Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Ветеран ПОР

Знаете, каким он парнем был!

    Нет, не о Юрии Гагарине этот пост. Этот пост памяти Рудольфа Блинова. Он достоин строчки из баллады о первом космонавте, тем более, что в одно время с ним учился покорять небо на крыльях самолёта-истребителя. Каждый год 18 марта друзья Рудольфа возобновляют страницы памяти об этом удивительном человеке. Я не буду повторяться, хотя он и достоин бесчисленных повторений, просто отошлю читателей к страницам моего ЖЖ с тегом "Друзья о Р.Блинове".

    Психологическая характеристика " Постоянно уверен в себе, в своих силах. Уверенность всегда устойчива. Его очень трудно, по существу невозможно, вывести из состояния равновесия. Настроение обычно немного приподнятое, вероятно, потому, что у него юмором, смехом до краёв полна голова. Вместе с тем трезво-рассудителен. Наделён беспредельным самообладанием." - данная Юрию Гагарину, дословно соответствует личности Рудольфа. Я хотел бы сегодня отметить особенность его юмора насыщенного шутками, которые не все могли воспринимать как шутки, шутки на грани фола, но которые ему прощали все в его окружении, так как знавшие его люди были уверены в его искреннем человеколюбии.
     Вспомнить один эпизод из лётной практики Рудольфа мне помог пост zoosovet с таким вот коротеньким анекдотом:    
- База! База! Я Сокол-18. У меня горючее на нулях!
- Сокол-18, срочно сообщите свои координаты!
- Ангар номер 11, место 15.

     Похоже пошутил и Рудольф, но с более весомыми последствиями. Вот его рассказ.
     Подлетаю к Семипалатинску. Выхожу на связь с руководителем полётов семипалатинского аэропорта: - Я борт 03, иду на одном двигателе, шасси не убираются, прошу разрешить посадку! Слышу возбуждённые переговоры на командном пункте, затем голос руководителя полётов: - Борт 03, посадку разрешаю со второго захода! Необходимо подготовить полосу.
      Делаю круг, вхожу в глиссаду, касание, короткая пробежка, осматриваюсь - к машине несуться газик, грузовик и пожарная машина.
      - Что за шухер, - спрашиваю подбежавших технарей,
      - Нам дали команду принять аварийный борт!
      Осмотрели самолёт, убедились в его исправном состоянии и чуть ли не под конвоем отвели отвели на командный пункт. Руководитель полётов, старый летун, размахивая кулаками перед моим носом, высказал всё, что он думал о моей маме, обо мне, моих командирах и военной авиации вцелом. Я пожал плечами: - я что-то не правильно доложил?! У меня борт АН-2, действительно с одним двигателем и шасси не убираются. Нвчальник замер в недоумении, не в состоянии понять как реагировать дальше. Из оцеменения его вывел дружный смех присутствующих. Махнул в мою сторону рукой: - Свободен! Но на "Плактон" радиограмму всё-таки отправил с красочным описанием нашей встречи.
       Подобные шутки Рудольфа можно пересказывать бесконечно. Это одна из самых безобидных. На мой взгляд, талантливые, активные, неравнодушные люди, с природными задатками лидеров, подобные Рудольфу, рано сгорают из-за избытка адреналина.

Курсант

C Днём космонавтики!

                        

             В похожий пасмурный с прояснениями день 50 лет назад на аэродроме в Тюмени проходили  занятия по подрывному делу нашего взвода курсантов выпускного курса Тюменского военно-инженерного училища. Практиковались  в выводе из строя самолётов противника на его аэродроме.
             Преподаватель показывал приёмы минирования уязвимых узлов самолёта, подрыв которых малыми тротиловыми шашками приводит к  повреждениям, которые не могут быть устранены обслуживающим персоналом. Тогда как  после захвата аэродрома противника нашими войсками самолёты могут быть восстановлены в заводских условиях. Такой вот диверсионный акт с перспективой на будущее.
              Где-то в середине занятий к нашей группе подбежал работник аэродрома и передал преподавателю полученное по телефону распоряжение закончить занятие и вернуться в училище. Подполковник скомандовал мне:
        - Товарищ старший сержант! Стройте взвод для следования на территорию училища.
        - Взвод! Приготовиться к построению!
Курсанты не спеша сняли установленные на двигателе, на приводных механизмах закрылков и килей учебные заряды и сгруппировались передо мной.    
- В колонну по четыре становись! - скомандовал я,- Равняйсь! Смирр-но!  И направился с докладом  к преподавателю. Не дождавшись моего приближения, он распорядился:
- Ведите строй в расположение!
- Взвод! Левое плечо вперёд, шагом марш! Прямо!
Подождав, пока взвод развернётся и начнёт движение в указанном направлении, я подстроился под ногу и зашагал рядом со строем.  Вдогонку донеслось:
- Бегом! У вас 25 минут!
Бегом, так бегом. Продублировал команду и,  пропустив строй, затрусил за ним.  
            У ворот училища дежурный по КПП передал мне команду вести взвод на строевой плац. На 12 часов назначено общее построение училища.
На территории училища в сторону плаца от учебных корпусов и казарм топали курсантские и солдатские строи. На плацу уже стояла наша рота. Я поставил взвод на предназначенное ему место, доложил командиру роты майору Анисимову Игорю Борисовичу о прибытии, продублировал его команду "Вольно" и тихо спросил:
- Что случилось? Командир в ответ только недоуменно пожал плечами.
            Движение на плацу прекратилось. На средину строя вышел полковник заместитель начальника училища по строевой части и скомандовал:
- Под знамя смирр-но!
Ого! Построение с выносом знамени, что же произошло в буден  день, среду, 12 апреля?  Откуда-то из глубины души всплыла тревога.
         Знаменосцы пронесли боевое знамя училища и стали на своё место на правом фланге. Зам. по строевой строевым шагом направился на встречу начальнику училища генерал - майору Затылкину Б. В. и отдал ему рапорт странного содержания:
- Товарищ генерал! Тюменское военно-инженерное училище в ознаменование знаменательного события – запуска космического корабля "Восток" – построено!
По рядам строя училища прошелестел недоуменный шёпот. Запуск? Ну и что? Мы уже к этому времени привыкли к сообщениям о запусках космических аппаратов. К чему такая помпа?!
             Генерал обратился к строю училища:
- Товарищи!  Сегодня,  12 апреля 1961 года в Советском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире космический корабль-спутник "Восток" с человеком на борту. Пилотом- космонавтом космического корабля является гражданин Союза Советских Социалистических Республик летчик старший лейтенант ГАГАРИН Юрий Алексеевич.  Генерал сделал паузу. Слух резанула оглушительная тишина. Курсанты переглядывались. Гримасы недоумения и растерянности мгновенно сменились выражением восторга.  Через секунду где-то в строю родилось сначала робкое "Ура", покатилось по рядам, потом окрепло, завершилось протяжным эхом и замерло, прерванное повелительно поднятой рукой начальника училища.
            Потом генерал рассказал об известных ему параметрах полёта, особенностях приземления и закончил сообщением, что Гагарин приземлился майором и Героем Советского Союза. Это сообщение вызвало очередной всплеск восторга в строю. Курсанты похлопывали друг друга по плечам, пожимали руки, обменивались дружескими объятиями. Ни кто не удивлялся, заметив слёзы радости на глазах товарищей.
Начальник училища не старался ограничить торжество начальственным окриком. Он только делал жесты руками, призывая умерить восторг. Потом выдвинул впереди себя начальника политотдела и когда тот поднял руки, призывая к тишине, она постепенно восстановилась.
           Замполит, как и подобает, подчеркнул роль коммунистической партии в воспитании героя-космонавта, заслуги всего Советского Народа в создании трамплина для прыжка человечества в космическое пространство и выдал прочие идеологически выверенные сентенции. Но закончил по-человечески:
- Спасибо, товарищи, за ваши бурную реакцию и восторг, вызванные сообщением о выдающемся достижении советской науки и промышленности, героизмом нашего товарища по оружию Гагарина Юрия Алексеевича. Такого проявления всеобщей радости я не встречал после 9 мая 1945 года!
Эти слова вызвали совсем необычную для строя реакцию – аплодисменты.
В заключение генерал поздравил личный состав, получив в ответ положенное троекратное "УРА". Но на этот раз "Ура" было особенно громким и раскатистым. Да и строевой шаг при прохождении торжественным маршем отличался такой яростной силой, как будто бы курсанты старались на асфальте отпечатать строки памяти об этом величайшем событии. 
            И вот прошло 50 лет. Через пару месяцев исполнится столько же моей службе офицером Советской Армии. Оглядываясь назад, прощаю себе  всё, кроме того, что не смог до конца сохранить верность однажды данной воинской присяге.