Это я

Будни Полигона

                  Из преисподней - в баню  
     Те пустоты в земной коре, которые нам приходилось обследовать "преисподней" назвали не мы. Это плоды воображения журналистов, которым охотно давал интервью именовавший себя "первым сталкером" Анатолий Михайлович Матущенко.   Мы же к этим мрачным подземельям, возникших в результате взрывов ядерных зарядов относились, возможно, без должной патетики. Только Рудольф Блинов, он был поэт по натуре, придавал своим творчеством некий ореол романтики.
     Было упоительно любопытно и жутковато пролазить по узким многометровым трубам в стенках забивочного плекса , чтобы миновав их расправиться во весь рост и в свете шахтёрских фонарей увидеть следы воздействия неотвратимой силы ядерного взрыва.  Время в подземельи, заполненное измерениями, описанием и отбором проб, пролетало не заметно.        Предстояло ещё несколько неприятных минут обратного пути к земной поверхности, опять, обдирая колени и бодая сталь труб головой,выползать в обратном направлении. И только глотнув свежего воздуха, отхаркавшись и  выплюнув радиоактивную пыль на устье штольни, вспоминаешь - впереди ждёт вознаграждение за несколько часов нечеловеческого труда - баня! Не та "баня" которой называли помывку тёпленькой солоноватой водой в санпропускнике, на настоящая - гибрид финской сауны и русской бани. Почему гибрид? Потому что это помывочное сооружение было построено по проекту сауны, но тепловой режим выдерживался присущим только русской бане. И ещё потому, что помывка сопровождалась необходимым  для русской бани застольем. Таким образом, оно получало двоякие свойства - сангигиенические и культурноотдыхательные.
     Содержали этот объект горноспасатели. Горноспасатели это особые люди организованные в военизированное подразделение в составе Центральной экспедиции в то время Лениногорского горно-обогатительного комбината. Задача этого подразделения - обеспечение горной безопасности рабочих, занятых на сооружении штолен, в которых размещались испытываемые изделия, и ликвидации аварий в них, не дай Бог это произойдёт. Мы, дорожа своей жизнью и соблюдая требования горной безопасности, состояли с ними в теснейшем контакте. В таком, что каждый из нас    признавались, что готовы вместе пойти в разведку. И в самом деле ходили. Они с стальными пиками в руках впереди. Внимательно осматривали стены и кровлю обрушенной взрывом штольни. Выколупывая или оббивая многоцентерные глыбы, удерживающиеся на весу за счёт только трения в раскрытых трещинах. Шли сдабривая опасную работу  садистской шуткой: "Если и обрушится, то не в нашу смену", когда подозрительная глыба не сразу поддавалась.
Остались в памяти Геннадий Ларин, который своей могучестью внушал уверенность, что он лидер команды. Противоположный ему по внешности но опытнейший и бесстрашный Стас  Фирстов ,  совсем свой в офицерской среде. Его брат Валерий Иванович,  был полковник ,  начальник оптического отдела Полигона. Надёжнейший и безотказный Василий Белозор. С ним я был знаком с первых дней своей лейтенантской службы. Я был командиром взвода, а он заместителем командира соседнего взвода старшим сержантом. Кроме того нас объединял интерес к одной и той же девушке, на которой Вася женился после увольнения в запас. К сожалению, век Василия оказался не долгим. Он умер с оружием в руках - на охоте  от сердечного приступа на следующий год после этой бани, о которой я пытаюсь рассказать. Пусть простят другие члены команды горноспасателей, которых я помню, но затрудняюсь назвать по именам. Память моя не беспредельна!
        Приведя себя в порядок в офицерской гостинице мы пересекли небольшой пустырь, отделявший нас от административного здания Центральной экспедиции. Дежурная часть горноспасателей, их общежитие и вожделенная баня - сауна располагались с отдельным входом с левого торца здания. Наше появление вызвало оживление, сопровождающиеся довольным потиранием рук при виде пятилитровой канистры с надписью "Закрепитель" в руке Рудольфа. Содержимое канистры соответствовало надписи тогда, когда она была на балансе оптического отдела. Что в ней сейчас не надо называть. Её содержимое было известно всем испытателям и тем, кто с ними входил в тесный контакт.   В центре заботливо сервированного  горняками  стола благоухал заяц-табака, который пару часов назад ещё соревновался в скорости с автобусом горноспасателей.   Процедуру обретения блаженства описывать я не буду. Она мало чем отличалась от обычной для суровой мужской компании. Правда в средине мероприятия нас посетила одна из нескольких женщин, имевшихся в составе горняцкого коллектива. Внезапно раздался грохот со двери, отделявшей удел горноспасателей от остального помещения конторы. Все насторожились. Объяснение дал вновь назначенный командиром взвода выпускник горного техникума Толя:  - Это моя лягушонка в коробчонке едет! Дверь распахнулась и удивлённым мужикам предстала дородная дама в два раза габаритнее своего юного супруга. Не выбирая выражений она сообщила своё мнение о нашем застольи и пригрозилась увести,её словами, "своего козла за рога". Мощным горноспасателям с трудом удалось отбить своего командира. Страсти улеглись только тогда, когда Гена вывел Толика на улицу. На мой вопрос, куда он его увёл, мне ответили - учить молодолго житейским мудростям.
      Не обошлась баня без приключений  и для меня  с Рудольфом. Мы как офисные москвичи вырвавшиеся на природу распарившисьголыми выскочили на снег и пытались в нём зарыться. Не тут-то было! Забыли, что это Казахстан и снег только для видимости. К синякам, заработанным при преодолении гермолазов забивочного комплекса, добавились от припорошенных снегом камней.
       Следующим утром возвращались домой в приподнятом настроении. Рудольф шутил, модулируя молодёжь: - Только теперь, побывав в полости подземного ядерного взрыв, вы можете называть себя мужчинами, даже если ощутите последствия! Я молчал. Где-то в глубине души шевелился  зародыш чувства ответственности, пробуженое заключительными словами тирады Рудольфа.
Это я

(no subject)

Кто наступил на бабочку? или не Cherchez la femme

У великого американского фантаста Рэя Бредбери есть рассказ, который называется «И грянул гром». Сюжет рассказа весьма нравоучителен. Его герой, совершая путешествие в прошлое, случайно сходит со специальной туристической тропы и наступает на бабочку. Вернувшись в настоящее, он с ужасом обнаруживает, что весь ход истории из-за этого пошел иначе, и в его стране правит негодяй, который перед его путешествием в прошлое проиграл выборы.
В нашем случае в качестве бабочки, прости Господи, выступает Борис Немцов. Я твёрдо уверен, что его трагическая гибель оказалась совершенно случайна. Не следует её конспирилогировать и политизировать. Её причина - трагическое стечение обстоятельств, связанных в единый узел криминогенной ситуацией в нашей столице и бесшабашным поведением потерпевшего, отнесёного самим собой в категорию бессмертных.
А события развивались так. За два часа до своей смерти Борис вышел из редакции радиостанции на Новом Арбате и в отличном настроении, с чувством выполненного долга, поспешил в сторону ГУМа на встречу с юной подругой - Анной. Парочка уютно разместилась в кафе, но надежду на уединение нарушала компания за соседним столиком. Парни, по виду хозяева торговых рядов, путаясь в оборотах родной и русской речи темпераментно обсуждали свои деловые проблемы. Естественно, русские фрагменты их разговора были не для девичьих ушек. На это и обратил внимание Борис, с присущей ему доброжелательностью. Однако этим замечанием он привлёк внимание разгорячённых парней к своей подруге. Послышались неуклюжие шуточки по поводу возрастного несоответствия пары, гортанные предложения гарантированной сексуальной помощи. Этого Борис вытерпеть уже не мог. В порыве возмущения пытался понтами своего особого положения в, стране где егор оппоненты только гости, призвать их к порядку. Реакция парней была соответствующая их самомнения, однако, успокаивая друг друга, они притихли. Конечно, не удержавшись пообещать скорой встречи. Вскоре компания покинула кафе даже не оглядываясь на парочку за соседним столом. Борис посчитал, что инцидент исчерпан, да и в следствии своей натуры, просто выбросил из памяти.
Закончив ужин , парочка направилась к себе на Ордынку, путь к которой лежал по Васильевскому спуску и Большому каменному мосту, с которого открывался красивейший вид на выпятившиеся подсветкой стены и башни Кремля. Анна любовалась этой красотой, даже не омрачённой весенней моросью, к которой ещё не успела привыкнуть за время нечастых посещений столицы. Борис задумчиво смотрел под ноги, думая о том, что если бы сбылось обещание Бориса Николаевича, он мог бы полным хозяином этих красот. Если бы Путин не перехватил инициативу своей кагебешной надёжностью.
Среди обгонявших нашу пару бесчётного количества машин одна сбавила ход: - Стой, братан, кого мы видим! Это же тот престарелый пререц, что помешал нам закончить базар. Сейчас я из него буду делать чурку! Гибкий джигит ловко перескочил через отделявший проезжую часть парапет и перезарядив пистолет устремился в догонку парочки. Свой внезапно возникший преступный замысел он выполнил автоматично. Следуя бандитскому инстинкту открыл огонь в спину жертвы и, не надеясь на надёжность своего переделанного газовика и старых, набранных по случаю, патронов, всадил всю обойму в ненавистного хозяина жизни. Последний щелчёк ударника был сделан в сторону сжавшийся в клубочек девушки, но выстрела не последовало. Пистолет уже был пустым. Сходу вскочил в притормозившую машину и махнул рукой напарнику: - Гони! Машина в общем потоке пролетела оба моста, свернула под мост и и затерялась в переулках Замоскворечья.
Дальше мы становимся свидетелями мифотворчества. Среди седаков мчавших мимо автомобилей и робко жавшихся к стенке парапета прохожих не сразу нашёлся человек, тронутый чужим горем. В дежурную часть ОВД "Китай горд" поступило сообщение в котором уже было названо имя пострадавшего. Дежурный был натаскан на неординарные случаи, всегда возможные в этом районе. Поэтому посланный дежурный экипаж сразу же получил необходимую инструкцию. Низшие полицейские чины, а чуть позже их начальники, сообразили, что в интересах их карьеры следует держаться версии терракта хорошо спланированного терракта. Признание возможности нападения гопников нападение на их земле обойдётся для них дороже. Всё же они органы поддержания общественного порядка, а не антитеррористическая сила. Следовательно, этот трагический случай необходимо перевести в епархию "большого брата" с Лубянки. Дальше в этом ключе пошла обработка свидетелей и улик.
Я не буду приводить доказательства своей версии. Их больше чем достаточно на страницах интернета в разрозненном виде и пытливый читатель может их найти с помощью поисковых систем, вводя в строчку поиска отдельные фразы из этого поста.
Причём бабочка? А при том, что трагическую случайность охотно подхватили все противостоящие политические силы и трактуют в своих интересах. Но возможно ли понять, что они в этих интересах преследуют? По мне, пак только захватить личную власть. О смене общественного строя не может быть и мысли.
А на бабочку наступил сапог опытного полицейского!
Бориса жалко! Он до конца оставался младшим научным сотрудником не смотря на головокружительное восхождение и следующий провал. Согласен с Хазбулатовым: - Немцов занимался политикой от скуки.
Это я

Памяти Бориса Немцова

            Кто наступил на бабочку? или не Cherchez la femme
У великого американского фантаста Рэя Бредбери есть рассказ, который называется «И грянул гром». Сюжет рассказа весьма нравоучителен. Его герой, совершая путешествие в прошлое, случайно сходит со специальной туристической тропы и наступает на бабочку. Вернувшись в настоящее, он с ужасом обнаруживает, что весь ход истории из-за этого пошел иначе, и в его стране правит негодяй, который перед его путешествием в прошлое проиграл выборы.
В нашем случае в качестве бабочки, прости Господи, выступает Борис Немцов. Я твёрдо уверен, что его трагическая гибель оказалась совершенно случайна. Не следует её конспирилогировать и политизировать. Её причина  - трагическое стечение обстоятельств, связанных в единый узел криминогенной ситуацией в нашей столице и бесшабашным поведением потерпевшего, отнесёного самим собой в категорию бессмертных.
А события развивались так. За два часа до своей смерти Борис вышел из редакции радиостанции на Новом Арбате и в отличном настроении, с чувством выполненного долга, поспешил в сторону ГУМа на встречу с юной подругой - Анной. Парочка уютно разместилась в кафе, но надежду на уединение нарушала компания за соседним столиком. Парни, по виду хозяева торговых рядов, путаясь в оборотах родной и русской речи темпераментно обсуждали свои деловые проблемы. Естественно, русские фрагменты их разговора были не для девичьих ушек. На это и обратил внимание Борис, с присущей ему доброжелательностью. Однако этим замечанием он привлёк внимание разгорячённых парней к своей подруге. Послышались неуклюжие шуточки по поводу возрастного несоответствия пары, гортанные предложения гарантированной сексуальной помощи. Этого Борис вытерпеть уже не мог. В порыве возмущения пытался понтами своего особого положения в, стране где егор оппоненты только гости, призвать их к порядку. Реакция парней была соответствующая их самомнения, однако, успокаивая друг друга,  они притихли. Конечно, не удержавшись пообещать скорой встречи. Вскоре компания покинула кафе даже не оглядываясь на парочку за соседним столом. Борис посчитал, что инцидент исчерпан, да и в следствии своей натуры, просто выбросил из памяти.
Закончив ужин , парочка направилась к себе на Ордынку, путь к которой лежал по Васильевскому спуску и Большому Москворецкому мосту, с которого открывался красивейший вид на выпятившиеся подсветкой стены и башни Кремля. Анна любовалась этой красотой, даже не омрачённой весенней моросью, к которой ещё не успела привыкнуть за время нечастых посещений столицы. Борис задумчиво смотрел под ноги, думая о том, что если бы сбылось обещание Бориса Николаевича, он мог бы полным хозяином этих красот. Если бы Путин не перехватил инициативу своей кагебешной надёжностью.
Среди обгонявших нашу пару бесчётного количества машин одна сбавила ход: - Стой, братан, кого мы видим! Это же тот престарелый пререц, что помешал нам закончить базар. Сейчас я из него буду делать чурку!  Гибкий джигит ловко перескочил через отделявший проезжую часть парапет и перезарядив пистолет устремился в догонку парочки. Свой внезапно возникший преступный замысел он выполнил автоматично. Следуя бандитскому инстинкту открыл огонь в спину жертвы и, не надеясь на надёжность своего переделанного газовика и старых, набранных по случаю,  патронов, всадил всю обойму в ненавистного хозяина жизни. Последний щелчёк ударника был сделан в сторону сжавшийся в клубочек девушки, но выстрела не последовало. Пистолет уже был пустым. Сходу вскочил в притормозившую  машину и махнул рукой напарнику: - Гони! Машина в общем потоке пролетела оба моста, свернула под мост и и затерялась в переулках Замоскворечья.
Дальше мы становимся свидетелями мифотворчества. Среди седаков мчавших мимо автомобилей и робко жавшихся к стенке парапета прохожих не сразу нашёлся человек, тронутый чужим горем. В дежурную часть ОВД "Китай горд" поступило сообщение в котором уже было названо имя пострадавшего. Дежурный был натаскан на неординарные случаи, всегда возможные в этом районе. Поэтому посланный дежурный экипаж сразу же получил необходимую инструкцию. Низшие полицейские чины, а чуть позже их начальники, сообразили, что в интересах их карьеры следует держаться версии терракта хорошо спланированного терракта. Признание возможности нападения гопников  нападение на их земле обойдётся для них дороже. Всё же они органы поддержания общественного порядка, а не антитеррористическая сила. Следовательно, этот трагический случай необходимо перевести в епархию "большого брата" с Лубянки.  Дальше в этом ключе пошла обработка свидетелей и улик.
Я не буду приводить доказательства своей версии. Их больше чем достаточно на страницах интернета в разрозненном виде и пытливый читатель может их найти с помощью поисковых систем, вводя в строчку поиска отдельные фразы из этого поста.
Причём бабочка? А при том, что трагическую случайность охотно подхватили все противостоящие политические силы и трактуют в своих интересах. Но возможно ли понять, что они в этих интересах преследуют? По мне, пак только захватить личную власть. О смене общественного строя не может быть и мысли.
А на бабочку наступил сапог опытного полицейского!
Бориса жалко! Он до конца оставался младшим научным сотрудником не смотря на головокружительное восхождение и следующий провал. Согласен с Хазбулатовым: - Немцов занимался политикой от скуки.
Это я

Разноцветная скульптура

     Не мсогу не поделиться такой прелестью! Може быть у меня уже такая психика, что уже и глиняной свистульке рад?!
Оригинал взят у tanjand в Разноцветная скульптура


Деревянные мексиканские скульптуры стилизованных животных приходят в жизнь с яркими цветами и причудливыми формами. Скульптуры созданы жителями Оахаки, украшены элементами, характерными для народного искусства. Они милы, нарядны и очень органичны той среде, в которой их создавали.
Collapse )
Это я

Месть старого моста

             
Мост

 Я уже не помню, когда ТАСС последний раз принесло благую весть. Вот опять сообщение о техногенной катастрофе. Утром 13 января в Калининграде произошло самопроизвольное обрушение опоры Берлинского моста и падение пролёта строения. На этой части моста стоял экскаватор, и рядом находились рабочие, которые проводили подготовительные работы (проводили разметку, готовили инструмент).Из-под завалов рухнувшего моста извлечены тела четырех человек. Два человека госпитализированы в тяжелом состоянии. Следователи и криминалисты выясняют причины случившегося.
      С
старый Берлинский (Пальмбургский) мост находился в Московском районе города. Он был построен в 1938 году, еще когда город был немецким. Во время войны мост был взорван по распоряжению командования осаждённого советскими войсками Кёнисберга. В последнее время часть проезжей части использовалась в составе окружной дороги. Остальные участки были признанные не подлежащими восстановлению. Разборка мостовых сооружений велась до   времени катастрофы.
Особенностью моста являлось то, что на опорах, расположенных на берегах Старой и Новой Преголи, размещались удлинённые пролётные строения, консолями направленные в сторону русел. На консолях размещались специальные вставки. Узлы моста находились в устойчивом равновесии, однако в опорах были предусмотрены минные каморы, куда можно было заложить взрывчатку, что позволило бы в нужный момент вывести мост из строя[1][2].
zmBKLM5PKgg    Таким мост я увидел впервые в 1958 году, когда нас, курсантов Калининградского краснознамённого военно-инженерного училища вывели на него для проведения практических занятий.
     Мост был в трёх километрах от посёлка Борисова, в котором располагалось наше училище и волей судеб служил наглядным пособием и полигоном для обучения будущих офицеров инженерных войск.
     По минно-взрывной подготовке мы отрабатывали приёмы минирования и разминирования, используя имеющиеся в опорах моста зарядные каморы. Рассчитывали необходимое количество взрывчатого вещества и средств взрывания для разрушения бетонных сооружений и практически проверяли результаты расчёта на валявшихся под мостом обломках пролётного строения.
       При изучении тактики и инженерного обеспечения боя учились планировать боевые действия и составлять боевые приказы.
       Особую ценность руины моста представляли для обучения по курсу "Военные мосты". Энтузиазмом преподавателей будущие мостостроители осваивали не только технологию строительства деревянных войсковых мостов, но и получали представление о возведении фундаментальных мостов из железобетона. При выдаче заданий на дипломное проектирование в числе тем всегда участвовали задания на восстановление нашего моста. Таким образом, не одно поколение курсантов проработало вопросы подъёма  разрушенных пролётов
и восстановления повреждённых опор. Но как теперь стало понятным, более пятидесяти лет не хватило для осуществления проектов. Кощунственно это сказать, но старый мост отомстил за попытку стереть его с лица земли. И, как всегда, субъектами мести стали простые работяги. Вечная им память!

Это я

Моё эго

                                       
                    Вот и стали мы на год взрослей,
                    И пора настает ...
   В этой жизнеутверждающей песне Матусовского и Фрадкина есть ещё напутствие: " Пусть летят они, летят,..". Это о голубях. Но так как в моём курятнике голубей нет, позвольте в свободный полёт пустить свои мысли.
   Я не настаиваю на собственной оригинальности, но признаюсь, что не встречал человека, который так как и я с неприязнью относился бы к таким обязательным праздникам, как день рождения, новый год и пр..
  В молодости, особенно, в детстве, такие праздники знаменовали собой приобретение каких-то новых свойств.  Первое - приобретение - статуса учащегося средней школы. В школе моего времени было несколько этапов  взросления. Это приём в октябрята, пионерию, потом в комсомол, когда тебя впервые по-взрослому изучают в солидной организации - райкоме комсомола. Следующая ступень - свидетельство о семилетнем образовании, которое ставило перед серьёзным выбором: продолжать учёбу в школе, оставаясь ребёнком, или в техникуме и в профучилище, развязав себе руки от школьных условностей и получив привелегию встречаться с вчерашними учителями на "здрассси" с папиросой в зубах. А как ждали окончания школы и признания гражданином с получением паспорта! А приписного свидетельства в военкомате! Сейчас мало кто поверит, что пацаны с нетерпением ждали призыва в армию. Некоторые, что бы подчеркнуть свою социальную значимость, с получением приписного документа стриглись на голо за год до наступления призывного срока. Это было характерно для той рабочей среды в которой я рос.
  С взрослением восторг  от  личных достижений сглаживался. То, чего удавалось добиться - образование, признание коллег, успехи у женщин - всё становилось как само собой разумеющееся. И наступил срок, когда была  достигнута, как принято называть в авиации, точка невозврата. От неё я начал отсчитывать не сколько прожито, а сколько остаётся жить. Оценка времени стала другой. Оно стало сжиматься по мере приближения к точке на вершине кривой, представляющей из себя функцию  продолжительности  жизни в виде нормального распределения. Эта точка соответствует величине  средней продолжительности жизни мужчины в России, в частности, в Московской области. Я эту точку миновал уже пять лет назад и почувствовал облегчение, представив что после неё кривая вероятности кончины  становиться всё более пологой и , следовательно,   скорость  приближения конца, как производная по времени,  замедляется.
  Такой вывод придал мне новые силы. Принялся за благоустройства своего дома, вспомнив слова своей племянницы-экстрасенса Виктории. При последней нашей встрече она спросила что составляет смысл моей жизни. Узнав, что это окончание строительства начатого двадцать пять лет назад дома, Вика предсказала, что пока не осуществлю свою мечту не умру.
   Жена моя, Ирина Павловна, и дочь Оксана, которая курирует наше с Рэмом отшельничество, всячески стимулируют моё возвращение к верстаку. Всё реже слышу от них:" Ты опять сидишь в своём интернете!". Их слух ублажает звук инструментов, доносящийся из подвала, где находится моя мастерская. Даже если это просто стук молотком по рельсу в качестве имитации кипучей деятельности.
   Мой личный труд - это единственное, что я могу внести в копилку семейных ценностей. Да и  все ценности в нашей семье составляют предметы личного пользования, к которым можно отнести и полдюжины компьютеров, собранные собственным руками. Единственный предмет роскоши это автомобиль "Suzuki grand vitara", приобретённый Оксаной на деньги, заработанные в докризисный период. Квартира у нас в социальном найме, участок земли, на котором процветает мой долгострой, не приватизирован. Мало того, в результате инвентаризации земель он оказался на территории принадлежащей лесному фонду не подлежащей приватизации. Вообщем, нам как-то удаётся сохранить уголок социализма в отдельно взятой семье. Единственное, в чём я проявил совремённость, это то, что положил на сберкнижку сто тысяч рублей объявив их своими гробовыми. То есть частично  избавил родных от затрат на собственные похороны. Эту сумму я получил единовременно, когда поддавшись на многолетние уговоры друзей и родственников оформил льготы, положенные как ветерану подразделений особого риска, участнику работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС и ветерану ядерно-оружейного комплекса. Для себя я решил, что не возьму от этого государства никаких подачек и прощу ему все долги. Но когда в девяностые годы от моей  армейской пенсии, которая при советской власти равнялась в долларовом исчислении $200, стала $45 - пришлось посуетиться, вспомнив о заработанных льготах. Вспомнился завет разорившихся дворян: — Не позволяет гордость просить - укради!
    Вот так, в предверии Нового года по исконно русскому календарю,  вкратце подвел итоги своей жизни. Утешает то, что зная их никто не выстраивается в очередь в ожидании наследства, следовательно, не ждёт моего конца. Наоборот, Ирина Павловна на прошлой неделе совершила паломничество в Дивеевский монастырь и поставила свечку за моё здравие. И одарила меня святой водой и пакетом монастырских трав, под запах которых я стал лучше высыпаться. Проживём ещё год!
Пишу!

История испытаний ядерного оружия

                              Вывал

      Продолжим знакомство с технологией испытаний ядерных взрывных устройств в скважинах а закончим, как всегда, занятным случаем из истории Полигона.
      Установленный срок очередного испытания срывался. При контрольном шаблонировании боевой скважины шаблон застрял на отметке 375 метров, то есть на половине глубины, на которую планировалось спустить изделие. Вначале шаблон шёл вниз в ритме, который ему задавали бурильщики свинчивающие бурильные трубы  спускной колонны. Потом механик бурильной установки как будь-то бы своим хребтом прочувствовал удар на глубине скважины. Из фургона, где стояла аппаратура дистанционной тензометрии  нагружения спускной колоны, выскочил Саня Барсуков, криком и  скрещивающимися руками предупредил, что спуск надо прекратить. Тензодатчики показали, что  нагрузка возросла на 1700 кг.
      У устья  скважины мгновенно собралась  комиссия в составе бурового мастера, куратора авторского надзора от ПромНИИ Проекта Люси Никоновой , начальника объекта, майора из отдела капитального строительства и председателя приёмной комиссии, подполковника из НИП. Обсудив ситуацию, пришли к выводу, что
причина могла быть только одна - произошёл вывал породы из стенки скважины выше опущенного шаблона.
      Можно было потянуть шаблон в верх, спускная колонна имеет запас прочности достаточный, чтобы выдержать добавленную породой нагрузку. Попробовали - но безуспешно. Тензометристы предупредили, что дальше увеличивать нагрузку опасно. Могут не выдержать замки буровых труб. Тогда решили попробовать спустить шаблон немного вниз, в надежде, что  обрушенная порода сместится  и позволит сдвинуть  её вверх вместе с шаблоном. Попробовали! Шаблон сдвинулся  на полтора метра и стал в положение, что называется, ни туды, ни сюды!

 .    Дальнейшее обсуждение сложившейся ситуации проходило в такой специфичной лексической оболочке, что я мог различать только отдельные вылетающие из неё термины: помпаж, тампонаж, турбобур, бурильный раствор, экстрактор, элеватор....Советы давали все, включая бурил, причём одновременно. Только военные строители, работающие у буровиков на подхвате, присели в тенёк навеса, который должен будет скрывать изделие от вражеских спутников, и облегчённо закурили. Наконец, кто-то властно сказал "Ша!" и я из дальнейших команд понял,  что решили перво-наперво подвесить спускную колонну на фланце оголовка скважины на подкладную вилку и доложить руководству.  Буровики взялись за подкладную вилку,  буровой мастер схватил телефон и стал дозваниваться до главного инженера МСУ-24, а господа офицеры ,простите, тогда ещё "товарищи", бросили на пальцах кому из них выпадет честь доложить заместителю начальника Полигона по НИИР, тогда ещё полковнику, Малунову Альберту  Владимировичу, что срок спуска изделия сорван!
      Не прошло и трёх часов, как вокруг скважины стали собираться начальники. Чем мог изменить ситуацию тот же зам. по НИИР или начальник экспедиции ВНИИЭФ Владимир Петрович Жарков, когда успех операции всецело в руках бурового мастера? Единственный, чье присутствие могло ускорить работу, это явившийся собственной персоной начальник МСУ-24 Павел Кутилкин, который имел солидный опыт восстановления аварийных скважин и мог привлечь все необходимые силы и средства. Это он и сделал. Привёз с собой сменную буровую бригаду, сняв с какого-то очередного объекта.
А50М      Работа велась посредством агрегата А-50 на базе КрАЗ-250, который был установлен над скважиной  для спуска испытываемых изделий , а в данном случае его были вынуждены использовать по  прямому назначению - для  ремонта  скважины с проведением спускоподъемных операций с насосно-компрессорными и бурильными трубами.
  Я не стану рассказывать о технологии восстановления скважины, тем более я её не до конца  понимал. Ведь работы велись на глубине 375 метров и, если бы можно было заглянуть в скважину, то ничего бы не увидел. Она до оголовка была заполнена буровым раствором. Да и сами буровики не заглядывали в скважину. Со стороны казалось, что они только то и делали, что поднимали и опускали став бурильных труб. Но присмотревшись, можно было заметить, что при каждом подъёме на нижней бурильной трубе менялся какой-то замысловатый инструмент.
  Когда я наблюдал работу буроовой бригады, то вспоминал, на сколько права  пословица - на три вещи можно  смотреть не отрываясь: как горит огонь, как течёт вода и как работают профессионалы!
   Темп работ здавал механик, который, манипулируя рычагами на пульте управления, устанавливал необходимую склрость подъёма или спуска става труб. Двое рабочих манипулировали возде устья скважины свинчивая или развинчивая трубы трубы. Двое  подхватывали конец свинченного звена  и оттаскивали его вдоль полка, на котором укладывались трубы, и освобождали крюк с элеватором. При спуск действовали в обратном порядке. Подтягивали крюк к трубе, захватывали начало трубы элеватором и давали отмашку на подъём. Даже при хорошо отработанном ритме на подъём - спуск одного звена из двух предварительно свинченных восьмиметровых труб требовалось порядка двух минут. Много времени уходило на смену инструмента, на вымывание раздробленной над застрявшим шаблоном породы.
   Ко времени ужина присутствующие на площадке начальники и сочувствующие и типа меня разъехали, оставив буровиков продолжать свою работу по восстановлению скважины.
    Утром следующего дня председатель приёмной комиссии оповестил всех руководителей испытательных групп, что Малунов назначил спуск изделия на 15 часов. Когда после завтрака народ подтянулся к своим рабочим местам бурильщики с военными строителями грузили на грузовик не участвующее в спуске оборудование. Начальник режима экспедиции и офицер службы режима Полигона Игорь Муромцев поторапливали рабочих, по ходу сверяя оставшихся на приустьевой площадке со списком допущенных к работам на приустьевой площадке. Я, мой помощник Боря Чумаков и два солдата входили в число допущенных. Нам предстоялопо мере спуска изделия устанавливать на спускной колоне датчики дистанционных дозиметрических измерений системы "Сплав". Первый датчик планировалось установить в стапятидесяти метров от центра взрыва, поэтому даже после начала спуска у нас было достаточно времени для подготовки. Убедившись, что барабаны с нашими кабелями никто не укатил с кабельной рампы, я переместился поближе к фургону в котором распологались должностные лица, ответственные за организацию работ на спуске, перечисленные мной в начале поста как принявших участие в создавшийся аварийной ситуации. Меня интересовали особенности работы этих должностных лиц, поскольку на любом очередном опыте мог оказаться в их составе. Правда, из-за постоянной занятости во всех испытаниях со своей методикой меня пока ещё никогда не назначали в какие-нибудь комиссии и не навешивали не свойственные мне обязанности.
      Было заметно, что Альберт Владимирович был в хорошем настроении - опасность срыва плана испытаний миновала! Пытался даже шутить своими своеобразными шутками. Увидев вдали приблежающуюся транспортную колонну  с изделиями, он поднял глаза в небо и кинул Муромцеву: - Посмотри, американские спутники пролетели? Но Игорь, тёртый калач, не задрал голову вверх,а открыл папочку и, заглянув в документ, доложил: - Ещё есть окно продолжительностью 140 минут! Малунов ухмыльнулся, поняв что не удалось поймать Игоря на шутке со спутником. Подъехаль уазик, из него выскочили Юлий Лебедев и Гриша Зайцев, представители проекта. Я прокоментировал: -  Вот и Зайцев с Лебедевым приехали! Малунов уточнил: - Нет, Лебедев на полшага раньше!
      Опередив колонну с изделиями, подъехал миниавтобус с главными виновниками действа - сотрудниками ВНИИЭФ во главе с членом-корриспондентом АН СССР  Юрием Алексеевичем Трутневым. Последним из салона вышел майор в авиационной форме. Вероятно, военпред. А может быть чекист. И те и другие любили выглядеть авиаторами.
       Подъехала колонна с изделиями. Следовавшая во главе машина ГАИ остановилась не доезжая до промплощадки. На неё ей путь был закрыт! Размещением транспорта занялся кто-то из сотрудников экспедиции ВНИИЭФ. Он показал место грузовику с технологической оснасткой и стал управлять действиями водителя КрАЗа с термостатическим кузовом, направляя его задним ходом к маскировочному навесу, под которым будет разгружено, а потом подготовлено к спуску испытываемое изделие.
       Я посмотрел на часы. Если разгрузка первого изделия считается началом спуска, то он начался точно в назначенное Малуновым время!
Пишу!

История испытаний ядерного оружия

                                  Скважина

  Не хочу  расстраивать тех, кто потерял надежду прочитать ещё что-нибудь, вышедшее из под моих рук,, но у меня всё хорошо! Немного забуксовал на крайнем посте. Давно уже подготовил материал для  этого поста, но никак не мог решить - стоит ли его публиковать. Вызовет ли он какой-либо интерес у сформировавшегося круга моих читателей и будет ли способствовать расширению этот круга?  Кроме того, работу над этим постом, как красиво говорят, преследовал злой рок. Три раза из черновика исчезала половина готового текста.  Вот и сейчас, предыдущее предложение удалось напечатать с третьей попытки - браузер переключал ЖЖ на другую страницу, правда сохранив не законченную фразу. У меня уже возникла конспирологическая версия, что кто-то в интернете отфильтровывает темы, содержащие ключевые слова "испытания ядерного оружия". Надо будет проверить используя условные наименования из прошлого типа "изделие".
  Наконец-таки решился продолжить, но значительно урезав содержания, отправив читателя, заинтересовавшегося подробностями, к материалом, изложенным в открытой печати нашим атомным министерством во времена, когда и продавались и раздаривались все секреты, которые мы сами старались не произносить в слух.
 Известны два вида подземных испытаний ядерного оружия на полигонах , отличающиеся условиями заложения ядерного взрывного устройства: в штольнях и в скважинах. О подготовке испытаний в штольнях я уже рассказал.  Теперь о скважинах.
 Скважина — горная выработка круглого сечения, пробуренная с поверхности земли  без доступа человека к забою , диаметр которой намного меньше ее глубины. Эта особенность в технологии строительства - без доступа человека к забою - служит отличием скважины от штольни. Тот, кто однажды заглядывал в колодец круглого сечения уже имеет представление о скважине. Остаётся только включить воображение и представить, что этот колодец уходит в глубину на несколько сотен метров.
Скважина Скважина, в которую помещали ядерное взрывное устройство, в терминологии испытателей, называлась "боевой или зарядной скважиной".  При её проектировании требовалось выполнить два основных условия. Её диаметр должен был позволять беспрепятственно опустить ядерный заряд на глубину взрыва и её глубина должна была соответствовать условию соблюдения камуфлетности взрыва.  То есть, продукты взрыва не должны были выйти из горного массива на дневную поверхность. Для ядерных взрывов, допустимой по соглашению с США максимальной  мощностью 150 килотонн ,  для площадке "Балапан" Полигона глубина заложения должна была находиться в пределах  500-700 метров в зависимости от конкретного горно-геологического строения и минералогического содержания пород в близи центра взрыва.
Типовая конструкция боевой скважины подготовленной к взрыву  на   рисунке слева.
Скважины диаметром порядка полутора метров и глубиной до километра проходили ударно-вращательным методом, который обеспечивал строгую вертикальность проходки. Начальный участок скважины в рыхлых грунтах укреплялся стальной обсадной трубой длиной в несколько десятков метров. На торце обсадной трубы устанавливался оголовок в виде фланца, который служил опорой для удержания спускаемого изделия.
 На Семипалатинском полигоне строительство боевых скважин выполняли бурильщики МСУ-24, структурного подразделения треста "Гидроспецстрой", который существует и в настоящее время. Долгое время это подразделение возглавлял Павел Кутилкин, который, лишившись привычного занятия  по понятным обстоятельствам, организовал на производственной базе в  в г.Селятино Московской области частное предприятие по бурению скважин для водоснабжения.   Его кампания процветает, выполняя  заказы дачников нашего Наро-Фоминского района и всей области.
После завершения буровых работ и промывки полости скважины  проверялась её проходимость с помощью шаблона, имеющего габариты контейнера в котором будет спускаться испытываемое  ядерное взрывное устройство.   Собиралась экспериментальная сборка, состоящая из одного или нескольких контейнеров с зарядами и приборных штанг, на которых устанавливались датчики для измерения параметров взрыва. Эта связка выглядела так, как показано на фото справа.
Установка 830
На фото показаны  контейнеры диаметром 830 мм, предназначенные для  помещёния в них ядерных взрывных устройств. Приборные штанги не показаны. Они представляли из себя ферменные конструкции из стального профиля или в виде алюминиевых труб длиной 10-12 метров.  Экспериментальная сборка  крепилась к фланцу, приваренному к начальному торцу бурильной трубы, служащей спускной колонной, и   опускалась в скважину посредством бурильного агрегата. По мере спуска колонна бурильных труб наращивалась сверху. Вместе с зарядными контейнерами  в скважину спускались идущие от них кабели подрыва, измерительные и контрольные кабели.
Считаю, что этих букв достаточно чтобы создать представление о технологии проведения подземного испытания изделия при заложении в скважине. Подробности смотрите в главе ТЕХНОЛОГИЯ ПРОВЕДЕНИЯ ПОДЗЕМНЫХ ЯВ
Оставшийся в моих пальцах пишущий зуд я лучше использую  для разрядки серьёзности обсуждения, рассказав как я отдыхал во время подготовки к очередному испытанию.
 На следующей фотографии мы видим как выглядел  участок местности вблизи эпицентра  спустя  несколько лет. Самая толстая труба это кондуктор, который задаёт направление бурения и предохраняет начальный участок скважины от обрушения в рыхлой породе. Из кондуктора выступает обсадная труба, уходящая вглубь на 50-200 метров в зависимости от устойчивости стенок скважины. Рядом с смотрящим в даль аборигеном из оголовка скважины торчит  168 миллиметровая трубаспускной колонны. Вот именно на ней и был спущен ядерный заряд с приборным оснащением на глубину взрыва.
Спускная колонна

      Абориген, вероятно, сотрудник  Института ядерной физики Академии наук Республики Казахстан. Этот институт возглавил работы по демилитаризации Полигона после его закрытия на гранты, выделенных госдепом США. Его фривольный вид на фоне выжженной солнцем степи вызвал у меня видения почти полувековой давности.
        Во время испытаний на расстоянии 5-7 километров от этой скважины располагалась площадка командного пункта автоматики, на которой, помимо собственно аппаратурного комплекса автоматики подрыва, находились фургоны  руководства испытанием, приборные сооружения средств связи, дизельные электростанции и некоторых методик. В том числе приборное сооружение ППС-29 методики дистанционных дозиметрических измерений "Сплав", ответственный за которую был ваш покорный блогер.
         В средине дня, когда наступало обеденное время, я отправлял своих офицеров и солдат на площадку Балапан в столовую, а сам оставался в фургоне. Когда затихал гул отъезжающих маши я раздевался до плавок и с высокого порога приборного сооружения оглядывал степь, выбирая направление очередной прогулки. Степь простиралась до синевшего вдалеке хребта Чингиз. Слева на жёлтом фоне чернела штриховая линия отвала воронки "Атомного озера". Ближе можно было различить торчащие из земли ржавые оголовки старых отработанных скважин. Расстояние между ними были примерно один километр. Вот по ним я и намечал свой маршрут. Удалившись от площадки КПА на две сотни метров, я повязывал голову плавками, чтобы защититься от солнечного удара  и с дозиметрическим прибором в руке, прихваченным по профессиональной привычке, обходил четыре - пять оголовков. Возвращался к фургону покрытый колером свежего загара и вволю надышавшись терпким запахом полыня и другого степного разнотравья. Это были незабываемые минуты оздоровительных прогулок , другие было трудно выбрать в насыщенный период испытаний. Благодаря этим прогулкам удавалось избежать признаков "армейского загара", когда загорелыми становились только голова до воротничка и кисти рук.
     
Это я

Гримасы демократии


                        Перелёт в складчину
Мужики талкают самолёт
Инциденте в Красноярском крае: в Сети появилось видео, на котором видно, как люди пытаются сдвинуть Ту-134. Голос за кадром поясняет, что шасси примерзли из-за низкой температуры на улице.
Как сообщил LifeNews источник в аэропорту Игарки, ЧП с лайнером произошло накануне утром. Перед взлетом столбик термометра опустился до -52 градусов, поэтому шасси примерзло к покрытию аэродрома, не давая самолету выехать на взлетно-посадочную полосу и совершить разгон.
    Директор аэропорта Игарки, где вахтовики выталкивали самолет на взлётную полосу Максим Аксенов сделал официальное заявление, что мужчины толкали судно для того, чтобы... сделать селфи. Какое к чёрту селфи, если вахтвики стремились улететь домой, пока метео давало добро!
       Это пародоксальное событие нашло живейший отклик в интернете, а в моей памяти открыло ещё одну  страничку из истории ядерных испытаний. Событие, которое, возможно, прошло незамеченным даже у его участников. Для меня же оно стало первым в перечне парадоксов "нового мЫшления".
       Сложный облучательный опыт собрал на Полигоне практически всю элиту Федеральных ядерных центров и взаимодействующих с ними научных организаций. Следует напомнить, что тогда не было еще громких названий и научные центры скромно именовались п.я.Г-4665, п.я.В-2827 и т.п. И только посвящённые знали истинное наименование ВНИИЭФ и ВНИИТФ. В быту фигурировали почтовые адреса Арзамас-16, Челябинск-70 и не было ещё закрытых городов Саров и Снежинск.
        Пользуясь присутствием на Полигоне академиков, зам по НИИР, по предложению Рудольфа Блинова, уполномочил меня сделать доклад о результатах обследования котловой полости и разрушенного забивочного комплекса в штольне 103. Особенностью этого обследования было то, что исследовательская группа впервые в мире проникла в котловую полость ядерного взрыва по трещинам в разрушенном горном массиве без привлечения горно-проходческих работ. Практически на халяву, не затратив ни копейки народных денег, если не считать затрат на горюче-смазочные материалы для автомобиля, доставившего нас из Курчатова на Дегилен.
        Доклад понравился академикам (тогда ещё член-корам) Александру Ивановичу Павловскому и Юрию Алексеевичу Трутневу и они предложили мне и, следовательно, моим начальникам, повторить доклад в ВНИИЭФ для их научного руководителя академика Ю.Б. Харитона. Договорились, чтобы не затрачивать время на согласования и оформление они возьмут меня на свой борт, на котором будут возвращаться с Полигона в Арзамас-16.
        Через три дня после опыта, заслушав предварительный отчёт о результатах испытаний и после небольшого банкета по случаю успешного их завершения руководители испытаний с приближёнными особами погрузились в Ан-24 и направились на запад. Ну. и я, как было обещано, вместе с ними.
         Три часа полёта для нас с Виктором Севостьяновым пролетели не заметно. Витя, с которым мы контактировали многие годы, рассказывал мне о людях, которые летели вместе с нами и с которыми я не был знаком. Потом мы обсудили различия в понимании механизма работы защитных сооружений, существовавшие между теоретиками их института и практиками нашего Полигона. Разговор прервался только тогда, когда милейшая стюардесса напомнила каждому о необходимости пристегнуть ремни. Самолёт шёл на посадку в Челябинске.
         Посадка в Челябинске была вызвана двумя причинами. Нужно было высадить наших друзей из Челябинска-70 и, что не маловажно, заправить самолёт керосином. Дело в том, что перелетев из Семипалатинска в Челябинск Ан-24 исчерпал свои возможности по дальности полёта и чтобы перекрыть примерно такое же расстояние до Арзамаса-16 его надо было полностью заправить горючим. Размявшись на лётном поле наши пассажиры уселись в салоне в ожидании вылета.Через некоторое время в самолёт вернулся кто-то из экспедиции, который был уполномочен руководством на решение вопроса заправки нашего воздушного судна. Уже в проёме входной двери он безнадёжно развёл руками. Пошептавшись с начальниками, нам объявил: — Товарищи, вопрос с предоставлением нам керосина решён, но заправщики отказываются заправлять не плановый рейс и предлагают решать этот вопрос с только что созданным советом трудового коллектива. Поиск этого детища перестройки займёт неизвестно сколько времени. Поэтому бригадир заправщиков предложил альтернативу - купить заправщикам ящик водки.
         После недолгого обсуждения пассажиры вынуждены были дать согласие. Только при условии, что мы оплатим стоимость водки, а вопросом её поиска они займутся сами. В те годы не только с водкой, и с сигаретами были проблемы.

По рядам кресел пошла чья-то шляпа. Надо ,было наблюдать, как  заслуженные люди, распахивая полы плащей и невольно выставляя на показ свои звёзды героев социалистического труда и лауреатские медали шарились по карманам, выискивая остатки командировочных заначек. Но нужную сумму всё же собрали. Я по-барски кинул десятку, тем самым оплатив стоимость целой поллитры. Мог себе позволить, так как ещё не приступил к трате взятых на командировку денег.
           Дальнейших препятствий для вылета не было.
           В своём кругу мы обсудили и пришли к выводу, что созданием советов трудовых коллективов Михаил Сергеевич Горбачёв значительно укрепил диктатуру пролетариата!
.

,









     

Это я

Курчатов - Семипалатинск-21

   
7748-001
              Не с личка пить... Однако!
 

      Старость - это тогда, когда живёшь в прошлом. Конечно, ты здесь и сейчас, но все твои замыслы и помыслы, все твои интересы в том времени, когда ты хотел и мог. И все твои сны в том времени. В тех снах среди дорогих тебе друзей, колег и сослуживцев ты чувствуешь себя уверенным и способным принимать нужные решения в ситуациях из прошлого, в которых ты когда-то оплошал. Сегодняшний день, заполненный бытовыми хлопотами, пролетает незаметно и его события не остаются в памяти, как и всё окружающее тебя в этом мире. С нетерпением ждёшь возвращение в свой мир грёз. Нет, это в юности и молодости в снах мир грёз. А в старости это мир воспоминаний. Этот мир от мира грёз отличается тем, что в первом случае увиденное во сне вселяет надежды, а во втором наводит грусть о прошлом и упущенном по собственной вине. Вообще-то и винить себя не стоит, так как в  прошлой жизни решения зачастую приходилось принимать мгновенно, а теперь всё отведённое тебе  природой время   можно анализировать прошедшее и синтезировать лучшие решения не решённых в прошлом задач. Вот из этой виртуальной возможности переиначить жизнь в себе  рождается мудрость и, как её продукт, безразличие к настоящему. Потому, что из прошлого опыта и интуитивного прогнозтизьма знаешь, чем кончится любое начинание.
      Смею заметить, что анализируя прошлое и находя пути  его изменения во снах, я ни его ни себя в нём не осуждаю. В чём мне повезло, так это в том, что я умел точно определить своё место в жизни и ему соответствовать. А это значит не испытывать чувства зависти, неудовлетворения и напрасно прожитых лет. Вот это и есть свобода!
    Jamper для меня между прошлым и настоящим - письма молодых читателей моего ЖЖ из далёкого зарубежного Курчатова,
который я по старинке называю Семипалатинск-21. Да и ребята иногда проговаривавются. Вот типичное письмо:
        Здравствуйте, Олег Константинович!
С упоением 2 дня перечитывал странички Вашего ЖЖ. До этого еще не встречал более "живых" мемуаров. Хочется выразить большое спасибо за Ваш труд!
Поскольку в данный момент мне приходится работать практически на тех же объектах (Балапан, Опытное поле, Дегелен) что и Вы несколько десятилетий назад, то эти объекты раскрываются совершенно по новому... Роман Нефёдов.
    Воспользовавшись таким отзывом, я решил расспросить Романа о их теперешнем житье-бытье. И он не замедлил отозваться:
       
Попробую рассказать...
На сегодняшний момент на территории части помимо нашего Института располагается и гендирекция НЯЦ (корпус 54). 23-й (корпус) по-прежнему административный. Институт в свое время отвоевал 2 здания филиала ИЯФ возле старого детсада (некоторые улицы переименованы, а старого названия не знаю).
    Есть отдел "биологов" с почти вновь отстроенным им корпусом (25). Восстановлен и корпус 27, там царство "химиков" - фоновые лаборатории.
    В 29-м распралагаюся 2 лаборатории - "химики" и "полевики".( Почитай, как и у нас было!) На первом этаже - лаборатории (группа сперктрометрии и радиохимии), на втором - оффисные помещения и склады оборудования.(Родная обстановка!)
   Соседние с 29-м полуразрушены. В будущем на их месте (в т.ч. и 29-го) планируется строительство Республиканского центра комплексной дозиметрии. Правда обещают начать вот уже лет 5.
    Сад внутри находится в запустении, кроме яблонек, берез и карагача по весне в клумбах появляются цветы. Если честно, то красивое это место осенью перед первыми заморозками и после дождя. А так голые стены обычно навевают скуку.
    На сегодняшний день Институт пока держится контрактами, наиболее денежными, позволяющими закупать новое оборудование и вести полевые работы являются деньги налогоплательщиков бывшего врага.
    Основная бюджетная программа - так вести "существование".
    Существует программа (бюджетная), по передачи земель полигона в народное хозяйство. Не все естественно, только "чистые". По данному вопросу ведется работы с кажется 2005-07. Обследованы север (и уже официально рекомендован к передаче), запад и юг СИП. Копаем и анализируем пробы почв и др. объекты.
    По отдельным работам выполняем исследования на Опытном поле (эпицентры, следы, воронки и места "подкритичных" испытаний), на Балапане (Атомколь) и  Дегелене (воды штолен).
    В целом же наш Институт пока один из немногих зарабатывает деньги на контрактах. К сожалению другим более профильным институтам просто нечем заняться, только ИГИ (Институт геофизических исследований), да "Байкал" (Комплекс высокотемпературных реакторов) помогает в строительстве, один Алматинского метро, другой жилых домов. Все обещают строительством АЭС, вроде и ТЭО есть и площадка под строительство обследована, но...До последнего не было понятно кому мы больше друзья - чья схема будет работать - российская или японская.
    А еще. Многие просто не хотят работать (не, зарплату то получать). Этим летом пришлось поработать с коллегами из ИАЭ, добрая половина из которых прямо говорила, что их насильно "засунули" в поля, а в офисе за ту же зарплату они бы сидели "в косынке"(пасьянс) и ничего не делали. Обидно. Еще обидно такое видеть у своих коллег. Говорят похожее "А мне за это не платят". Просто многие выезжают в поля побухать ( Наши люди!)
   По поводу "аксакалов", то их единицы.У нас на 20 человек полевой лаборатории лишь двое застали и участвовали в испытаниях и один в другом отделе. У "химиков" и "биологов" таких не припомню.
   Но в тоже время нынешний директор поддерживает всех, кто хочет работать. Народ ездит по МАГАТЭ-м и др. курсам, и не только начальники.(Это вселяет надежду!)
   Пока на этом, наверное, остановлюсь на описании института, попозже попробую описать дела в "Городке" и побольше о работе.

100_2415    
   Прочитал я и остался сам собой доволен! Я был прав, когда убеждал земляков и коллег, что для Полигона передача города и реакторов в руки казахских друзей перспективно!   Недостатки всегда есть и будут. Но ведь Национальный ядерный центр Республики Казахстан  выжил, функционирует и расширяется! Не стесняясь принимать помощь и участвовать в совместных исследованиях с учёными США и Японии, принимая не как подачку а как достойную плату средства бывших? противников.
10448735_808515309201447_4478560469110153287_n

   Посмотрите на новый вид бывшего нашего 54-го корпуса. Если бы оставался в наших руках, так бы и стоял ободранный, пугая самое себя 122-миллиметровыми гаубицами.