Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Category:

Гарнизонная жизнь

                                                Молчаливый попутчик

     
В начале шестидесятых годов прошлого века жилой фонд Полигона состоял из десятка двухэтажных  четырёхквартирных коттеджей, восьми тридцати квартирных трёхэтажных домов,  шести гостинец и нескольких двухэтажных семейных общежитий коридорного типа. Где-то там, как казалось в дали, за ближними  огородами возвышались недостроенные четырёхэтажных домов, на которых, как муравьи, копошились военные строители. Пуск этих домов, которые в значительной степени улучшили жилищные условия испытателей, намечался к Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, по этому дома получили названия "фестивальные". И это название подчёркивали разноцветные экраны балконных ограждений.
          Не многие семьи имели отдельные квартиры. В квартирах с проходными комнатами жили по две, три семьи. Особое неудобство семьи испытывали, когда мужья возвращались с испытательских площадок, переполненные любовью к ожидавших их жёнам. Как рассказывал участник первого ядерного испытания Алексей Александрович Мальков, на его жалобу об отсутствии у них с соседями личной жизни, получил совет начальника пятого сектора Николая Николаевича Виноградова: - А вы составьте график! Воспользовались советом и жизнь наладилась!
         Когда стали заселять "фестивальные" дома праздновал весь жилой городок. Это, по-настоящему, был праздник с о слезами на глазах. Я помню как рассказывал майор Семёнов, фронтовик, начальник штаба 77 эксплуатационно-технического батальона о своей первой в жизни отдельной двухкомнатной квартире. Рассказ бывалого воина сопровождался обильными слезами, которых он перед слушателями, молодыми лейтенантами, нисколько не стеснялся.
         Замечательный человек был Юрий Семёнович Семёнов. Прямой, бесхитростный, строгий, но без унизительных придирок.
Офицеров своей части, да и нижних чинов, считал членами своей семьи. Мог в кругу подчинённых поделиться семейными новостями даже интимного характера.  Однажды я стал первым и единственным свидетелем его оплошности. Забегает утром в штаб своей быстрой походочкой и привычным подёргиванием плеча, остатком фронтовой контузии. Прерывает мой доклад как дежурного по части : - Понимаешь, сегодня проверил дневник дочки, а там две двойки и тройка! Да ещё на мои замечания огрызается! Не удержался, перегнул через колено, задрал юбку на голову а там голая ж... уже с волосами! Тьфу, плюнул, и убежал на работу. Пусть бабы сами разбираются!
         Мистический случай произошёл с майором Семёновым во время перевозки им небогатого скарба на новую квартиру. С помощью соседей загрузил техбатовский зилок и не торопя водителя двинул в сторону нового дома. Путь пролегал по Первомайской улице, на которой справа были жилые дома, а слева пустырь. На пустыре лежал человек. Юрий Семёнович спросил солдата-водителя: - Ну, что подвезём? Может замёрзнуть! Водитель согласно кивнул.  Семёнов открыл дверцу грузовика, обматерил валявшегося на снегу человека, предложил ему место рядом с собой в кабине. Не получив ответной реакции и предположив, что человек упился до невменяемости, Юрий Семёнович втянул попутчика в кабину. Посадил с краю рядом св собой и весь недолгий оставшийся путь объяснял ему насколько опасно напиваться в мороз, приводя трагические примеры из фронтовой жизни. Попутчик не проронил ни слова. Остановив машину возле своего дома майор предложил попутчику продолжать путь на своих двоих. Если же ему надо в другую сторону, то может подождать пока разгрузят машину и, к стати, помочь. Попутчик молчал. Юрий Семёнович не вытерпел. Распахнул кабину и подтолкнул пассажира плечом: - Выматывайся! Попутчик кулём вывалился на снег и застыл. Семёнов склонился над ним и только теперь понял, что тот не дышит! Бывалый вояка заистерил: - Это я его убил! Это я его выбросил из кабины! Телефонов в жилой зоне не было. Пришлось сновав затаскивать труп в машину и везти в госпиталь. В приёмном покое Семёнова успокоили: человек был мёртв уже несколько часов!
        Несмотря на бытовую неустроенность и трагические случаи жили весело и, главное, дружно! Ходили друг к другу в гости ,так как в условиях сухого закона каждое появление спиртного воспринималось как праздник. До появления телевидения ещё предстояло прожить шесть лет. Развлекались спортивными соревнованиями и концертами художественной самодеятельности.
        Как один из последних участников этих действ постараюсь как нибудь рассказать подробней.
Tags: Будни полигона, Гарнизонная жизнь, Замечательные люди
Subscribe

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Весточка из того времени Оказывается, я хорошо знал Люсю и уверенность в этом оправдалась. Прочитав в комментах лёгкие укоры от френдес в том,…

  • Гримасы прогресса

    Как я укрощал МегаФон Переписка в FaceBook, далее обычным текстом, так как LJ не пропустил длиное сообщение. Егор…

  • Андрей Иллеш

    Андрей Иллеш: «Я писал критические материалы и даже гордился тем, что после моей заметки было 87 человек посажено, двое расстреляны.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Весточка из того времени Оказывается, я хорошо знал Люсю и уверенность в этом оправдалась. Прочитав в комментах лёгкие укоры от френдес в том,…

  • Гримасы прогресса

    Как я укрощал МегаФон Переписка в FaceBook, далее обычным текстом, так как LJ не пропустил длиное сообщение. Егор…

  • Андрей Иллеш

    Андрей Иллеш: «Я писал критические материалы и даже гордился тем, что после моей заметки было 87 человек посажено, двое расстреляны.…