Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Организаторы испытаний

              Генерал-майор Шмаков Михаил Лифантьевич
                     Заместитель начальника Полигона по испытаниям

                                  Часть 2. Жизнь на Полигоне

     В июне месяце моей семье разрешили приезд на территорию полигона. Сначала нам выделили комнату в общежитии, в том, где мы жили со своими сокурсниками. Через 2 месяца получили две комнаты в трехкомнатной квартире, в доме, который ветераны полигона помнят как «секторский». Надо сказать, что для моей семьи, ютившейся до этого вчетвером в комнате площадью 6 квадратных метров без коммунальных удобств, предоставленное нам жилье показалось райским.
       Несколько слов о социально-бытовых условиях испытателей.
    Ко времени нашего приезда жилищно-казарменный комплекс полигона сохранял еще некоторые черты обычного военного городка. Он включал в себя казарменную зону для военнослужащих срочной службы, жилой городок, в котором проживали испытатели полигона и военные строители с семьями, сеть общежитий и гостиниц для приезжающих на полигон специалистов, а также офицеров холостяков и временного проживания молодых специалистов, до приезда их семей. Жилой городок насчитывал 8 трехэтажных и полтора – два десятка двухэтажных жилых домов со всеми коммунальными удобствами, кроме газа и горячей воды. Дом офицеров со зрительным залом на 400 человек, два ма газина военторга, столовую, детский сад и новую 4-этажную школу десятилетку.     Продолжал действовать достаточно жесткий режим. Территория городка была обнесена колючей проволокой. Выезд «за проволоку» для всех работников на полигоне и членов их семей производили строго по пропускам, при этом выдача пропусков без особых на то надобностей ограничивалась. До, и долгие годы после, 1957 года в гарнизоне существовал «сухой» закон. Спиртные напитки как их любители, так и нормальные люди доставали в г. Семипалатинске и окрестных
селах через рыбаков, охотников и командировочных. При проезде через КПП  спиртное надежно прятали, в случае обнаружения бутылки с вином и водкой изымались и тут же, на глазах хозяев, разбивались.
         Весной и осенью перед праздниками коллективу каждого отдела выделяласьгрузовая машина для поездки в села Семипалатинской и Павлодарской областей за овощами (Военторг был не в состоянии обеспечить овощами всех жителей городка). Как правило, эти поездки организовывались перед праздниками (1 Мая и 7 ноября), и под мешками с картофелем и капустой провозили ящики с вином и водкой. Поэтому праздники проходили весело. Начальство, наверное, знало об этом, но смотрело сквозь пальцы.
        Хлебом и мясными продуктами население снабжалось очень хорошо, но свежего молока практически не было совсем. Дети, не посещающие детский сад, вырастали без свежего молока, выручала «сгущенка» с сахаром. Недоставало и яиц. Это, видимо, были издержки режима.
        Здесь уместно заметить об отношении к нам населения казахской национальности. За все годы жизни в Казахстане (в общей сложности около трех десятилетий) я не заметил и тени неприязненного отношения к русским, тем более к тем, кто занимался беспокойным для них делом. Это касается общения с людьми, занимавшими различное общественное положение, начиная от крестьян, к которым ездили покупать продукты, до первых руководителей Семипалатинской и Павлодарской областей.
         Хочу сказать несколько слов о немцах, проживавших по соседству с полигоном. Все, кто с ними встречался и взаимодействовал, считают, что это очень спокойный, дисциплинированный и работящий народ. Об успехах немецкого колхоза (вблизи Павлодара), которым руководил Я.Г. Геринг, ходили легенды.И не только мне, видимо, будет очень жаль, если проживающие у нас немцы покинут Россию.
        Каков же был материальный достаток испытателей? Это можно показать на своем примере. В 1957-1959 годах мой суммарный оклад составлял 2700 рублей
в месяц (в старом масштабе). В названную сумму входила и надбавка в 20% за режим, или, как называли ее в народе, «за проволоку». Такую сумму денежного содержания можно считать средней для офицеров полигона и строителей. В нашей семье я был единственный кормилец. Жена не работала по двум причинам: во-первых, негде, а во-вторых, нужно было опекать двоих детей – сына первоклассника и пятилетнюю дочь. Получаемые мной средства позволяли нашей семье жить не очень хорошо, но довольно сносно.
         Запомнилось, как мы проводили свободное время. Кроме чтения технической и художественной литературы (в Доме офицеров была приличная библиотека), еженедельно по воскресеньям ходили в кино. Но поскольку зрительный зал был маленький, а «крутили» всегда по два сеанса, то приходилось с утра занимать очередь за билетами. В этой очереди происходили дружеские общения (все друг друга знали), обсуждались все текущие семейные, да и служебные дела. Вторым местом для общения были очереди за товарами длительного спроса: холодильники, пылесосы, стиральные машины, мебель и т.п. Даже не сами очереди за товарами, а еженедельная отметка на эти товары.
         При Доме офицеров была организована неплохая художественная самодеятельность, поэтому иногда мы смотрели спектакли с участием В.П. Кривохижи и концерты с участием звезд местной эстрады Людмилы Ференец и Эммы Матвеевой.   Характерным для жителей городка было отсутствие потребностей закрывать на замок квартиры и убирать от дома велосипеды (основной вид внутригородского транспорта). Даже самые бдительные дверь на замок закрывали, но ключи оставляли в дверях или клали под коврик. (В 60-70 годах, когда городок вырос, появилось много учреждений, увеличилось население, от этой привычки пришлось освобождаться).
          Второй особенностью в поведении жителей была любовь к посадке деревьев и уходу за ними. Деревья высаживали в парках, у домов и просто в степи, где нам была отведена земля (5 соток) под огороды, в общем, там, где была вода. Благо даря стараниям жителей городка он был похож на город-парк южного типа.
          Весной и осенью проводились воскресники по уборке территории городка, на которые выходили все жители от мала до велика.
           На стадионе, а также у каждого из жилых домов, было устроено по несколько волейбольных площадок. Играли в волейбол все желающие, как «мастера», так и начинающие.
          Тяготы гарнизонной жизни «за проволокой» помогала переносить река Иртыш. Значительная часть населения проводила на реке большую часть свободного времени. Летом купались, а весной, осенью и зимой рыбачили. До 1960 года Иртыш в месте, где располагался жилой городок полигона, был очень богат рыбой. Это несмотря на то, что выше и ниже по течению реки рыбачили профессиональные рыболовецкие бригады. Рыбные запасы резко снизились после пуска в верховьях Иртыша Бухтарминской ГЭС. Это лишний раз свидетельствует, что рыбные запасы на реках исчезают не по вине рыбаков-любителей и профессионалов.
          Большинство из прибывших вместе со мной офицеров не были избалованы жизненными привилегиями, особенно те, кто в период обучения в академии снимал жилье на частных квартирах, имея на руках малолетних детей. Они быстро адаптировались к сложным условиям жизни на полигоне, жесткому пропускному режиму, недостаточному ассортименту продуктов питания, некоторым квартирным неудобствам (жили в квартирах с подселением). Но были и такие, кто с первых же дней поставил перед собой задачу любой ценой перевестись служить в европейскую часть Союза. Это, прежде всего, те, кто имел жилую площадь в Москве и других крупных городах. Правда, их страшили не столько полигонные трудности, сколько перспектива потерять право на жительство в городах с ограниченной пропиской. Исключением был С.М. Локштанов, коренной москвич, имеющий там квартиру. Он так увлекся службой на полигоне, что прослужил на полигоне более 25 лет, временно отказавшись от московской квартиры.
          Всего же из 25-30 человек выпускников военных академий, прибывших на полигон в 1957 году, остались служить на полигоне и стали его ветеранами 6 человек.
         Лично у меня, по крайней мере первые два десятилетия, не появлялось желания оставить службу на Семипалатинском полигоне. Прожив там с семьей ровно 22 года (выехал к новому месту службы 12 мая 1979 года) и пройдя практически всю иерархическую лестницу научно-технических должностей полигона, я не со-
мневался тогда и не сомневаюсь теперь в правильности выбранного пути.


Tags: Будни полигона, Ветераны вспоминают, История полигона
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments