Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Это я

Дети Полигона

                                                    Мисс Полигон
   
Не пора ли нам замахнуться на не принятый в наше время, но популярный теперь конкурс "Мисс Полигон". В нашем случае, конечно, виртуальный. Это предложение возникло у меня, когда я в "Одноклассника" увидел Навталью Неволину и заинтересоваввшись, не является ли она дочерью нашего сослуживца Юрия Неволина, решил порыться в её аккаунте. Содержание её фотоальбома поразил меня.  Я увидел эту девушку рядом, -  да что там рядом! - в обьятиях таких личностей, которых раньне встречал только на обложках журналов или экране телевизора.
Шахназаров) Вот первая фотография:  Каждый, кто даже слегка интересуется искусством кино, узнает Карена Шахназарова. Особенно те, кто участвует в острых дискуссиях на шоу Владимира Соловьёва. В них Карен отличается необычайным для наших политических споров здравомыслием.
     Я не буду загромождать фотографиями пост, выставлю их отдельным пакетом, иначе увлекшись такой красотой читатели пропустят историю самой нашей героини.
     Родилась она и выросла, как сама шутит, в самом известном и счовершенно секретном городе Курчатове в 1975 году в семье Владимира и Валентины Неволиных. Выросла, как многие считают или от невежества или в спекулятивных целях, в обставновке жуткой радиационной опасности. Правда, как я ни старался непривзято выявить в её внешности и поведении признаков лучевого поражения, ничего не обнаружил. Дай Бог, чтобы все облучённые так привлекательно, не побоюсь сказать, соблазнительно, выглядели и фонтанировали неуёмной жизнерадостностью!  Актёрское мастерство освоила в Ярославском театральном институте и аак профессиональная актриса ложной скомностью не страдает. Говорит о себе: — Живая, темперамента мне не занимать, скромно замечу ...не без таланта...
Могу быть и лирической и характерной. Работала с режиссером Виктором Розовым в спектаклях для детей на базе Центрального детского театра, так же в нескольких частных театрах. Снималась в  сериалах "Гуров", "Прокуроская проверка" серии "Бесогон", в главной роль "Кулаги и партнеры", серия "Брачные аферисты", в художественном фильме  "Алая вишня" производство Китай -Россия,"Тимур и его командос", продюсирую спектали, кинофестивали, агент артиста Александра Цуркана.
     Люблю рыбалку и любовью заниматься на природе. Но это уже не относится к проф.деятельности. Эти признания Натальи утверждают, что эта девочка выросла на берегу великого Иртыша в условиях дикой природы, не смотря на то , что ариол обитания был ограничен колючкой со сторожевыми вышками по углам периметра.
Пульт   На этой фотографии Наталья с актёром театра и кино и интереснейшим человеком Александром Цуканом у пульта управления опытным полем, с которого было проведено первое ядерное испытание на Семипалатинском ядерном полигоне.  Они в 2014 году провели творческую поездку по Алтаю и Восточному казахстану с посещением родного городка Натальи - Курчатова.
     На этом , мне кажется, я могу звкончить текстовую часть агитационной кампании за свою кандидатуру на титул "Мисс Полигон" и в дальнейшем продолжить знакомство с претинденткой по фотографиям.
     Единственное хочу пожелать в слух - это то, чтобы нашу героиню не постигла судьба её героини:





                    Не зарикайся
    Чтобы раскрыть диапазон творческих контактов Натальи Неволиной покажу ещё несколько фотографий.  Надеюсь, персонажи, изображённые  на этих фотографиях, в представлении не нуждаются!
Collapse )
Это я

Дети Полигона

                                          Чем пахнет детство

                                                                                                                               Наталья УСЕНКО

                                                                                                                           
Детство не может быть плохим. Оно может быть разным. Таков уж народ - эта неугомонная детвора, не отягощенная политикой, проблемами
государственного масштаба и ежедневной заботой о хлебе насущном. Взгляд их не замутнен, чувства остры, а сердце открыто и хорошему, и
плохому. Самые сильные впечатления - детские, а самая первая, и пожалуй, неизменная любовь - любовь к своей Родине, месту, где ты
появился на свет.
Так уж получилось, что мое детство закончилось в тот момент, когда наша семья покинула городок, где я родилась, и перебралась жить в
Литву, маленький городок Снечкус. Конечно, этот город я люблю, но все же мое сердце будет отдано навсегда Конечной - Семипалатинску-21.
Для кого-то это знаменитый ядерный полигон, а для меня - самый чудесный город на свете, который запечатлен навеки в памяти десятилетней
девочки, которую увозил поезд ранним морозным, ноябрьским утром 1981 года прочь из детства, навсегда...

Collapse )
Это я

Мы родом из детства

                                                  Дети Полигона вспоминают
                               

                                      Баязитов Рашит Шарифович

    Пионерлагерь на Михайловских озерах(Солнечный луч) 1973год.
  Летом в 1964-1966г.г., я три года подряд ездил в наш загородный пионерский лагерь «Солнечный луч» и лучшие воспоминания моего пионерского детства, связаны с этой порой. Традиционные сборы, торжественные линейки, игра в «Зарницу», побудка под звуки горна, туристические походы и ночные бдения у пионерского костра… все эти самые счастливые моменты жизни оттуда…из детства.

 


Collapse )
Это я

Мы родом из детства

                                                                                                    Дети Полигона
       Вчера Анна Васильевна dankovtseva_a на своей страничке в ЖЖ поместила замечательный рассказ о детях армейского гарнизона http://dankovtseva-a.livejournal.com/82277.html. Я не обратил внимание на заголовок поста "Гарнизонные дети" - Рубан Николай Юрьевич и во время чтения у меня вертелась мысль, что только такая замечательная писательница, как Данковцева, могла проникнуть в мелкие особенности  гарнизонной жизни. Ан нет! В конце поста имелась ссылка на сайт авторов армейского литературного творчества http://artofwar.ru/r/ruban_n_j/text_0130.shtml. Вошёл в этот сайт и зачитался. Ознакомился со сведениями об авторе восхитившего меня рассказа о детях : Родился в Узбекистане. Окончил Рязанское ВДКУ в 1982 году. Служил на Дальнем Востоке, в Афганистане, Закавказье. Учился в Академии им. Фрунзе. Службу закончил в ЛенВО в 1998 году. Подполковник запаса. Женат, две дочери. Лауреат конкурсов русской сетевой литературы: Арт-ЛИТО'2000, номинация "Рассказы" (рассказ "Ничего личного"); Тенета-2000, номинация "Произведения для детей" (повесть "Бирюлёвские чудеса"); Тенета-2002 в номинации "Повести и романы" (повесть "Тельняшка для киборга").И, что характерно, на сайте ART OF WAR большинство авторов с подобными судьбами. А тем, кто глотал пыль военных дорог, задыхался в пороховых газах и строил свой быт в короткие встречи с близкими, вырвавшись со службы, есть что рассказать.Причём, с солдатской правдивостью и прямотой.
      Со своей стороны решил на время отключиться от темы истории испытателей ядерного оружия и учёных-ядерщиков и рассказать о детях Полигона.
      Вообще-то дети военных городков и других закрытых поселений - особенные дети. Они растут где-то посредине между городскими и условиями и сельским бытом. От города у них комфортные условия жизни и в то же время сельская в времяпрепровождении, близость к природе.Они хорошо осведомлены об особенности службы и работы родителей  и не знают других занятий для взрослых, как воспитание солдат, обслуживание военной техники, наряды, парады, ученья, создание скромного быта и воспитание детей, да ещё оказание медицинской помощи. Если дети гарнизонов и знакомы с другими профессиями, то только благодаря СМИ. Поэтому предпочитают продолжить путь отца или матери. Среди сверстников нет социальных различий, семь с примерно равным достатком. Все имеют только то, что имеет в продаже военторг. Следовательно, вырастают с ослабленным чувством зависти и с равным отношением к окружающим, с привычкой оценивать человека  не по стоимости его шмотья, а по личностной стоимости. Я перечислил отличительные черты гарнизонных детей, выросших в советское время. Теперь они наверняка поражены теми же пороками, как и всё современное общество.
      Дети Полигона отличались от своих сверстников из гарнизонов не столь засекреченных  войск тем, что родители не могли посвящать их в свои служебные занятия. Только где-то в 1965 году добился разрешения организовать на базе научно-испытательных подразделений производственную практику старшеклассников. Тогда наши дети наконец-таки увидели своих отцов и матерей в лабораториях и могли убедиться в серьёзности их занятий. К сожалению, эта практика продлилась не долго.
      Наши дети с рождения были знакомы с воздействием поражающих факторов ядерных взрывов. До 1963 года они видели далёкие вспышки и характерные грибы, содрогались от звона стёкол и хлопанья дверей от воздушной ударной волны, несколько раз подвергались воздействию излучений от радиоактивного облака. Помню, как Валерий Иванович Берберя, выросший на Полигоне от ясельного возраста до полковничьего звания и должности начальника отдела математического моделирования с пятилетним перерывом на учёбу в Томском университете, делился своими детскими впечатлениями от испытания первой термоядерной бомбы. Всё население городка было спрятано за естественным укрытием - обрывом высокого берега Иртыша, а когда возвратились домой, застали перечёркнутые трещинами стены, битую посуду и выбитые окна и двери. С переходом на подземные испытания детям приходилось испытывать на себе сейсмическое воздействие. Со временем привыкли, что один два раза в месяц дом трясётся мелкой дрожью, бокалы в сервантах чокаются сами с собой, а иногда перед этими явлениями их выводят на улицу на внеочередную прогулку. На вопросы что происходит, родителям и учителям приходилось выдумывать особые атмосферные явления, впервые обманывать своих чад.
      Материал о детях Полигона решил скомпоновать так. Выставить несколько фотографий юного сообщества времён расцвета Полигона, а затем ознакомить читателей с воспоминаниями о детстве, изложенных в  литературных изысканиях некоторых из них..
      Среди найденных в социальных сетях фотографий меня, прежде всего, заинтересовала та, на которой я увидел знакомые лица.
                               Серёжа Гордеев
     В центре этого букета выпускников 1967 или 1968 года выпуска средней школы №1, тогда ещё московской школы №20, Серёжа Гордеев. Это сын моего начальника Константина Ивановича Гордеева. Я с ним познакомился, когда он проходил в нашем отделе радиационной безопасности производственную практику  . Может быть эта практика и стала началом его профессионального выбора. Он закончил МИФИ, работал в Институте сельскохозяйственной радиобиологии, принимал участие в работах по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, где мы с ним снова встретились, сейчас продолжает работать в ГУП МОСНПО «РАДОН».
     Справа от Серёжи с сияющим личиком Танечка Барсукова, дочь нашего любимого генерала Владимира Михайловича Барсукова, в то время ещё полковника, начальника нашего 2 Научно-испытательного управления. С ней,повзрослевшей, мои читатели уже знакомы по публикации о боевых подругах http://ogolovok.livejournal.com/51038.html.
      Обнаружив эту фотографию, я позвонил Сергею Константиновичу и попросил его восстановить имена его подружек с этой фотографии. Он, оказывается о ней даже не помнил, и обрадовался тому, что я ему её переслал.
      Но основная цель моего звонка Сергею была просьба подготовить фотографии и биографическую справку о его отце. Я давно собираюсь написать об этом замечательном человеке, офицере-фронтовике, организаторе и учёном, одном из моих учителей, но, к моему стыду, кроме нескольких сюжетов из его фронтового прошлого, ничего не могу вспомнить. И не могу найти в интернете его фотографию. Он из тех людей, у которых не было времени позировать перед камерой.
      Следующие две фотографии - это выпускники школы 1984 года.
                           Класс
    На первой из них они на своих рабочих местах - в классе. Мордашки светятся ещё детским счастьем На второй через пару лет на встрече выпускников, уже несколько озабоченные знакомством с взрослой жизнью.

                          Выпуск 1984
     На неё выбор пал потому, что она иллюстрирует стремление молодёжи Полигон повторить путь своих отцов. Мы видим ребят в форме курсантов военных училищ - будущих офицеров и, наверняка, половина девушек выбрали будущее педагогов и медработников.
     А теперь всмотримся в преисполненные серьёзностью личики октябрят начала 90-х годов.
                         big_956-001
      Этим молодым людям по окончанию школы придётся вступить в уже выгнутую дугой прежде линейную жизнь,  не понятную даже их родителям.
      Хотелось бы отыскать всех представленных на снимках ребят и проследить их жизненный путь за пределами этих снимков. Надеюсь на помощь читателей, жаль, что среди них мало бывших жителей Полигона.
            
Это я

Вот моя деревня...

 
                                                  Здесь будет город заложён на зло соседу - короеду!


                Идём мы вчера вечером с Рэмом по привычной прогулочной тропе вдоль Нары. Идём - это я. Рэм носится вдоль и поперёк нашего маршрута. Что-то ищет в кустах, разрывая пожухлую траву длинным носом, пытается залезть на деревья, по молодости лет  месяцев не зная, что собаки никак не освоят технику древолазания, сколько не пытаются в погонях за кошками. Он внимательно вглядывается в гущу крон, но на мои вопросы об объектах его поиска не даёт вразумительного ответа.То ли из-за слабого владения нашим совместным языком, то ли  из - за скрытности.
               Вообще то он парень положительный во всех отношениях. Но замечаю в нём некую крестьянскую жадность, соответствующую социальному происхождению. Например, весьма не охотно отдаёт даже палки, притараненные по команде "Апорт!", да и сами палки для игры выбирает самые толстые и увесистые.  
               Так вот. Минули мы  заброшенный мост, который раньше соединял жилую зону пионерлагеря со стадионом. Нет теперь ни пионеров, ни их лагеря, ни стадиона. Кому это всё мешало?!. Дальше прошли нашу дачную купальню, облюбованную народом в самом глубоком месте на нашем участке реки. Я думаю, что глубоким оно стало во время войны от попадания в русло 250 килограммовой авиабомбы. Мы же идём по левому берегу Нары, на который не ступал кованный сапог врага. Он был остановлен на противоположном берегу. В своё время пионеры-следопыты перерыли все окопы, тянувшиеся вдоль нашего берега, а останки солдата нашли на дне той воронки. Собрали косточки, ремень с звёздной пряжкой и котелок. Вместе с солдатами гвардейской Кантимировской дивизии  торжественно подхоронили останки неизвестного бойца в братскую могилу у шоссе на Верею.  
              За купальней наша прогулочная тропа через заросли крапивы и чертополоха, который норовит расширить свой ариал посредством рэмового хвоста, поднимается в верх к еловому лесу. Я бы сказал бору, если такое название применимо к елям.  Иду по тропе, смотрю под ноги, чтобы не наступать подагренными суставами на выползшие на тропинку корни, планирую оставшееся на сегодня вечернее время. План простой. Поужинать чаем и накормить пса гречнево - рисовой кашей, заправленной овощами и говяжим сердцем, поиграть  с малышом, для него это привычный ритуал после ужина, и наконец, уложив его спать где-то к десяти часам, влезть в свой любимый ЖЖ.
              Оторвал взгляд от тропы, посмотрел на право. Сквозь прогалины между вековыми елями, на фоне  темнеющего неба, проблескивают крыши наших дачных домиков. Слева, за облысевшим кустарником, серебрится Нара. Штамп, конечно, но другими словами не передать цвет тяжёлой осенней воды в свете хмурого заката, тем более, когда на ней лежат чернённые тени от прибрежных деревьев.
              Что-то не обычным показалось в контуре ствола самого толстого чернотала, стоявшего у среза берега. Присмотрелся: какой то светлый пояс у комля. Продрался через кусты ближе к воде, стало виднее - Ба! Так это след трудовой деятельности бобра! Слыхал я от соседей, что в Наре водятся бобры, сам видел тонкие пенёчки, заточенные под карандаш, но живьём зверя не видел и не встречал очевидцев.  А здесь свежеобструганный толстенный ствол, земля возле него густо усыпана стружкой, и угадывается намерение трудяги продолжить своё занятие, очевидно, в ночное время. Сколько же пройдет таких ночей, пока это дерево свалится, перегородив Нару и став основой новой платины  в городе бобрового семейства?
              Сегодня утром, после традиционной пробежке в кромешней темноте, позавтракав и написав ответы на пришедшие за ночь письма, посветлу мы с Рэмом совершили  целевую прогулку на берег Нары, чтобы запечатлеть в цифре результат деятельности  ночной смены бобров.  Работа значительно продвинулась. Врезка углубилась сантиметров на десять. По центру  была прогрызена узкая глубокая борозда, похоже мастера стремятся ускорить событие.
              Завтра контрольную съёмку повторим и я буду продолжать вести репортаж с места строительства в надежде быть приглашённым на новоселье. К стати, подарок я давно заготовил!
              
Это я

Вот моя деревня...

                                                            По пути утренней прогулки
             К утренней прогулке мы шумно готовимся. У Рэма не хватает терпения дождаться, пока я по-стариковски долго, с трудом сгибаясь в пояснице, надену носки. Он бросается мне помогать. Но его помощь с лаем и хватанием зубами за носки, штанины и, заодно, руки только оттягивают долгожданный для него момент выхода за калитку.
          На конец-таки я собрался, поводок в руках, печение для поощрения воспитанника в кармане, в чём он лично убедился, сунув свой длинный нос в карман.

              Выскочив за калитку, Рэм садится посреди улицы и внимательно наблюдает как я калитку закрываю. С таким вниманием, словно хочет освоить это действие. Пусть сначала научиться закрывать за собой дверь в дом. Открывает её одним ударом своей лапищи, а вот закрыт никак. В преддверии холодов это меня напрягает.
              Калитка закрыта, Рэм ждёт от меня сигнала в какую сторону направить свои лапы. Сегодня пойдём налево. Так ближе к выходу с территории  нашего садового товарищества. Проходим мимо мусоросборника. К чести Рэма, он у него не вызывает никакого интереса, как и кошки, которые постоянно копошатся в мусоре. С таким прикидом, в черном фраке с белой манишкой, впору в консерваторию идти. Вот Рэм и ведёт себя соответственно своей внешности.
              За воротами дорога.

Здесь надо держать ухо востро уже мне, чтобы Рэм не повредил своим хвостом встречный транспорт. Хвост у него массивный и упругий как у динозавра. С правой стороны дороги, аккурат, где на фото находятся машины, вниз уходит дорожка, по которой мы спускаемся в пойму реки Нары. Перед нами разворачивается такой вот пейзаж, оживляемый рукотворными "пальмы", несущими ток напряжением 300 тысяч вольт, если судить по длине гирлянд изоляторов.

          По дороге к Наре Рэм решил позагорать на пока ещё ярком сентябрьском солнышке. И не удивительно - мы не видели солнце больше недели и соскучились по нему.

          После не продолжительного отдыха решили посетить наше любимое место - "Мелководье", как называют дети.

          Здесь на плёсе глубина мне  примерно  по колено, а Рэму - сами знаете по что. Когда ему было ещё только четыре месяца он в воде увлёкся игрой с новым знакомым, огромным лабрадором. Погнался за ним, попал на место, где поглубже, и поплыл. Так он освоил плавание без обучения и понукания. Он полюбил это место. Здесь всегда в разгар дачного сезона можно было встретить знакомых и завязать новые знакомства. Как с собаками, так и с детьми. Особым приоритетом в знакомствах у  Рэма пользуются девушки и, менее охотно, женщины. Бабник по натуре.
В жару он не раздумывая бросался в воду, проплывал несколько кругов и, что удивительно, на плыву лакал воду. Такого я за собаками ранее не замечал.
         Сейчас я не хотел бы, что бы он полез в воду. Сначала надо окончательно вылечится. Мне сегодня предстоит сделать ему последний укол.


Смотрю, мой пёс задумался и начал ходить кругами, внюхиваясь в запахи усыхающих трав. Это значит, что он выбирает место для туалета. Не следует ему мешать.

Ну, вот, облегчился и радостно заскакал в мою сторону, по пути прихватив ветку. " Дай веточку!", - прошу я. "Фиг вам!",- отвечает Рэм всем своим видом. Выпросить у него что-либо невозможно, можно скомандовать: "Плюнь!", и он выплюнет содержимое своей пасти. На этот раз веточка оказалась настолько вкусной, что он улёгся, решив догрызть её до конца.
" Рэм, имей совесть! Ты же уже завтракал, кончай этот свой ленч, нам ещё предстоит длинный путь!"
                                                                     Продолжение следует
Это я

Я родился !

                                    День рождения  

                                                              Украина протестует против  В Ппутина

             "Час зачатья я помню не точно…" – писал Володя Высоцкий. Я совсем не помню. А вот день, вернее, утро рождения навечно врезалось мне в подкорку.

                  Когда моя мама Александра Яковлевна разрешилась мною в нашей хате – мазанке и подняла меня над собой, чтобы я увидел белый свет, я увидел яблоню, сплошь усеянную крупными бело-жёлтыми яблоками. Яблоки покрывали траву в цветнике, раскатывались по дорожке, накалывались при падении на колья изгороди.

                  От рождения яблоко – "Белый налив" олицетворяет для меня счастливое детство.

Июль и август для меня не было вкуснее пищи, чем эти яблоки. Я грыз их целый день, угощал ими друзей из многоэтажного дома, набивал ими карманы, отправляясь знакомиться с окружающим миром.

                   Это не тот "Белый налив", которым теперь называют зелёную мелочь с непонятной родословной, высыхающую на прилавках рынков и супермаркетов. Это были  Я Б Л О К И, крупные, сочные, такие, что если зажмёшь яблоко между ладоней и посмотришь сквозь него на солнце, то сможешь  сосчитать семена, четыре или шесть.

                   Последний раз я встретил такие яблоки уже будучи совсем взрослым, отслужившим тридцать лет в Советской Армии, мобилизованным на ликвидацию последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В брошенном и разорённом городе энергетиков Припять возле детского садика, окружённая асфальтом и каменным бордюром, росла настоящая яблоня "Белый налив" . Это был уже урожай второго после аварии года и я не сомневался в съедобности этих яблок. Вот уж отвёл душу! Правда, в статье, которую мне заказала местная газета, я предостерегал ликвидаторов от употребления местных фруктов и овощей. Так и писал: -не создавайте из своего желудка могильник. Лицемер!

                     Не только яблоки, всё на Украине (в Украине) сочное и смачное!