Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Category:

Радиационная безопасность

                      Второе облучение. Профессиональное.



      О первом своём облучении, романтическом, я уже рассказал, не скрывая пикантных подробностей. Теперь расскажу о начале своей профессиональной деятельности в должности старшего техника-испытателя отдела радиационной безопасности.
   

Первые три недели на новом месте службы пролетели как одна. Знакомства с сослуживцами, оформление доступа к документам, изучение аппаратуры и методик, освоение терминологии и языка общения между специалистами. Получение опыта дозиметрического сопровождения работ группы пробоотбора радиохимиков на испытании в штольне З-1 8 октября 1965 года. Во общем, к средине октября я уже довольно уверенно себя чувствовал среди своих опытных товарищей, благодаря их доброжелательности и умелого наставничества. Уже по тому, что меня в конце рабочего дня стали приглашать в химическую лабораторию, я понял, что меня приняли в коллектив. В радиохимической лаборатории царил старший лейтенант Валерий Балаев. Наш химик и материально ответственный.  Часто после обеденного перерыва он, единоличный владелец спирта, наполнял стограммовые фарфоровые тигли и ставил в холодильник. Там же стояла охлаждённая дисциллированная вода. Перед уходом домой желающие заглядывали в холодильньк, принимали свою дозу "на посошок" и отправлялись домой. Желающие продолжить встречались уже за проходной и договаривались встретиться, переодевшись в гражданскую одежду, летом на Иртыше,  зимой у кого-нибудь в подвале. Возможно, об этой традиции знали руководители отдела, но воспитательных мер не принимали из-за отсутствия недостойного поведения. Традиция заглохла, когда Валера Балаев в 1966 году уехал учиться в Академию химической защиты.
      После возвращения с объекта З-1 меня пригласил к себе в кабинет Константин Иванович Гордеев. Мимоходом спросив о настроени и впечатлении от первого участия в испытании, пространные душеспасительные беседы и демонстрация начальственного превосходства в отделе не были приняты, Гордеев приступил к делу:
      -  Олег, ты уже наверное понял, , что помимо обязанностей по обеспечению радиационной безопасности участников испытаний, сотрудники отдела участвуют в выполнении нескольких тем НИР. Одна  из них - исследование закономерностей формирования радиоактивного загрязнения при подземных ядерных взрывах с выбросом грунта. Актуальность темы в том, что по результатам проведенных в ней исследований будет разработана методика прогнозирования радиационной обстановки  при проектировании ядерных взрывов в мирных целях. Для строительства каналов, водоёмов, дамб и плотин. Первый опыт мы уже имеем . Это взрыв в скважине 1004 на площадке Балапан.  14 октября то есть через три дня, в урочище Сары-Узень в скважине 1003 буден проведен взрыв на выброс мощностью несколько килотонн. Конечно, такого грандиозного явления, как на Балапане не предвидится, но по количеству продуктов деления они примерно равны....
     - Простите, Константин Иванович, я не понял, почему они равны по количеству радиоактивных продуктов?
     - Я сказал по количеству продуктов деления. В скважине 1004 был взорван специальны "мирный" заряд, энерговыделение которого обусловлено термоядерным синтезом. А атомный запал в нём был тоже примерно с таким же количеством делений, как и в предстоящем испытании. Но так как из-за малого энерговыделения высота подъёма облака взрыва ожидается небольшой, очевидно будет высокая плотность радиоактивных выпадений в ближней зоне. В опыте будет задействован весь наш отдел. Мы посоветовались и решили тебя оставить на секторе. Михаилу Владимировичу понравилось как ты работал на З-1 и он уверен, что ты справишься!
       Далее Константин Иванович подробно меня проинструктировал. Перечислил под запись, что нужно подготовить из аппаратуры и приспособлений для отбора проб.  Разъяснил как мне действовать в различных ситуациях. В заключение мы с Гордеевым согласовали порядок обмена информацией и режимные вопросы:
     - Докладывать о величинах мощности дозы будешь как у нас принято "малые"-микрорентгены в час, "средние"-миллирентгены в час и "большие"-рентгены в час. С уточнением "закрытые" и "открытые" для гамма- и бета-излучений. В секретной части получи две двухсоттысячных карты . Подними на них дорогу от Берега до "Г"и выдели полосу вдоль дороги шириной 30 километров. Пронумеруй условно квадраты и обозначь ориентиры. Проставь километровые отметки вдоль дорог. Одну карту оставишь себе, вторую возьмём с собой в поле. Заявку на пистолеты я оставлю у дежурного по НИП. - Подумав немного, Константин Иванович изменил своё решение,
     - Лучше сделаем так: не привлекая внимания сделай две сколки с этой карты. Конечно, когда подготовишь её к работе. Не будем связываться с оружием!
         Два оставшихся дня до дня "Д" ушли на подготовку. Выделенные мне в помощь два солдата готовили дозиметрические приборы,  воздуходувки, аккумуляторы к ним, пакеты для проб грунта, травы, фильтров.  Вырезали по шаблонам фильтры из ткани Петрянова, часть из них пропитывали азотнокислым серебром для улавливания радиоактивного иода. Я , дав им задание и обеспечив материалами, уединялся в освободившийся кабинет начальника лаборатории и работал с картой.
         День испытания для меня начался с получения автомашины. Пришлось долго объяснять дежурному по КТП, а потом подошедшему командиру автороты что необходима надёжная машина, которая не подведёт при длительной езде по степи . По дороге на сектор выдернул из строя, следовавшего из казармы, двоих своих солдат и  в корпус вошёл вместе с телефонным звонком. На телефон в свой кабинет звонил полковник Богданов. Он предупредил, что время взрыва переносится по метеоусловиях пока на два часа. Это позволяло мне не спеша  подготовиться.

  Пока солдаты загружали оборудование в машину я созвонился со всеми телефонными коммутаторами коммутаторами и договорился со связистами о перекроссировке стоящих у них датчиков гамма-излучения системы АСКРО на резервные пары и о включении их электропитания. Едва закончили подготовку, как опять позвонил начальник отдела:
    - Олег Константинович, у вас всё готово?
    - Так точно, товарищ полковник!
    - Объявлена тридцатиминутная готовность! Ждите команды на дальнейшие действия.
         Я поставил на стол высокий мерный стакан с водой в надежде, что по дрожанию мениска засеку момент взрыва, так как не надеялся почувствовать сотрясение здания.  Всё же от Берега до урочища Сары-Озек 170 км. Как и ожидалось, примерно через полчаса вода в стакане заколебалась, да и я своим задом почувствовал толчок и последующие затухающие колебания. Осталось ждать сообщения с площадки, уставившись на молчаший телефон.
        Долго ждать не пришлось.  Позвонил Константин Иванович:
     - Олег, будь готов к большой работе! Ветер начал резко меняться, велика вероятность, что облако повернёт в сторону Берега.  Посади Васильчука на УАНРО, он хорошо знает как на ней работать. Закоммутируй телефон на "Риску", предупреди связистов, что я буду вызывать позывной "Васильчук".  Со вторым бойцом выезжай в сторону "Г" . Учти, что скорость ветра ,примерно, 18 метров в секунду. Так что встречи с облаком тебе не долго ждать. Доберёшся до "Ш" - позвони на "Звезду", там меня или Михаила Владимировича найдут. Да, сам запомни, и проинструктируй Васильчука - никому не на какие вопросы по радиационной обстановке не отвечать. Отсылайте со всеми    вопросами к начальнику химической службы. Ты действуй по программе, которую мы с тобой обсудили! Всё понял?

     - Так точно, товарищ подполковник!
      Если скорость ветра и скорость моего уазика примерно равны. то  встреча с облаком состоится в районе площадки "Ш" в пятидесяти километрах от городка. И вернуться назад к приходу облака на Берег я никак не успеваю. Очевидно, контроль радиационной обстановке в жилой зоне возложили на начхима майора Анненкова.  Но это уже не мой вопрос, мне бы справиться со своими делами!
       Минут через пятьдесят мы уже стояли на перекрёстке у километрового столба с цифрами 49. Справа в километре площадка "Ш", слева на таком же расстоянии 361 объект, впереди в пятнадцати  километрах виднелась площадка "Н". С трудом, преодолевая сопротивление ветра, открыл дверь машины. В небе над площадкой "Н", заметный только по отблескам фонаря кабины, выписывал крутой вираж самолёт. - Оконтуривает головку облака, - подумал я. У меня примерно 15 минут до встречи облака.  Надо ещё успеть доложить начальству. Подъехали к коммутатору, я попросил связиста по-быстрому соединить со "Звездой", там, за 100 км. от меня, быстро нашли подполковника Гордеева. Выслушав мой доклад, Константин Иванович  напомнил мне мои дальнейшие действия и в первую очередь нацелил на определение ширины следа что бы можно было спрогнозировать в какой мере радиоактивные выпадения накроют жилой городок. Приготовили оба рентгенметра - ДП-11Б, с пределом измерений мощности дозы гамма-излучения до 20 мР\ч, и ДП-1Б - до 400 Р\ч. На перекрёстке, который по моему предположению окажется на оси следа, я оставил набор дозиметров КИД-1и плёночные ИФК-2,3 что бы измерить дозу за время прохождения облака.

   Сразу же после включения ДП-11Б стрелка рванула в право и я не успевал переключать диапазоны, ожидая её плавного хода. Пришлось выключить прибор. Стрелка ДП-1Б колебалась в начале диапазона 0,02 - 0,4 Р/ч. Осталось определить характеристику источника излучения. Открыл крышку нижнего окна прибора, чтобы обеспечить доступ бета-частиц в ионизационную камеру. Если уровень радиации обусловлен радиоактивными частицами, выпавшими на грунт, то показания прибора должны были увеличиться и возрастать по мере приближения прибора к поверхности грунта. Этого не наблюдалось. Очевидно мы находились вне радиоактивного следа и прибор регистрировал рассеянное излучение от выпавших в стороне радиоактивных частиц, или от проходящего облака. Визуально облако не определялось, так как крупные частицы успели выпасть ближе к месту взрыва. Проинструктировал водителя, чтобы он останавливал машину через каждые двести метров пути,  повернув навстречу ветру, что бы уменьшить попадание радиоактивной пыли в салон. Солдату-дозиметристу объяснил, что на каждой остановке он должен отобрать в пакет пять совочков грунта в точках по углам и в центре квадрата пять на пять шагов. А при наличии травяного покрова в этих же точках срезать траву с площади, равной размеру пробоотборного совочка. За собой оставил документирование точек пробоотбора и регистрацию отобранных проб, ну и конечно, дозиметрические измерения. В таком порядке начали работу по сечению следа,  оставленного радиоактивным облаком.
      Поравнявшись с местом, где предварительно были оставлены дозиметры, я половину из них переложил в чистый пакет и уложил в свинцовый контейнер для того, чтобы они в дальнейшем не накапливали дополнительную дозу. Эти дозиметры были использованы для оценки дозы гамма-излучения, накопленной за время прохождения облака. Оставшиеся дозиметры были сняты через сутки и позволили оценить дозу от радиоактивных выпадений, осевших на местность в точке их установки. Оказалось, что эта точка установки дозиметров была в двухсот пятидесяти метрах от оси следа. След лёг правее, чем я предполагал.
       Закончив сечение следа, мы вернулись на площадку "Ш" , откуда я доложил подполковнику Гордееву полученные результаты и получил команду возвращаться на Берег, продолжая вести измерения по направлению движения и выполнив ещё два сечения следа . Одно на линии расположения зенитно-ракетного дивизиона, второе по границе городка по дороге к КПП-1.
        В отделе меня ждал майор Смолий Валентин Савельевич, который вернулся с поля на первом же самолёте, доставившем на проявку фотоплёнки с регистраторов физических процессов. К моему возвращению он успел оконтурить зону радиоактивного загрязнения на территории жилого городка, наметить контрольные точки для наблюдения за спадом активности,  снять показания с дозиметров, которые находились у сотрудников радиохимического отдела, находившихся во время прохождения радиоактивного облака в лаборатории.
        Вечером первым в отдел вернулся старший научный сотрудник подполковник Анатолий Петрович Мартынов. Он всегда возвращался первым, так как старался на долго не оставлять без внимания свою молодую красавицу жену и двух малолетних дочерей. Анатолий Петрович нам двоим поставил на завтра новую задачу. Оказывается, отдел участвовал в выполнении ещё одной темы НИР, которая продолжалась ещё с времён воздушных испытаний. В плане выполнения этой темы мы должны были проводить исследования защитных свойств зданий и сооружений от излучений загрязняющих их радиоактивных выпадений. Предоставилась возможность получить данные по ряду жилых, культурно-бытовых и промышленных зданий. Вот этим нам с Валентином Савельевичем и предстояло заняться утром следующего дня. А сейчас по тигелёчку спирта и по домам!

Tags: Будни полигона, Ветераны вспоминают, Испытания ЯО, К.И. Гордеев, О себе, Облучение, Радиационная безопасность
Subscribe

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Любви возможной неосуществлённость Сильней осуществлённости любви! Е. Евтушенко Пробы доставят только во второй половине дня. Можно несколько…

  • Ватники 1990

    Прочитал публикацию Галины Иванкиной, ако zina_korzina, которая мне напомнила забавный сюжет из совсем не весёлых девяностых годов. На станции…

  • Мезальянс с КГБ

    Штрихи знакомства Заботу о политическом и моральным состоянием военнослужащих Советской Армии; выявлением лиц, чья деятельность могла быть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Любви возможной неосуществлённость Сильней осуществлённости любви! Е. Евтушенко Пробы доставят только во второй половине дня. Можно несколько…

  • Ватники 1990

    Прочитал публикацию Галины Иванкиной, ако zina_korzina, которая мне напомнила забавный сюжет из совсем не весёлых девяностых годов. На станции…

  • Мезальянс с КГБ

    Штрихи знакомства Заботу о политическом и моральным состоянием военнослужащих Советской Армии; выявлением лиц, чья деятельность могла быть…