Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Category:

Мы родом из детства

                                                                                                    Дети Полигона
       Вчера Анна Васильевна dankovtseva_a на своей страничке в ЖЖ поместила замечательный рассказ о детях армейского гарнизона http://dankovtseva-a.livejournal.com/82277.html. Я не обратил внимание на заголовок поста "Гарнизонные дети" - Рубан Николай Юрьевич и во время чтения у меня вертелась мысль, что только такая замечательная писательница, как Данковцева, могла проникнуть в мелкие особенности  гарнизонной жизни. Ан нет! В конце поста имелась ссылка на сайт авторов армейского литературного творчества http://artofwar.ru/r/ruban_n_j/text_0130.shtml. Вошёл в этот сайт и зачитался. Ознакомился со сведениями об авторе восхитившего меня рассказа о детях : Родился в Узбекистане. Окончил Рязанское ВДКУ в 1982 году. Служил на Дальнем Востоке, в Афганистане, Закавказье. Учился в Академии им. Фрунзе. Службу закончил в ЛенВО в 1998 году. Подполковник запаса. Женат, две дочери. Лауреат конкурсов русской сетевой литературы: Арт-ЛИТО'2000, номинация "Рассказы" (рассказ "Ничего личного"); Тенета-2000, номинация "Произведения для детей" (повесть "Бирюлёвские чудеса"); Тенета-2002 в номинации "Повести и романы" (повесть "Тельняшка для киборга").И, что характерно, на сайте ART OF WAR большинство авторов с подобными судьбами. А тем, кто глотал пыль военных дорог, задыхался в пороховых газах и строил свой быт в короткие встречи с близкими, вырвавшись со службы, есть что рассказать.Причём, с солдатской правдивостью и прямотой.
      Со своей стороны решил на время отключиться от темы истории испытателей ядерного оружия и учёных-ядерщиков и рассказать о детях Полигона.
      Вообще-то дети военных городков и других закрытых поселений - особенные дети. Они растут где-то посредине между городскими и условиями и сельским бытом. От города у них комфортные условия жизни и в то же время сельская в времяпрепровождении, близость к природе.Они хорошо осведомлены об особенности службы и работы родителей  и не знают других занятий для взрослых, как воспитание солдат, обслуживание военной техники, наряды, парады, ученья, создание скромного быта и воспитание детей, да ещё оказание медицинской помощи. Если дети гарнизонов и знакомы с другими профессиями, то только благодаря СМИ. Поэтому предпочитают продолжить путь отца или матери. Среди сверстников нет социальных различий, семь с примерно равным достатком. Все имеют только то, что имеет в продаже военторг. Следовательно, вырастают с ослабленным чувством зависти и с равным отношением к окружающим, с привычкой оценивать человека  не по стоимости его шмотья, а по личностной стоимости. Я перечислил отличительные черты гарнизонных детей, выросших в советское время. Теперь они наверняка поражены теми же пороками, как и всё современное общество.
      Дети Полигона отличались от своих сверстников из гарнизонов не столь засекреченных  войск тем, что родители не могли посвящать их в свои служебные занятия. Только где-то в 1965 году добился разрешения организовать на базе научно-испытательных подразделений производственную практику старшеклассников. Тогда наши дети наконец-таки увидели своих отцов и матерей в лабораториях и могли убедиться в серьёзности их занятий. К сожалению, эта практика продлилась не долго.
      Наши дети с рождения были знакомы с воздействием поражающих факторов ядерных взрывов. До 1963 года они видели далёкие вспышки и характерные грибы, содрогались от звона стёкол и хлопанья дверей от воздушной ударной волны, несколько раз подвергались воздействию излучений от радиоактивного облака. Помню, как Валерий Иванович Берберя, выросший на Полигоне от ясельного возраста до полковничьего звания и должности начальника отдела математического моделирования с пятилетним перерывом на учёбу в Томском университете, делился своими детскими впечатлениями от испытания первой термоядерной бомбы. Всё население городка было спрятано за естественным укрытием - обрывом высокого берега Иртыша, а когда возвратились домой, застали перечёркнутые трещинами стены, битую посуду и выбитые окна и двери. С переходом на подземные испытания детям приходилось испытывать на себе сейсмическое воздействие. Со временем привыкли, что один два раза в месяц дом трясётся мелкой дрожью, бокалы в сервантах чокаются сами с собой, а иногда перед этими явлениями их выводят на улицу на внеочередную прогулку. На вопросы что происходит, родителям и учителям приходилось выдумывать особые атмосферные явления, впервые обманывать своих чад.
      Материал о детях Полигона решил скомпоновать так. Выставить несколько фотографий юного сообщества времён расцвета Полигона, а затем ознакомить читателей с воспоминаниями о детстве, изложенных в  литературных изысканиях некоторых из них..
      Среди найденных в социальных сетях фотографий меня, прежде всего, заинтересовала та, на которой я увидел знакомые лица.
                               Серёжа Гордеев
     В центре этого букета выпускников 1967 или 1968 года выпуска средней школы №1, тогда ещё московской школы №20, Серёжа Гордеев. Это сын моего начальника Константина Ивановича Гордеева. Я с ним познакомился, когда он проходил в нашем отделе радиационной безопасности производственную практику  . Может быть эта практика и стала началом его профессионального выбора. Он закончил МИФИ, работал в Институте сельскохозяйственной радиобиологии, принимал участие в работах по ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, где мы с ним снова встретились, сейчас продолжает работать в ГУП МОСНПО «РАДОН».
     Справа от Серёжи с сияющим личиком Танечка Барсукова, дочь нашего любимого генерала Владимира Михайловича Барсукова, в то время ещё полковника, начальника нашего 2 Научно-испытательного управления. С ней,повзрослевшей, мои читатели уже знакомы по публикации о боевых подругах http://ogolovok.livejournal.com/51038.html.
      Обнаружив эту фотографию, я позвонил Сергею Константиновичу и попросил его восстановить имена его подружек с этой фотографии. Он, оказывается о ней даже не помнил, и обрадовался тому, что я ему её переслал.
      Но основная цель моего звонка Сергею была просьба подготовить фотографии и биографическую справку о его отце. Я давно собираюсь написать об этом замечательном человеке, офицере-фронтовике, организаторе и учёном, одном из моих учителей, но, к моему стыду, кроме нескольких сюжетов из его фронтового прошлого, ничего не могу вспомнить. И не могу найти в интернете его фотографию. Он из тех людей, у которых не было времени позировать перед камерой.
      Следующие две фотографии - это выпускники школы 1984 года.
                           Класс
    На первой из них они на своих рабочих местах - в классе. Мордашки светятся ещё детским счастьем На второй через пару лет на встрече выпускников, уже несколько озабоченные знакомством с взрослой жизнью.

                          Выпуск 1984
     На неё выбор пал потому, что она иллюстрирует стремление молодёжи Полигон повторить путь своих отцов. Мы видим ребят в форме курсантов военных училищ - будущих офицеров и, наверняка, половина девушек выбрали будущее педагогов и медработников.
     А теперь всмотримся в преисполненные серьёзностью личики октябрят начала 90-х годов.
                         big_956-001
      Этим молодым людям по окончанию школы придётся вступить в уже выгнутую дугой прежде линейную жизнь,  не понятную даже их родителям.
      Хотелось бы отыскать всех представленных на снимках ребят и проследить их жизненный путь за пределами этих снимков. Надеюсь на помощь читателей, жаль, что среди них мало бывших жителей Полигона.
            
Tags: Будни полигона, Замечательные люди, История полигона, К.И. Гордеев, Курчатов-Семипалатинск 21, Собственное мнение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments