Tags: Гарнизонная жизнь

Это я

Дети Полигона


                            Когда начинается бархатный сезон

                                           Баязитов Рашит Шарифович

Пролог.

Тему рассказа я задумал на «старый новый год», в ночь с 13 на 14 января 2007г. Придя на следующий день на работу, в кулуарной беседе с Александром Владимировичем Дьяченко, мы обсуждали наш курчатовский сайт. Я спросил его, не пробовал ли он, что-нибудь написать в страницу «проба пера». Он привел пример с воспоминананиями г-на Ижгулова «Арбузы». Дъяченко очень похвалил рассказ за юмор. Меня как обухом по голове ударили: «украли тему». Захотел найти и прочитать рассказ, но не нашел его (наверное удалили). Стал думать, стоит ли мне публиковаться, но затем решил, что у Ижгулова свои воспоминания, а у меня свои. И вот выношу на суд читателей свой «опус». Не судите строго.

                                                                                             Дом, где жил автор рассказа


    Когда начинается бархатный сезон, и на лотках базарных торговцев появляются первые арбузы, я прохожу мимо них и на меня находят воспоминания детства. Добрую часть их составляют именно арбузы, эта самая большая ягода в мире (об этом я узнал уже в зрелом возрасте).
Collapse )

   

Немного лирического отступления. Мой отец, начинал служить срочную службу до войны в 1939г. В то время наркомом обороны был маршал Тимошенко. Так вот он готовил армию к войне в походных условиях, и одним из ее условий было существование войск в полевых условиях на сухом пайке. И вот в мирное время бойцов сажали месяца на три, то на один продукт, то на другой. Отцу запомнились рыбные консервы в томатном соусе. Он до того их «перекушал», что на всю жизнь возненавидел их. Позже, году в 1944, у него во фронтовой жизни случился эпизод, когда он с двумя друзьями-сослуживцами, в часы затишья между боями, достали где-то спирт, а закусить было нечем. Выменяв у местного населения мыло, выдаваемое по пайку, на ведро свежих яиц, укрывшись от командования, они начали «гулять, запивая спирт сырыми яйцами. На каждого брата, вспоминал отец, пришлось где-то по тридцать яиц. После этого случая, у отца лет на двадцать было отвращение к яйцам, в любом виде. 

       Возвращаясь к теме рассказа. Я не скажу, чтоб у меня по отношению к арбузам, было что-то похожее, но то, что и я, переел этой спелой ягоды в детстве – это точно. Вокруг нашего полигона было много бахчей. Практически у каждой войсковой части была своя бахча. С середины августа и почти до конца сентября, по вечерам по городку разъезжали бортовые машины, груженные под завязку арбузами. Их доставляли семьям офицеров (каждой семье по 1-2 мешка, в зависимости от ранга и должности). Развозили арбузы, как правило, старший машины (молодой лейтенант, сидящий в кабине с  военным водителем), и с ними два солдатика в кузове. 

      Самое первое воспоминание. Мне 5-5,5 лет. Мы живем по ул. Октябрьская, д.9 (Сейчас здесь находиться налоговая служба г. Курчатова).  В конце улицы, перед комплексом детских садов, разгружают машину с арбузами. Я попросил у солдат арбуз. А они, видимо в насмешку, дали мне самый большой, совершенно неподъемный  для меня арбуз, диаметром, наверное, где-то в 30 см. Положили его на землю и наблюдают, что с ним будет делать малолетка. Я не растерялся и под хохот бойцов смело покатил арбуз по асфальту по направлению к дому, благо улица прямая. Такой же хохот взрослых сопровождал меня по всему пути следования и особенно около дома. 

     Основные воспоминания относятся к 1964-1966г.г. Мы, ребятня, облепив во время стоянки около дома, машину со всех бортов, висели как гроздья винограда и канючили у солдат арбузы. Попадались добрые ребята и давали сами арбуз в руки. А где-то, нарвавшись на окрик, хватали первый, попавшийся под руку, и спрыгивали с борта. За вечер, мы добывали со старшими сестрой и братом до мешка арбузов. Сестра, как правило, стояла «на стремени», караулила уже добытый «урожай» и укладывала его в мешок. Этих арбузов у нас была полная квартира. Дело в том, что наш отец, был служащим СА и работал зам. командира по административно-хозяйственной части в Гарнизонном Солдатском Клубе (был, попросту говоря, завхозом) и его отправляли по осени старшим машины за арбузами для семей сотрудников ГСК. (Однажды, отец взял меня с собой на бахчу. Сначала я бегал по поляне и выбирал самый большой и спелый арбуз, затем аккуратно его разрезал и поедал. К концу сбора урожая, я просто подбегал к понравившемуся арбузу, пинал его со всей силой ногой как по футбольному мячу; арбуз с треском разваливался. Выбрав самую середину, я поедал только ее). Хозяин «себя не обидит», и отец привозил домой по нескольку мешков, плюс наша детская добыча, которая была для нас спортивным азартом. Арбузы валялись по всей нашей  трехкомнатной квартире, мы буквально ходили и запинались об них.

        Да, потом детьми, мы бегали в так называемые временные столовые, у строительных площадок, строящихся жилых домов (справа от ул. Первомайская., д. 15, 17, и т.д.). Там, военным строителям доставляли на обед, в качестве десерта, горы арбузов, и они приглашали нас, пацанов, после обеда поесть арбузов. Класса до 5-го, 6-го, я и мои друзья детства ходили в коротких штанишках, и все ноги ниже колен и руки ниже локтей, после поедания безмерного количества арбузов, были в сахарных подтеках, а в условиях, где негде помыть руки, на них оседала грязь и песок и образовывалась своеобразная короста и мы ходили «как чуни». Если не успевал сбегать на Иртыш искупаться, то, приходя, вечером домой в таком виде, получал нагоняй от матери. И вот теперь, у меня нет никакой потребности поесть этот сладкий плод (да и качество арбузов не то; в наше время был сорт «астраханских» арбузов, где мякоть была бархатистая-бархатистая и сладкая до приторности). Я удовлетворяю свою потребность одним-двумя арбузами за сезон.


Пишу!

Где эта улица, где этот дом…

                                              

                                                     Соседка этажом выше

                   Сегодня наконец-таки добился восстановления контакта со своей задушевной подругой детства, её детства а моей зрелости. Только не спешите обвинять меня в том, в чём сегодня принято подозревать ещё встречающихся нормальных мужчин! В наше время, а это примерно 1983 год, такие подозрения не возникали даже у самых впечатлительных мамаш.

                  Возвращаясь в редких случаях рано с работы, я обращал внимание на хорошенькую девочку с умными восточными глазками. Обратить на себя внимание она заставила тем, что в отличие от остальных дворовых детей всегда учтиво здоровалась, тем самым провоцировала и своих подружек на подобное внимание к старшим. Как-то, поздоровавшись, она продолжила продолжить общение: - Меня зовут Марина. А как вас зовут? – пришлось представиться. Сели на лавочку, она быстренько рассказала свою маленькую историю. Из неё я понял, что Маринка заканчивает первый класс, живёт в 10 квартире с мамой Светой,  их часто навещает бабушка, которая живёт с дядей Женей.

                


Collapse )
Это я

На диком бреге Иртыша

                                                                                             Коряга на память
           Прочитал у френда пост, "Что можно сделать с обычной корягой?" http://dimka-jd.livejournal.com/1882803.html. Вспомнил свою любимую корягу, которую я подобрал на диком бреге Иртыша. В сочетании с подаренной мне сотрудниками Института прикладной геофизики домброй она долгие годы была единственным украшением моего жилища. Да ещё в спальне, вместо ковра,стену  украшала маскировочная сеть, снятая с ракетной установки "Луна", перед её выдвижением на огневую позицию для запуска испытываемой ядерной головной части.
       Инициатором такого музыкального подарка был Владимир Захарович Кодельчук ( как он предупреждал при знакомстве с девушками: - Не путайте с "КоБельчук"!
       Перед дембелем я подарил корягу своему молодому другу Сане Кирюхину. Надо было при вчерашней встрече спросить Александра Фёдоровича о её дальнейшей судьбе.
       Этой фотографии уже 35 лет!
                   
                                     Моя молодая семья. Жена Ирина и дочери Оксана и Надюшка.