕ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ЯДЕРНОМ ПОЛИГОНЕ
                                   
                                                       Л. С. Майоров . Продолжение.

11. Окончание пути.

В 1972 году я принял решение по достижении 50-летнего воз­раста уволиться из рядов СА в запас. Что же заставило меня при­нять такое решение? Казалось бы, служба проходила более или менее успешно, служебный рост тоже был нормальный, служи, как говорится, пока не уволят. Тем не менее я решил увольняться по трем причинам: во-первых, я всегда считал, что увольняться из армии нужно вовремя, т. е. по достижении предельного возрас­та, предусмотренного законом о прохождении службы, а не дожи­даться, когда тебе это «предложат», во-вторых, я стал чувство­вать усталость, накопившуюся за многие годы постоянного нер­вного напряжения из-за характера выполняемой мной работы, требующей высокой ответственности. Кроме того, меня стали бес­покоить сосудистое заболевание ног, начальная стадия катаракты на левом глазу, ухудшение зрения, В 1970 году после проведения выездного испытания, где я возглавлял экспедицию от полигона, у меня обнаружили опухоль на голосовой связке (появилась силь­ная охриплость голоса), которую мне удаляли в Главном военном госпитале им. Н. Н. Бурденко в Москве. В-третьих, изменение об­становки на полигоне, вызванное сменой его руководства. Старый начальник, проработавший на полигоне более 20 лет, ушел в от­ставку, а вместо него был назначен новый для нас человек, ко­мандир одной из частей 12 ГУМО, который, как выяснилось впос­ледствии, имел весьма смутное представление о специфике и ха­рактере работ подразделений НИП и инженерного полка по подготовке и проведению испытаний.

Collapse )

                                                            Окончание .                   
Это я

Замечательные люди. Леонид Семёнович Майоров

        ВОСПОМИНАНИЯ О СЛУЖБЕ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ЯДЕРНОМ ПОЛИГОНЕ
                                   
                                        Л. С. Майоров . Продолжение.

5. Безопасность испытаний.

Для обеспечения радиационной безопасности испытаний в штате НИП полигона был организован отдел радиационной безо­пасности, оснащенный специальной техникой и приборами: ра­диометрами и дозиметрами различных типов, автомобилями и транспортерами, оборудованными для проведения радиационной разведки, техникой для дезактивации транспорта и санитарной обработки личного состава.

Работа отдела радиационной безопасности во время испыта­ний строилась следующим образом. После взрыва первой из вы­жидательного района выезжала группа радиационной разведки. В районе площадки испытаний в безопасном в радиационном от­ношении месте организовывался так называемый передовой дис­петчерский пост (ПДП), на котором на специальном планшете или щите указывались измеренные в результате радиационной разведки уровни радиации в районах приборных сооружений и на маршрутах подъезда к ним. Измерительные группы, оснащенные радиометрами (не менее двух на группу) и дозиметрами (у каждо­го члена группы), следовали по указанным маршрутам к своим сооружениям для снятия пленок. Если выяснялось, что в районе какого-то сооружения уровень радиации превышал допустимую норму, то решение о его вскрытии и снятии пленок принимал ру­ководитель испытаний. Организовывалась минимальная по чис­ленности группа, способная решить задачу, которая на двух авто­мобилях (один запасной) направлялась по наиболее безопасному маршруту, имея специальный контейнер для защиты пленки во время транспортировки. Следует напомнить, что подземные со­оружения типа БК, надежно защищенные от излучений, обеспе­чивали и защиту пленок. Пленки в наземных передвижных опти­ческих сооружениях такой защиты не имели, поэтому при высо­ких уровнях радиации они полностью засвечивались и никакой ценности уже не представляли.

Collapse )                                                                           Продолжение следует.
Это я

Боевые подруги

                                                                                     Точка возврата

    Май, июнь и июль 1971 года были самыми сложными и насыщенные работой в моей жизни.  Проводилась серия 10Т пусков реактора РВД,  в последствии переименованного в ИГР-1, целью которой были теплофизические исследования тепловыделяющих сборок для реакторов ядерных ракетных двигателей. Мы готовились к этим пускам почти два года. Программой наших исследований  предусматривалось исследование количества и изотопного состава радиоактивных продуктов, выносимых охладителем, он же рабочее тело ракетного двигателя - водород, на различных термодинамических нагрузках. Полученные данные предусматривалось использовать при прогнозировании радиационной обстановки на пусках реальных двигателей, стенд для испытаний которых заканчивался строительством на площадке "Байкал-1". Программу, как говаривал Аркадий Райкин, я сам сочинил и сам на память выучил. По программе работал персонал 5 отдела 3 НИУ, усиленный представителями других отделов, и, с благословения светлой памяти Сергея Лукича Турапина, гражданский персонал его радиохимической лаборатории. И на аппаратурной базе этой лаборатории, так как в 3 НИУ лабораторная база только разворачивалась.
     Collapse )
Это я

Сукин сын

                                                                              Привет от РЭМА!
.

     Рэму закрыли бюллетень. Выписали все врачи - и хирург, и нервопатолог, и психиатр.
На память о ранении остались только 20 грамм свинца в заднице.Но, как видите, это не мешает ему держать хвост пистолетом парусом!
Осталось мне написать обещанное завершение его приключений, вернее приключений его хозяев. Пока воздерживался от написания, чтобы не сглазить
Это я

Моё Эго

                                                                            То ли сон, то ли бред...

           Лет пятнадцать уже прошло. Но то, даже не знаю как назвать, пусть будет "ощущение сущности",  время от времени возврашаются из моей памяти.
           После одной из операций, уже не помню в какой больнице, а может быть в госпитале, я был возвращён в свою палату из реанимации. После отбоя дежурная сестра делала мне укол при слабом свете, едва просачивающийся из корридора через полуоткрытую дверь.
           Я опоздал с вопросом и узнал от  сестрички, что она вприснула в моё мягкое место  пару миллилитров предписанного врачём промедола. Если бы я знал о её намерениях заранее, я бы не переворачивался с таким трудом на живот, а отмахивался бы от этой инъекции руками и ногами,  насколько позволяло моё безпомощное состояние. За несколько операций до этой, крайней, я дал себе зарок преодолевать боль без наркотиков,  используя внутренние ресурсы организма.
           Через предусмотренные свойствами промедола двадцать минут стал впадать в состояние невесомости. Стены палаты раздвинулись, стали как будь-то бы с подсветкой изнутри,  окружающие предметы постепенно исчезали вместе с соседями по палате, а сама палата приобретала форму куба со мною в центре. А дальше началось самое интересное.
           Я потерял ощущение себя и стал одним целым с этим кубом. Стены его стали деформироваться невообразимым образом. Как-то складывались в кубические элементы маленького размера, связанные между собой. При каждой попытке понять происходящее  я    видел себя в кубе всё уменьшающегося размера. И мгновенно терял самоощущение, сливаясь с этой непонятной сущностью. Так, чередуя попытки оценить происходящее,  якобы происходящее, и периоды вновь обретённой мной сущности, вся система трансформировалась сохраняя кубическую форму и в конце концов превратилась в точку. Причём, в точку в математическом понимании - место в пространстве, не имеющее геометрических размеров. Осталось только сознание того, что от меня не осталось ничего видимого и ощутимого.
            Через некоторое время трансформер стал разворачиваться в обратном порядке. Этот период как-то не отложился в моей памяти, возможно был не столь продолжительным. Очнулся я с убеждением, что участвовал в процессе сворачивания собственного "Я" в хромосому, что именно так сворачивается жизнь конкретного индивида и потом сохраняется в неподвластной времени и физическим воздействиях сущности, готовую возрадиться в благоприятных условиях.
            Причём, это убеждение возникло во мне не врезультате оценки промелькнувших видений и  их осмысливания, а само по себе, как бы вложенное кем-то или чем-то в моё сознание.