Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Дети Полигона

                                     С детства "под колпаком"                                                                                                                 

Гримасы режима секретности преследовали жителей Полигона с рождения. До шестидесятых годов никто из детей не знал действительного места своего рождения. Так Танечка Барсукова рассказывала, как доводила младшею сестру до слёз, когда при каждом её проступке дразнилась: - Конечно, ты же у нас москвичка! Дело в том, что у Татьяны, рождённой в 1949 году в графе "место рождения" было записано "Село Майское, Белогорского р-на Павлодарской обл.", а у сестры, родившейся несколькими годами позже - "г. Москва". Никто толком не мог объяснить, почему школа, в которой они учились имела вывеску "Средняя общеобразовательная школа №20 г. Москвы" Особенно недоумевали родственники, радовавшиеся за своих близких, что они живут в Москве. правда, со странным почтовым индексом "400", но невежливо постоянно  игнорирующих их просьбы о встрече у трёх вокзалов. Если человек покидал гарнизон, преследование режима продолжалось. Трудно было объяснить, не нарушая данной подписки,противоречия в личных документах при их проверке компетентными органами.
      Предлагаю ознакомиться с таким случаем из жизни девушки, выросшей на Полигоне.

                                                                                                  Немного Истории...


Давным-давно жила в маленьком, но сверхсекретном городке под Семипалатинском маленькая девочка по имени Валя Жданова. Городок этот назывался по-разному: то Конечная, то Чаган, то Курчатовск, то Семипалатинск-21, а то и Москва-400. Народ же дал ему еще более загадочное имя - Страна Лимония или Берег. В эту неведомую страну, на этот неизвестный берег ходили пассажирские поезда с табличками на боках: “Семипалатинск-Чаган-...” - и, по идее, никто не должен был догадаться, что означает многоточие в маршруте поезда: либо никому не известно в точности, куда он идет, либо просто у конечной станции нецензурное название.

Шли 60-е годы, и городок жил интересной сверхсекретной жизнью в шестидесяти километрах от подземных ядерных взрывов. Иногда, естественно, что-то дрожало, иногда что-то дребезжало, но постоянно на каждом углу висели классические плакаты: по диагонали - лозунг “Болтун - находка для шпиона”, сверху - молодой солдат пишет письмо на родину, а под диагональю - противного вида человек в клетчатой рубашке и с бородой читает письмо солдата на родину.

Однажды вечером, а, может быть, днем или даже утром, ученица 3-го класса (между прочим, московской школы №20) по имени Валя Жданова вдруг встретила на улице подозрительного деда в штатском. Стоп! Значит, все-таки это было днем, так как население городка ходило только в двух видах одежды: днем - в военной, вечером - в спортивной. Поэтому человек, разгуливающий среди бела дня в штатском, не мог не вызвать подозрения. В считанные секунды девочка поняла - шпион! Особое подозрение вызвало то, что у деда была точно такая же, как на плакате, борода и такая же, как на плакате, клетчатая рубашка. Боясь, что одной ей не справиться, юная пионерка быстро позвала весь свой пионерский отряд. Отряд радостно откликнулся. Через весь городок отважные и бдительные пионеры прошли следом за дедом, хоронясь по кустам, пока не выяснилось, что дед с бородой в клетчатой рубашке - никакой не шпион, а обыкновенный Игорь Владимирович Курчатов.

РАЗВЯЗКА ИСТОРИИ

Так что, поступая в 1968-м году на факультет (?) экономической кибернетики, Валентина была уже опытным, подготовленным к неожиданностям человеком. В 1968-м году в НГУ впервые набирали группу политэкономии (П-28) и многих юношей и девушек соблазнили хорошим распределением. Туда-то и направила свои стопы Валентина, предварительно дав своим секретным инстанциям расписку “не вступать в сношения с иностранцами без разрешения администрации”.

На собеседовании перед экзаменами присутствовали зав. кафедрой экономической географии Леонтьев и товарищ Воробьев из комитета комсомола, хотя, может быть, и не они, а кто-то другие, но, как сейчас припоминается, именно они. Естественно, Валентине пришлось предъявлять документы. Среди прочих бумаг жительница казахского(!) города Семипалатинска(!) предоставила аттестат РСФСР(!) и характеристику из московской(!) школы, а также справку и сведения о прописке в Семипалатинске-21 по адресу: ул. Достоевского, 29. Как удивилась бы приемная комиссия, если бы узнала, что весь сверхсекретный Семипалатинск-21 (он же Конечная, он же Чаган, он же и т.п.) тоже прописан по адресу: ул. Достоевского, 29, и что других адресов в городе вроде бы и нет. Но еще более удивилась бы комиссия, если бы узнала, что по указанному адресу в Семипалатинске-21 находится тюрьма.

Однако приемная комиссия ничего не знала, а если и знала, то ничего не говорила. Зато зав. кафедрой экономической географии Леонтьев сказал: вам не на собеседование надо, а в прокуратуру, пусть разберутся, где вы такие документы достали. А товарищ Воробьев из комитета комсомола сказал и вовсе неожиданные вещи: что он сам из тех же краев, из соседнего военного городка летчиков, а потом стал задавать такие вопросы, что бдительная абитуриентка в считанные секунды поняла - шпион! Ему говоришь, что ты из военного городка под Семипалатинском, а он сразу: а, так это ядерный полигон! Ему говоришь, что, может, самой в прокуратуру пойти, если вы говорите такое, за что расстреливают, а он ничего не говорит, молчит и думает.

Но собеседованием все не кончилось. Сдав математику на 4, а историю - на 5 (ну, если не на 5, то уж не ниже, чем на 4, хотя, скорее всего, на 5), абитуриентка Валентина Жданова пошла сдавать экономическую географию. Все ответив, вышла в коридор. Первое подозрение закралось в душу Валентины, когда ей вынесли ее экзаменационный лист, так как случилось это в самом конце экзамена, хотя всем листы выдавали сразу. Второе подозрение возникло, когда выяснилось, что оценка - 3 с плюсом. Позже благодаря своим людям среди абитуриентов ей стали известны подробности сверхсекретного разговора преподавателей: преподаватели сказали, что абитуриентка знает экономическую географию на 5, но зав. кафедрой экономической географии Леонтьев сказал, что 5 ставить нельзя, тогда ей поставили 3, но одна преподавательница от себя добавила плюс. В итоге получилось то, что получилось, а в сумме для поступления в НГУ не хватило 1,5 балла.

Вот так и вышло, что вполне того достойная Валентина Жданова никогда не станет героем рубрики “Они кончали НГУ”. Специально для таких, как Валентина, мы учреждаем новую рубрику “Они не кончали НГУ”, где обещаем рассказать и о многих наших спонсорах.

ОКОНЧАНИЕ ИСТОРИИ

А еще в сверхсекретном городке Семипалатинск-21 были запрещены фотоаппараты. Потом их разрешили, но их необходимо было регистрировать в политотделе. Приехав поступать в НЭТИ, послушная абитуриентка первым делом спросила, где тут политотдел. Несмотря на сверхсекретную малую родину и бдительный характер, Валентина все-таки поступила в НЭТИ и там же проработала 20 лет, занимаясь ионным легированием. Но фамилия у нее теперь другая.

ПОСТСКРИПТУМ

Редакция “Антилопы НГУ” благодарит Валентину Нестеровну Славнову (она же Жданова) за откровенный рассказ о сверхсекретном городке под Семипалатинском и искренне сожалеет, что уже не сможет продать эту информацию какой-нибудь иностранной разведке.

 

Старый15-03-2005, 04:02   #7
                SEMEY_DE

Tags: Байки из прошлого, Гарнизонная жизнь, Дети Полигона, История полигона, Курчатов-Семипалатинск 21
Subscribe

  • Андрей Иллеш

    Андрей Иллеш: «Я писал критические материалы и даже гордился тем, что после моей заметки было 87 человек посажено, двое расстреляны.…

  • Памяти Бориса Немцова

    Кто наступил на бабочку? или не Cherchez la femme У великого американского фантаста Рэя Бредбери есть рассказ, который называется «И…

  • ОПАЛЕННЫЕ В БОРЬБЕ ПРИ СОЗДАНИИ ЯДЕРНОГО ЩИТА РОДИНЫ

    МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НА СЕМИПАЛАТИНСКОМ ЯДЕРНОМ ПОЛИГОНЕ Реальные планы США применения атомного оружия против Советского Союза…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments