Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Categories:

Замечательные люди. Леонид Семёнович Майоров

                     ВОСПОМИНАНИЯ О СЛУЖБЕ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ЯДЕРНОМ ПОЛИГОНЕ
                                   
                                                       Л. С. Майоров . Продолжение.

11. Окончание пути.

В 1972 году я принял решение по достижении 50-летнего воз­раста уволиться из рядов СА в запас. Что же заставило меня при­нять такое решение? Казалось бы, служба проходила более или менее успешно, служебный рост тоже был нормальный, служи, как говорится, пока не уволят. Тем не менее я решил увольняться по трем причинам: во-первых, я всегда считал, что увольняться из армии нужно вовремя, т. е. по достижении предельного возрас­та, предусмотренного законом о прохождении службы, а не дожи­даться, когда тебе это «предложат», во-вторых, я стал чувство­вать усталость, накопившуюся за многие годы постоянного нер­вного напряжения из-за характера выполняемой мной работы, требующей высокой ответственности. Кроме того, меня стали бес­покоить сосудистое заболевание ног, начальная стадия катаракты на левом глазу, ухудшение зрения, В 1970 году после проведения выездного испытания, где я возглавлял экспедицию от полигона, у меня обнаружили опухоль на голосовой связке (появилась силь­ная охриплость голоса), которую мне удаляли в Главном военном госпитале им. Н. Н. Бурденко в Москве. В-третьих, изменение об­становки на полигоне, вызванное сменой его руководства. Старый начальник, проработавший на полигоне более 20 лет, ушел в от­ставку, а вместо него был назначен новый для нас человек, ко­мандир одной из частей 12 ГУМО, который, как выяснилось впос­ледствии, имел весьма смутное представление о специфике и ха­рактере работ подразделений НИП и инженерного полка по подготовке и проведению испытаний.

Такое кадровое решение 12 ГУ МО было для нас неожиданным и странным, поскольку до этого должность начальника полигона, в случае его ухода, всегда занимал его заместитель по НИР и «рево­люций» не происходило. На этот раз все было иначе. Через нес­колько месяцев из-за не сложившихся отношений с новым началь­ником был вынужден перевестись в другую часть заместитель по НИР, прослуживший на полигоне более 23 лет с момента его осно­вания и знавший на нем, как говорят, каждую «дырку». Следом за ним по той же причине уволился начальник политотдела. Мои вза­имоотношения с новым руководством налаживались медленно и трудно. Хотя прямых конфликтов и столкновений не было, однако взаимопонимания по некоторым аспектам работы управления и НИП в целом, а также обслуживающих подразделений, не было.

Учитывая все перечисленное, в начале 1973 года я заявил на­чальнику полигона и главному инженеру 12 ГУМО о своем наме­рении уволиться в запас в этом году по достижении пятидесяти­летнего возраста. Сначала они возражали, но постепенно мне уда­лось убедить их в бесперспективности моей дальнейшей службы на полигоне в сложившихся условиях. Я подал рапорт об уволь­нении, прошел медицинское обследование и стал ждать приказа. В сентябре поступил приказ, а в ноябре я с семьей выехал в Го­мель, где мне предоставили квартиру.

Что касается дальнейшей судьбы начальника полигона, то еще в 1973 году за злоупотребление служебным положением ему по партийной линии Главным политуправлением Советской Ар­мии был объявлен строгий выговор с предупреждением, о чем объявил на собрании офицеров полигона один из заместителей начальника 12 ГУМО, специально приехавший на полигон для этой цели. В 1974 году он был переведен с полигона в другую ор­ганизацию.

Я был уволен с формулировкой «по возрасту и состоянию здо­ровья, как ограниченно годный для службы в мирное время», так что мои беспокойства о состоянии здоровья были не напрасны.
      {C}

{C}{C}

Через полгода после приезда в Гомель я поступил на работу в Специальное конструкторское бюро при Гомельском заводе радио­технологического оснащения Министерства радиопромышлен­ности СССР. Проработал я там около 14 лет, после чего переехал в Минск, где в одном из институтов АН Беларуси после окончания Гомельского университета работал мой младший сын.

Работа в СКБ по сравнению с испытаниями ядерного оружия была своего рода отдыхом (ведь известно, что отдых - это смена вида деятельности). Начал я инженером-конструктором, а завершил в должности руководителя сектора одного из отделов СКБ. Номен­клатура продукции, выпускаемой заводом радиотехнологического оснащения, была многообразна, потребителями ее были сотни пред­приятий СССР. По роду работы мой сектор вел учет предприятий - потребителей, осуществлял переписку с ними по вопросам качества и надежности работы оборудования, обрабатывал их отзывы и раз­рабатывал рекомендации по устранению недостатков конструкции и качества изготовления. Старый опыт, накопленный на полигоне, помогал в организации работы сектора.

После переезда в Минск я уже не работал, так как состояние здоровья и возраст не позволяли. Стали проявляться последствия службы на полигоне: катаракта на обоих глазах, болезнь ног, по поводу которой я перенес две операции в военном госпитале в Го­меле, заболевания сердечно-сосудистой и нервной систем. Список моих заболеваний, диагностированных в клинике радиационной медицины в п. Аксаковщина довольно внушителен и ни о какой работе речи быть не может. Всему свое время.

                                                            Окончание .                   
Tags: Ветераны вспоминают, Замечательные люди, История полигона
Subscribe

  • Андрей Иллеш

    Андрей Иллеш: «Я писал критические материалы и даже гордился тем, что после моей заметки было 87 человек посажено, двое расстреляны.…

  • Мезальянс с КГБ

    Штрихи знакомства Заботу о политическом и моральным состоянием военнослужащих Советской Армии; выявлением лиц, чья деятельность могла быть…

  • Будни Полигона

    Артефакт В предыдущем посте я охарактеризовал баню у горноспасателей как заведение, выполнявшее двоякуе функции: сангигиенические и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments