Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Category:

Мы родом из детства

                                                  Дети Полигона вспоминают
                               

                                      Баязитов Рашит Шарифович

    Пионерлагерь на Михайловских озерах(Солнечный луч) 1973год.
  Летом в 1964-1966г.г., я три года подряд ездил в наш загородный пионерский лагерь «Солнечный луч» и лучшие воспоминания моего пионерского детства, связаны с этой порой. Традиционные сборы, торжественные линейки, игра в «Зарницу», побудка под звуки горна, туристические походы и ночные бдения у пионерского костра… все эти самые счастливые моменты жизни оттуда…из детства.

 



1-й эпизод относится к 1965г. Я всегда отличался независимым характером и ненавидел коллективные мероприятия, хотя по натуре был скорее ведомым, чем ведущим. Мы с Колькой Стариченковым, после завтрака, сбежали с запланированных мероприятий и обманув бдительность дежурных по КПП, выбрались за территорию лагеря. Пройдя по дороге от лагеря километра 1.5, мы встретили идущий по направлению к нашему лагерю пионерский отряд. То был отряд из соседнего лагеря из села  Бородулиха и шел он по приглашению нашей лагерной администрации к нам с дружественным визитом. Ребята были одеты в парадную форму и шли по всем правилам пионерского этикета: под барабанную дробь и звуки горна выступающих впереди барабанщика и горниста. Рядом с отрядом вышагивала старшая пионервожатая. Колька всегда был в детстве немного хулиган и вот он стал корчить рожи и дразнить ребят,  приблизительно одного с нами возраста: «Кто вас звал в гости и на фига, вы вообще сюда претесь?». Все это было сдобрено бранными словами, разве что не матом. Ребята в ответ стали огрызаться и даже порывались повернуть назад, обидевшись на оскорбления. Но благодаря хладнокровию и стараниям пионервожатой, все-таки продолжили идти своим маршрутом. Перед входом в лагерь, мы от них отстали и углубились в лес по своим делам, где развлекались до обеда. Каково было мое удивление, когда, вернувшись к обеду, я узнал, что уже 2-3 часа нас разыскивает администрация пионерлагеря. Перед обедом была созвана чрезвычайная лагерная линейка, где нас с Колькой вывели «как нашкодивших щенков» и перед всем лагерем, объявили строгий выговор. После объяснения с вожатыми отряда, нас со Стариченковым поместили в карцер, где мы просидели пару часов. От нас потребовали написать письма родителям с просьбой забрать из лагеря за плохое поведение. Стариченков, кажется, письмо написал, а я наотрез отказался. Нам приказали собирать вещи, т.к. на следующий день отправляют домой. Не помню уже, чем закончилась история для Кольки (его все-таки, вроде бы, отправили домой), а меня спасло то, что я к тому времени, организовывал и проводил в отряде шахматный турнир. По окончании смены, мне простили провинность и даже наградили книжкой за активное участие в пионерской жизни лагеря.

  2-й эпизод связан с другом детства Сашкой Авксентьевым. Это случилось уже после 5-го класса. В нашем отряде все увлекались подделками из коры сосен. Кора была по своей фактуре похожа на пробку и мы вырезали из нее всевозможные медальончики. В них делалось углубление в виде сердечка, в которое подклеивалась цветная бархатистая бумага. Получалось довольно симпатично. Эти медальончики мы дарили девчонкам. Проблема была в бумаге. Такая бумага была только в лагерной ленинской комнате. Мы попросили немного бумаги у воспитателя, дежурившего в ленинской комнате. Но она нам отказала. Заметив, что воспитатель забыла закрыть комнату на ключ, мы сразу же, после обеда в 1-ю смену, побежали с Сашкой назад. Обшарив ленинскую комнату по всем углам, мы нашли вожделенную бумагу за шкафами. Нам бы дуракам, поискать ножницы и аккуратно отрезать нужное количество бумаги. Вместо этого, мы, боясь неожиданного возвращения старших, стали безобразно рвать эту бумагу. Измяв  ее и засунув большую часть обратно за шкаф, а свою добычу за пазуху, постарались поскорее смыться с места преступления. Придя в комнату, где нас размещалось человек 6-ть, я выложил свою долю в тумбочку, а Сашка Авсенктьев запрятал свою долю в наволочку от подушки и в матрац. Начался тихий час. Часа через 1.5 мы услышали шум в коридоре. К нам в комнату вошли несколько взрослых вожатых и воспитателей и вместе с ними та женщина, которая работала в ленинской комнате. Она указала на нас с Сашкой. Вожатые стали рыться в наших личных вещах и в тумбочках. Меня вычислили в момент. Позже нашли бумагу и у Сашки. Началось «дежа-вю» один в один с прошлым годом, только вместо Стариченкова моим визави был Авксентьев. Как все закончилось? Наверное, и в этот раз нас простили, но только с тех пор я в жизни не брал ничего чужого. В первый раз я взял чужое в старшей группе детского сада. Мы с моим детсадовским корешом Таджибаевым, утащили из детского сада качели. Притащили их домой, стали налаживать. Здесь меня увидел мой отец, дал нагоняй и велел унести обратно и положить туда, откуда взяли.

   3-й эпизод лагерной пионерской жизни. Мы убежали компанией человек в десять с тихого часа покататься на лодках на Михайловских озерах, которые располагались вокруг нашего лагеря. На этих лодках в основном и катались наши вожатые, во время тихого часа и свободного времени. Вожатые предусмотрительно забирали и уносили с лодок весла. Но нас это не остановило. Мы заменили весла досками. Угнав две лодки и разделившись на две команды, мы заплыли на середину озера, где глубина была метров 16-18 (а знали мы это не понаслышке, т.к. один раз были свидетелями как водолазы доставали утопленника из соседнего лагеря, толи «Чайка», толи «Водника») и устроили «морской бой», где наши лодки сходились в абордаже. Мы раскачивали их и пытались столкнуть друг друга в воду. Дураки были. Я за себя был уверен, т.к. с детства плавал хорошо. В лагере в тихий час запросто переплывал на тот берег к соседям. Про других я не знал. А вдруг кто-то не умел плавать? Хотя, думаю, навряд ли, чтоб решиться на такой отчаянный поступок. Вскоре всю нашу компанию заметили с берега вожатые, студенты 3-4-ых курсов Семипалатинского пединститута, проходивших летнюю практику. Была поднята тревога. Нас выудили на берег и под конвоем вожатых повели на воспитательную беседу к директору лагеря. Был очередной разнос и запрет на купание.

    Из частностей вспоминаю, как один мальчик провалился в «нужник». Толи доски были худые и не выдержали веса, толи он сам был худой, и проскользнул в очко; только после этого случая с ним до конца смены никто из девочек не хотел танцевать на танцах, устраиваемых по вечерам через день, вперемежку с кино на летней эстраде. А еще у одной девочки соскользнули с носа очки и мы всем отрядом пытались достать их крючком из проволоки. Все-таки достали.  А еще помню как ловили лягушек. Протыкали их соломинкой и пытались надувать, пока они не лопнут. Сам я, правда, не пытался этого делать     
   Еще помню, как перед окончанием смены устраивали праздничные карнавалы с переодеванием в маскарадные костюмы. Накануне мы намазывали на спящих товарищей зубную пасту и человек во сне, размазывал ее по всему лицу. Было очень весело и смешно утром, когда все просыпались. А еще, накинув на себя простыни, изображали приведения и пугали девчонок.



 

Tags: Байки из прошлого, Ветераны вспоминают, Дети Полигона
Subscribe

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Любви возможной неосуществлённость Сильней осуществлённости любви! Е. Евтушенко Пробы доставят только во второй половине дня. Можно несколько…

  • Ватники 1990

    Прочитал публикацию Галины Иванкиной, ако zina_korzina, которая мне напомнила забавный сюжет из совсем не весёлых девяностых годов. На станции…

  • Андрей Иллеш

    Андрей Иллеш: «Я писал критические материалы и даже гордился тем, что после моей заметки было 87 человек посажено, двое расстреляны.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments