Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Categories:

Замечательные люди. Леонид Семёнович Майоров

                    ВОСПОМИНАНИЯ О СЛУЖБЕ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ЯДЕРНОМ ПОЛИГОНЕ
                                   
                                      Л. С. Майоров . Продолжение.

6. Мирные взрывы.

Хочу рассказать о некоторых испытаниях, отличавшихся от ти­повых. Сначала о так называемых взрывах в мирных целях. Всем известна кампания, развернувшаяся в свое время в СССР по пово­роту северных рек на юг в засушливые районы страны. Для этой цели планировалось использовать термоядерные заряды. Первона­чальные опыты были проведены на территории Семипалатинского полигона: одновременно были взорваны три небольших по мощнос­ти заряда, заглубленные таким образом, что после взрыва получи­лась своего рода траншея с высокими стенками за счет выброшен­ного грунта. После ослабления радиации ее можно было обработать и получить небольшой канал. Аналогичные взрывы с использова­нием более мощных зарядов были проведены в районе реки Печоры силами специально созданной для этой цели организацией из Минсредмаша. Наше участие в ней не потребовалось, так как аппаратура автоматики к этому времени была разработана отделом автома­тики полигона и изготовлена в необходимом количестве экспери­ментальными мастерскими ИФЗ АН СССР.

К счастью, несколькими опытами это и закончилось, так как идея поворота северных рек из-за ожесточенного сопротивления ученых умерла, и к ней более не возвращались.

Еще один взрыв в «мирных целях» был произведен на террито­рии Казахстана в месте слияния рек Шаган и Ащи-су. Стена ворон­ки, образовавшаяся после взрыва, послужила плотиной, выше которой весной образовалось водохранилище длиной более пяти ки­лометров. Местные казахские власти были очень довольны полу­ченным результатом. Мы в этом водохранилище весной, через пол­года после взрыва, купались и ловили рыбу, которой там было очень много. Уровень радиации в воде и в рыбе был в пределах нор­мы, что подтвердила служба радиационной безопасности.

Небольшой по мощности взрыв был произведен в толще соля­ных месторождений с целью проверки возможности создания подземных хранилищ газа, так как стенки образовавшейся после взрыва камеры были, по мнению специалистов, достаточно про­чными и герметичными, чтобы обеспечить хранение газа в тече­ние длительного времени.

Было произведено несколько ядерных взрывов малой мощнос­ти в районах газовых и нефтяных месторождений для перекры­тия газовых скважин, прекращения горения газа и интенсифика­ции нефтяных месторождений путем уплотнения нефтесодержащей породы и увеличения добычи нефти.

Во всех этих случаях использовались так называемые чистые изделия с минимально возможным содержанием в них делящего­ся вещества (урана-235 и плутония-239). Читателю, я думаю, из­вестно, что продукты ядерного взрыва (т. е. реакции деления ядер тяжелых элементов) представляют собой радиоактивные изотопы химических элементов средней части таблицы Менделеева. Тер­моядерная реакция (синтез легких химических элементов) радио­активных продуктов не порождает, но вызвать эту реакцию мож­но только с помощью «запала» - ядерного взрыва. Таким обра­зом, «чистое изделие» представляет собой термоядерное устройство, где в качестве «запала» используется маломощный ядерный заряд с малым содержанием делящегося вещества и нес­кольких, последовательно срабатывающих термоядерных узлов («шариков»), которые обеспечивают большую мощность с малым выходом радиоактивных продуктов.

Было проведено несколько выездных подземных испытаний в других районах Казахстана, но результаты их воздействия на окружающую местность и расположенные на ней объекты не оправдали надежд организаторов этих испытаний. Одну из экспе­диций по проведению испытания было поручено возглавить мне, что и было достаточно успешно выполнено.

     Не могу не отметить еще один интересный факт. К концевому боксу штольни, где был взорван небольшой по мощности заряд (около килотонны), через полтора года был пройден обходной штрек с целью его осмотра, а также визуального и инструмен­тального обследования. Я получил возможность побывать в этом боксе через 2 года после взрыва. Впечатление незабываемое: сте­ны бокса оплавлены, блестят в свете ламп освещения, сам бокс из куба преобразился в сферу, температура как в сауне - 60-70 °С, воздух сухой, уровень радиации сравнительно небольшой, 10-12 миллирентген в час. О характере работ, проводимых в этом боксе, я был мало информирован, так как это не было связано с моей основной работой,

                                                                     Продолжение следует.
Tags: Ветераны вспоминают, Замечательные люди, История полигона, Мирные ядерные взрывы
Subscribe

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Весточка из того времени Оказывается, я хорошо знал Люсю и уверенность в этом оправдалась. Прочитав в комментах лёгкие укоры от френдес в том,…

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Любви возможной неосуществлённость Сильней осуществлённости любви! Е. Евтушенко Пробы доставят только во второй половине дня. Можно несколько…

  • Ватники 1990

    Прочитал публикацию Галины Иванкиной, ако zina_korzina, которая мне напомнила забавный сюжет из совсем не весёлых девяностых годов. На станции…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments