Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Categories:

Замечательные люди. Фёдор Фёдорович Сафонов.

                                     К 77-летию со дня рождения.

    Генерал-майор Сафоноф Фёдор Фёдорович последний, теперь это можно сказать вместо "крайний", заместитель начальника Полигона по научно-испытательской работе.
Если бы судьба, которая якобы благоволила к нему, не распорядилась в конце так жестоко, третьего августа мы бы отмечали бы вместе с ним его семидесяти семилетие. Но, увы! Просмотрел страницы интернета - нигде не слова об этой дате. Остаётся признать правоту древних:  O quam cito transit gloria mundi !
     Я не буду повторять биографию Фёдора Фёдоровича и проходить вместе с вами его жизненный путь и ступени служебного роста. Это хорошо сделано его учеником и другом Саматом Габдрасиловичем Смагуловым. Предлагаю под катом его воспоминания, взятые из  FaceBook.
    Я обратил внимание на Фёдора Сафонова в 1970 году на совещании у генерал - майора Крыжова Бориса Александровича. К этому времени Фёдор уже начал своё карьерное восхождение. Первой должностью, на которую он был назначен после окончания учёбы в Академии,  была должность инженера в пректно-конструкторском бюро НИП. После того, как руководитель группы радиометрии радиохимического отдела Женя Мартишеня уехал работать военпредом на фирму к Пилюгину, Фёдор занял его место младшего научного сотрудника. Совещание, которое собрал неугомонный Борис Александрович, предполагало выбор перспективных направлений опытных разработок силами подающих надежды молодых научных сотрудников. Каждый из нас выслушал задачи, поставленные генералом и все в различной деликатной форме отказались. Я обосновал свой отказ тем, что был занят организацией радиационных исследований при испытаниях топливных композиций для реакторов ЯРД и был понят генералом. Лев Соловьёв обосновал отказ пока ещё недостаточной подготовкой по новой для него специальности гамма-спектрометриста,  а Фёдор высказался прямолинейно. Ему было предложено разработать возможность использования электрического тока для моделирования воздействия бета-частиц на организм животных. Федя сделал серьёзное лицо, подумал и выпалил: - Это не возможно! На вопрос Крыжова, на чём основывается его категорическое заявление, начал разъяснять генералу различие природы бета-частиц и электронов. Крыжов, не долго слушая прервал его: - Если ещё раз попытаешься возразить в подобной форме, отправишься назад проектировать собачьи будки, - намекнув на прошлую службу в ПКБ. Не знаю, как бы сложилась служба Фёдора, но через полтора года генерал Крыжов, не сойдясь характерами с новым начальником Полигона, убыл на Урал командиром части. Новое руководство НИП пересмотрело кадровые привязанности предшественника.
      Полоса нашего тесного общения началась в 1976 году, когда он был уже на должности заместителя начальника НИП-2, а я в очередной раз пониженный в должности пришёл в радиохимический отдел на радиометрию, которой ранее заведовал Сафонов. С первых же дней с новым начальником у нас сложились доверительные отношения не смотря на то, что на первое же его предложение о сотрудничестве я ответил отказом. Он предложил произвести расчёты перераспределения радионуклидов по цепочкам радиоактивного распада в зависимости от времени отрыва. Я ответил, что программа расчёта для нашей ЭВМ "Минск-32" имеется в отчёте, выполненном Валерием Берберя и мной в НИУ-3 применительно к коротким временам работы реактора ЯРД, и не составит труда её применить для условий подземных ядерных взрывов. Больше к этому вопросу мы не возвращались, да и Фёдор Фёдорович из-за занятости на испытаниях подземных ракетных комплексов, на которые его переориентировало руководство Полигона, забыл о своих научных амбициях. К стати, в этих испытаниях Сафонов проявил себя толковым организатором. Первым его административным успехом стало то, что он в своей деятельности стал опираться на Владимира Викторовича Жилинского, который на Полигоне начал командиром взвода, после учёбы в Академии вернулся снова на Полигон, и прежде чем стать заместителем у Сафонова, прошёл ступени заместителя начальника службы радиационной безопасности и заместителя командира опытно-испытательного полка по спецвооружению. Он был крайоне необходим на испытаниях ПСК, так как там основной сложностью для Полигона было применения зарядов химических взрывчатых веществ массой до 5 000 тонн. Организовать одновременный взрыв такое количество тротила  было по плечу только настоящему специалисту по подрывному делу, каким был Жилинский. Профессии подрывника мы с ним обучались в одном Военно-инженерном училище.
     Как администратор Сафонов отличался далеко идущей кадровой политикой.  Когда на Полигоне освободилась должность начальника отдела кадров, Фёдор Фёдорович убедил начальника Полигона, что в интересах развития целесообразно назначить на эту должность офицера от науки. Он делал предложение Василию Николаевичу Гусаку и мне. Но мы, всей своей сущностью за долгие годы вросшиеся в НИП, естественно, отказались. Дал согласие наш, на то время последний по роду занятия, радиохимик нашего отдела Виктор Зеленгур. Таким образом вопрос о своём кадровике был решён. Дальше на уровень начальников отделов стали выдвигаться офицеры, жёны которых работали в военторге. По мнению Сафонова, такие люди наиболее связаны с интересами Полигона. Я бы сказал "повязаны". Военторг обеспечивал дефицитом не только элиту Полигона, но и её покровителей из 12 ГУ МО, естественно, на взаимовыгодной основе. Помню, как проходил разговор с начальником отдела Рашидом Агаевым, а на второй день на эту же тему с Сафоновым, когда спросили моего мнения кого взять в отдел из расформируемого радиационного отдела НИУ-3. Я предлагал лучших специалистов радиационщиков Николая Исаева и Льва Нефёдова.  На что получил решение - нет, возьмём Васю Бойко. Он конечно не специалист, зато у нас всегда будет свежее пиво. Жена Васи заведовала столовой военторга. Судьба руководства радиохимического отдела была решена на многие годы.
     Да, Фёдор Фёдорович отличался способностью к перспективному планированию. Однажды пригласил меня к себе в кабинет в конце коридора второго этажа 23 корпуса и после непродолжительного обсуждения моих планов, связанных с предстоящим увольнением в запас, поставил вопрос стратегического порядка: - Как ты смотришь на то, чтобы передать Полигон в ведомство Министерства среднего машиностроения с постепенной заменой военнослужащих гражданскими специалистами. Фёдор признался, может быть мне  одному из первых среди подчинённых, что практически решён вопрос о его назначении заместителем начальника Полигона взамен генерал-майору Шидловскому, который переводится в 12 ГУ МО. В связи с этими перемещениями следует подумать о дальнейшей судьбе Полигона и своей личной. Мы долго обсуждали за и против такой реорганизации. Пришли к выводу, что финансовые затраты будут постепенно сокращаться за счёт уменьшения численности личного состава при замене солдат профессионалами. Сомнение вызывало то, что у гражданских не добиться беспрекословного выполнения распоряжений в критических ситуациях, связанных с радиационным облучением, и сложности, которые возникнут впоследствии возможного переоблучения.Но резон в таком решении был. И Фёдор Фёдорович наверняка осуществил бы его, сложись судьба Страны по иному.
    Мне запомнился один из последних разговоров с Сафоновым, в какой-то мере связанный с предыдущим обсуждением. Что бы обеспечить себе возможность беспрекословного продвижения по службе начальник управления Сафонов решил добиться отличных оценок по войсковой подготовке во время весенней проверки 1986 года. С этой целью лично руководил занятиями, совершенствовал свои командирские навыки, готовился стать генералом. Как-то на едине, возмущенный каким-то несвойственным ему решением, я задал вопрос: - Федя, скажи, когда  тупеют,   когда готовятся занять  должность или уже став генералом? Подумав, Фёдор ответил: Ты знаешь, это происходит одновременно! На едине я позволял себе поддерживать с Фёдором товарищеские отношения, с его молчаливого согласия, конечно.
     Продолжение  разговора состоялось следующим утром. Сафонов вывел офицеров управления на занятия по физподготовке. Устроил кросс вокруг стадиона. Я, уже на правах ветерана, подавшего рапорт на увольнение в запас, ограничился просто прогулкой. Подошел Сафонову: - Фёдор Фёдорович, как ты думаешь, чтобы тебе ответил гражданский человек, если бы ты его заставлял бегать вокруг стадиона? - Если бы он получал столько, сколько получаешь ты, он бы не только бегал, но и ползал! Ну что тут возразить?!
     На прощальном собрании офицеров управления посвящённом моему увольнению в звпас Фёдор Фёдорович признался всем и мне в том числе какую роль сыграл в моей службе да и в жизни. Оказывается, несколько возможных переводов меня по службе в НИИ инженерных войск, в НИИ специального строительства и в 12 ГУ МО были отложены по его просьбе. Он многие свои решения согласовывал со мной и очень дорожил моим мнением. Признался, что ему трудно со мной расставаться  и меня будет ему не хватать!
  Ну как можно было затаить обиду на Фёдорв Фёдоровича после таких признаний. У меня о нём сохранилось наилучшее мнения, потому как я понял мотивы его отношения ко мне. К сожалению, я его не видел генералом!
Самат Смагулов
4 февраля
Мои первые наставники
Один из офицеров радиохимического отдела, с которым и под началом которого прослужил весь период службы на Семипалатинском полигоне, был Федор Федорович Сафонов. Этот раздел посвящен Ф.Ф.Сафонову.
Краткая биография
Сафонов Федор Федорович, родился 3.08.1936 года с.Титовка Сосновского района Тамбовской области, генерал – майор, заместитель начальника Семипалатинского испытательного полигона по научно-испытательной части, лауреат Государственной премии СССР (1990г.), кандидат технических наук, старший научный сотрудник. В 1957 году окончил Тамбовское пехотное училище, проходил службу на войсках Дальневосточного военного округа, в 1965 году окончил Военно-инженерную академию им. Ф.Э Дзержинского. С 1965г. по 1994г. проходил службу на Семипалатинском испытательном ядерном полигоне в должностях от младшего научного сотрудника до заместителя начальника полигона по научно – испытательной части. Участник более 300 ядерных испытаний, в том числе и Советско – американского эксперимента, участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.
Умер 9 октября 2005 г.
Я познакомился с Федором Федоровичем Сафоновым в 1970 года в отделе Сергея Лукича Турапина, куда прибыл для анализа проб от китайского взрыва, будучи инженером Службы Специального Контроля.
Я тогда не знал и не предполагал, что дальнейшая моя судьба будет связана с этим отделом, а вся моя дальнейшая служба с Сафоновым Ф.Ф.
Спустя более 30 лет я решил написать о Сафонове Ф.Ф., каким я его помню. Но сначала о его службе на Семипалатинском полигоне.
С 1967 г. по 1976 г. Ф.Ф. Сафонов проходил службу в 3 отделе 2 управления в должности младшего научного сотрудника до заместителя начальника отдела. В этот период он проявил хорошие организаторские способности по подготовке и проведению специальных экспериментов. Одновременно занимался научно – исследовательской работой; подготовил и защитил кандидатскую диссертацию.
С 1975 году меня призывают на службу в кадры ВС СССР, и первым местом службы был 3 отдел 2 Управления войсковой части 52605, где я проходил службу вплоть до 1988 года.
В феврале 1976 года Сафонов Ф.Ф. назначается на должность заместителя начальника 2 Управления. Направление работ: подготовка и проведение специальных экспериментов по программе «Аргон». В это период ему поручается организация и проведение испытаний специальных фортификационных сооружений на действие поражающих факторов ядерного оружия. За эти работы Сафонов Ф.Ф. был награжден орденом «Трудового Красного Знамени».
В 1984 году Сафонов Ф.Ф. назначается начальником 2 научно – исследовательского Управления полигона.
В мае 1986 года, на ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС он предложил командованию 12 ГУ МО создать на базе Семипалатинского полигона сводный лабораторно – методический комплекс по отбору, анализу проб из района аварии, разработке рекомендаций и предложений для войск. На начальном этапе работ по ликвидации аварии Сафонов Ф.Ф. лично прибыл с группой офицеров в район аварии. Докладывал на заседании Правительственной комиссии результаты анализов проб из района аварии, предлагал эффективные меры по защите населения и экспресс – методы оценки радиационной обстановки региона аварии. По прибытию из командировки он собрал специалистов полигона, поставил задачу рассмотреть причины, варианты аварии и разработать план мероприятий по экспрессному определению масштабов аварии, уровней радиоактивного загрязнения и разработке предложений по радиационной безопасности населения. Под руководством Ф.Ф.Сафонова сводный лабораторный методический комплекс за период с мая 1986г. по август 1987г. проанализировал свыше 12000 проб объектов внешней среды и продуктов питания из района аварии. Разработаны и внедрены в практику работ по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС нормативно – методические рекомендации для населения и войск, участвующих в работах по ликвидации последствий: временные контрольные уровни (ВКУР – ЧАЭС - 1, ВКУР - ЧАЭС - 2), экспресс – метод определения плотности загрязнения местности плутонием -239.
Одновременно в конце 1986 года на Семипалатинском полигоне проходит подготовка, проведение и выполнение плана подземных ядерных испытаний. В этот же период начинаются переговоры и составление предложений по совместному Советско-американскому эксперименту по контролю за ядерными испытаниями, в которых Ф.Ф.Сафонов принимает непосредственное участие как заместитель руководителя эксперимента на Семипалатинском полигоне.
В 1987 году Ф.Ф.Сафонов назначен заместителем начальника Семипалатинского полигона по научно – исследовательской, испытательной работе.
По окончанию моратория Семипалатинский полигон продолжил подземные ядерные испытания, целью которых было испытаний новых образцов вооружения и военной техники (В и ВТ), контрольные испытания ядерных зарядов из боезапаса. Кроме того, были запланированы комплексные испытания для оценки поражающих факторов ядерного оружия, как на биообъекты, так и на боевую военную технику и вооружения. Так в 1987 году был проведен опыт типа «Комплект», в котором участвовало свыше 200 экспедиций от различных министерств и ведомств СССР. Поэтому организация таких крупномасштабных экспериментов является сложным не только в организационном, но в научно – методическом плане. С этой задачей Ф.Ф.Сафонов справляется успешно.
Имея такой опыт, он непосредственно участвует в подготовке советско- американского эксперимента на Семипалатинском полигоне. В подготовительный период этих работ на Полигон прибывают американские специалисты, где совместно со специалистами Министерства Обороны и Минатомпромэнерго отрабатывают аппаратурно – методические вопросы для проведения совместного эксперимента. Эти работы на полигоне проводились под руководством Ф.Ф.Сафонова.
В августе 1988 года состоялся советско - американский эксперимент на Семипалатинском полигоне, а в сентябре того же года – эксперимент на Невадском полигоне. Результаты этих экспериментов получили высокую оценку международного сообщества. Поэтому было предложено продолжить эксперименты. Очередные эксперименты было намечено провести в 1991 году. В начале 1991 года Ф.Ф.Сафонова назначается руководителем советской делегации и посещает Невадский полигон, где участвует в конференции по проведению совместных экспериментов.
Одновременно в конце 1986 года на Семипалатинском полигоне проходит подготовка, проведение и выполнение плана подземных ядерных испытаний. В этот же период начинаются переговоры и составление предложений по совместному Советско-американскому эксперименту по контролю за ядерными испытаниями, в которых Ф.Ф.Сафонов принимает непосредственное участие как заместитель руководителя эксперимента на Семипалатинском полигоне.
Памятная медаль Советско-Американского эксперимента
В 1987 году Ф.Ф.Сафонов назначен заместителем начальника Семипалатинского полигона по научно – исследовательской, испытательной работе.
По окончанию моратория Семипалатинский полигон продолжил подземные ядерные испытания, целью которых было испытаний новых образцов вооружения и военной техники (В и ВТ), контрольные испытания ядерных зарядов из боезапаса. Кроме того, были запланированы комплексные испытания для оценки поражающих факторов ядерного оружия, как на биообъекты, так и на боевую военную технику и вооружения. Так в 1987 году был проведен опыт типа «Комплект», в котором участвовало свыше 200 экспедиций от различных министерств и ведомств СССР. Поэтому организация таких крупномасштабных экспериментов является сложным не только в организационном, но в научно – методическом плане. С этой задачей Ф.Ф.Сафонов справляется успешно. Имея такой опыт, он непосредственно участвует в подготовке советско - американского эксперимента на Семипалатинском полигоне. В подготовительный период этих работ на Полигон прибывают американские специалисты, где совместно со специалистами Министерства Обороны и Минатомпромэнерго отрабатывают аппаратурно – методические вопросы для проведения совместного эксперимента.
Для практической реализации программы по ограничению и прекращению ядерных испытаний необходимо было выработать и согласовать меры по контролю за соблюдением Договоров 1974г., 1976г. и подписания нового договора о полном и всеобщем прекращении ядерных испытаний. На рисунке представлена медаль в память о Советско-Американском эксперименте, которая была выпущена под непосредственным руководством Федор Федоровича.
В этой связи было решено провести совместные эксперименты на Невадском и Семипалатинском полигонах. Впервые в мировой практике две ядерные державы совместно проводят ядерные испытания для отработки национальный средств контроля. Этим экспериментам предшествовала большая организаторская и научно-методическая работа. В этой работе участвовали с советской стороны предприятия разработчики ВНИИТФ, ВНИИЭФ, научно исследовательские и обслуживающие подразделения Семипалатинского полигона, а также организация, проводящая буровые работы МСУ-24 треста «Гидромонтаж». Руководителем работ по подготовке и проведению специального эксперимента от Семипалатинского полигона был назначен Ф.Ф.Сафонов.
Было несколько моментов, которые необходимо было решать оперативно прямо на месте: обеспечение связи для американской стороны, решение их бытовых условий. Одновременно научно – исследовательским подразделениям была поставлена задача о подготовке аппаратурных комплексов для надежной регистрации параметров ядерного
Семипалатинский полигон. Советско-американские специалисты после спуска ядерного заряда в скважину 1350. В центре Ф.Ф.Сафонов.
эксперимента, а также разработка мероприятий по обеспечению радиационной безопасности участников эксперимента и близлежащего населения в соответствии с международными нормами. Все эти работы, а также план-график по подготовке этого эксперимента Ф.Ф.Сафонов держал на контроле. После проведения успешного эксперимента американская сторона выразила удовлетворение и благодарность советской стороне и лично Ф.Ф.Сафонову.
В августе 1988 года состоялся советско - американский эксперимент на Невадском полигоне, а в сентябре того же года – эксперимент на Семипалатинском полигоне.
Результаты этих экспериментов получили высокую оценку международного сообщества. Поэтому было предложено продолжить эксперименты. Очередные эксперименты было намечено провести в 1991 году. В начале 1991 года Ф.Ф.Сафонова назначается руководителем советской делегации и посещает Невадский полигон, где участвует в конференции по проведению совместных экспериментов.
Наряду с общественно-политической деятельность Ф.Ф.Сафонов одновременно работает по продолжению подготовки нового советско-американского эксперимента, который должен был состояться в 1991г.
В 1990 году Федор Федоровичу за комплекс работ по испытанию новых образцов вооружения и военной техники была присуждена Государственная премия СССР.
Как уже говорилось выше, в 1991 году он назначается руководителем советской делегации, которая посетила Невадский испытательный полигон (США) и в ходе которой были обсуждены вопросы совместных работ по этим экспериментам.
В 1992 году в Курчатове проводилась международная конференция «ЯРД-92», учитывая опыт организации, сопредседателем конференции был назначен генерал Ф.Ф.Сафонов, кандидат технических наук.
Но до этого произошли события, которые круто изменили жизнь не только Полигона, но и всей страны (СССР) в целом.
Однако, все по порядку.
1989 год, во время очередного подземного ядерного взрыва в скважине произошло истечение радиоактивных газов на дневную поверхность. Струя радиоактивных газов вышла за территорию Полигона и прошла над н.п. Чаган, где базировалась авиадивизия. Служба радиационной разведки дивизии зарегистрировала повышение уровней радиации и доложила командованию. Командир дивизии срочно доложил об этом инциденте вышестоящему командованию и Первому секретарю Семипалатинского обкома Компартии Бозтаеву К.Б. Бозтаев К.Б. в свою очередь написал письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС Горбачеву М.С., о том, что при очередном ядерном испытании на Семипалатинском полигоне произошла аварийная ситуация, при которой были облучено население.
С этого момента и началась борьба общественности Казахстана за прекращение ядерных испытаний на Семипалатинском полигоне.
В феврале 1989 года в г.Алматы под руководством поэта Олжаса Сулейменова проходит митинг, на котором было решено создать общественную организацию «Невада – Семипалатинск», основной целью которой стала закрытие Семипалатинского полигона и прекращение ядерных испытаний во всем мире.
Острие этой борьбы было направлено против Семипалатинского полигона, его сотрудников и просто жителей города Курчатов.
Для проведения разъяснительной работы среди населения Ф.Ф.Сафонов создает специальную группу из ведущих специалистов полигона:
Начальника радиохимического отдела полковника Бойко В.А.;
Начальника сейсмического отдела полковника Христенко Л.С.;
Начальника медико-биологического отдела полковника Вялых В.А.;
Начальника отдела военно-технической информации полковника
Нефедова Л.Л.;
Начальника службы радиационной безопасности полковника Смагулова С.Г.
В этой работе, руководитель группы, генерал Сафонов Ф.Ф. показал себя не только умелым организатором, высококвалифицированным специалистом, но и взвешенным, трезвомыслящим политиком.
К этой работе привлекались не только вышеуказанные специалисты, но и большинство сотрудников из соответствующих служб полигона по разъяснению физики ядерного взрыва; какие мероприятия проводятся полигоном по обеспечению радиационной безопасности участников испытаний и населения; какие последствия могут быть при невыполнении этих условий.
В этот же период по настоянию Сафонова Ф.Ф. и с разрешения Главного Управления МО СССР была проведена большая работа по рассекречиванию материалов атмосферных ядерных взрывов и оценке последствий этих испытаний на окружающую среду и население. Все эти материалы были переданы в соответствующие министерства и ведомства Республики Казахстан.
Накал борьбы нарастал, и она уже перешла в другую фазу. Вопрос о Семипалатинском полигоне уже рассматривался на Парламенте Республики Казахстан. На одном из заседаний парламента выступил с докладом заместитель начальника Полигона Федор Федорович Сафонов, в котором четко доложил цели, задачи и основную программу испытаний. Как указал Федор Федорович в своем докладе, что испытания ядерного оружия на Семипалатинском полигоне позволило нарушить монополию США на ядерное оружие и прожить на условиях паритета более 40 лет без войны. Основное обвинение со стороны депутатов – это нанесение экологического ущерба населению и окружающей среде. Ответ Сафонова: да в период проведение атмосферных ядерных испытаний был нанесен ущерб, но давайте совместно решать эту проблему. Отвечая на вопросы депутатов он сказал, что среди испытателей тоже есть казах, Смагулов Самат, который в 1946 г. родился в г.Семипалатинске, он занимается испытаниями более 20 лет, кроме того он участник ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС. Проживает с семьей в г.Курчатове с 1970 года, у членов его семьи никаких отклонений от состояния здоровья не обнаружено.
Наряду с общественно-политической деятельность Ф.Ф.Сафонов одновременно работает по продолжению подготовки нового советско-американского эксперимента, который должен был состояться в 1991г.
В 1990 году Федор Федоровичу за комплекс работ по испытанию новых образцов вооружения и военной техники была присуждена Государственная премия СССР.
Как уже говорилось выше, в 1991 году он назначается руководителем советской делегации, которая посетила Невадский испытательный полигон (США) и в ходе которой были обсуждены вопросы совместных работ по этим экспериментам.
С 1991г. по 1993г. был новый этап борьбы за выживаемость Полигона.
Уже произошел развал СССР, Республика Казахстан стала независимым государством и в этой связи проводилась работа по «Соглашению…» между Россией Казахстаном о совместном использовании и проведении совместных работ на Семипалатинском полигоне. В рамках этой работы по предложению генералов Ф.Ф.Сафонова и Ю.В.Коноваленко была создана рабочая группа, которая включала:
• руководитель группы - Ю.В. Коноваленко;
• заместитель руководителя - Ф.Ф.Сафонов;
члены:
директор Объединенной экспедиции НПО «Луч» - Черепнин Ю.С.;
начальник отдела Соломонов А.А.;
начальник отдела Нефедов Л.Л.;
начальник отдела Смагулов С.Г.
Эта группа подготовила проект «Соглашения…» между Россией и Республикой Казахстан о совместных работах, проводимых на территории Семипалатинского полигона. Проект этого Соглашения обсуждался во всех инстанциях аппарата президента и правительства Республики Казахстана. Но когда проект Соглашения был доложен на парламенте Республики Казахстан, то возобладали националистические интересы, и проект был отклонен.
В декабре 1993 Ф.Ф. Сафонов был уволен из рядов Вооруженных сил России и проживал у себя на родине в г. Тамбове. В 2004 году мы с Галиной Семеновной и внучкой Валей ездили в Тамбов проведать Федор Федоровича, где я вручил ему памятную медаль «40 лет первому мирному ядерному взрыву»
В 2006 году Сафонов Федор Федорович умер.
В заключении хотел бы сказать о том, что Федор Федорович прожил яркую жизнь, посвятив ее укреплению ядерного щита России!
Tags: Ветераны вспоминают, Вечная память!, Замечательные люди, История полигона, Собственное мнение
Subscribe

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Весточка из того времени Оказывается, я хорошо знал Люсю и уверенность в этом оправдалась. Прочитав в комментах лёгкие укоры от френдес в том,…

  • Гримасы прогресса

    Как я укрощал МегаФон Переписка в FaceBook, далее обычным текстом, так как LJ не пропустил длиное сообщение. Егор…

  • Андрей Иллеш

    Андрей Иллеш: «Я писал критические материалы и даже гордился тем, что после моей заметки было 87 человек посажено, двое расстреляны.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments