Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Categories:
Набережная  Первое облучение.  Романтическое

  Август 1962 года. Накануне заключения международного договора о запрещении испытаний атомного оружия в трёх средах – в воздухе, в воде и в космосе взрывы на Семипалатинском ядерном полигоне гремели буквально непрерывно. Иногда по два в день. Народ на Берегу перестал обращать внимание на эти взрывы, происходящие на расстоянии 70 км. Увидит прохожий проблеск, повернёт голову в сторону Опытного поля, полюбуется картиной развития грибообразного облака, и идёт дальше по своим делам, даже не перекрестившись. В то время в городке верующих не было, как и почти не было стариков. Родителей к семьям испытателей пускали не охотно. Военная администрация не могла взять на себя социальные проблемы пенсионеров.
           

              Испытания испытаниями, а жизнь шла своим чередом под аккомпанемент испытаний термоядерного оружия.    

              Я в испытаниях непосредственно не участвовал. В то время я служил освобождённым секретарём комсомольской организации эксплуатационно-технического батальона – в\ч 61657.  Мои комсомольцы обеспечивали жителей городка электричеством и теплом (ЛЭП тогда ещё не было), питьевой водой, канализацией, технической водой для полива зелённых насаждений. Весь день я  находился на рабочих местах наших специалистов, вникал в условия работы и быта, выходил к командирам и начальникам с предложениями по улучшению. Выезжал на площадки «Ш» и «Г». Опытное поле и первые объекты подземных испытаний тоже обеспечивались нашими солдатами посредством дизельных электростанций.

             Вечера были заняты организацией собраний и культурных мероприятий. Редко выпадал свободный день да и вечер то же.

             7 августа как раз оказался свободный вечер и я решил его посвятить женщине. Незадолго до этого я познакомился с новой официанткой Юлей, появившейся в городской столовой. Что поделаешь, участь офицеров – знакомство с официантками и парикмахершами, да ещё с медсёстрами. Других в закрытых гарнизонах не держали.

             Юля приглянулась мне с первого взгляда. Миловидная, среднего роста, плотненькая, с грудью привлекательной формы, угадывающейся под униформой работницы пищеблока. Вываливать грудь наружу в то время было не в моде.   

             Мы уже кое-что знали друг о друге. Она с малолетним сыном приехала на работу с алтайского края, получила комнату в семейном общежитии на Степной. Через двор от нашего офицерского общежития.  Что бы пресечь надежды, я представился женатым. Жена учиться в институте в Харькове и приедет после окончания. На самом деле, девушка в Харькове была, но вопрос о женитьбе с ней ещё не обсуждался. Известие о жене  её не оттолкнуло, наоборот она ещё теснее стала приближаться ко мне, так что я постоянно чувствовал на своём локте её грудь. Стало понятно, что девушка истосковалась без мужской ласки и с мальчишеским  гусарством  я думал что мой долг хотя бы временно восполнить образовавшуюся пустоту в её бытии.  Да и самому получить удовольствие.

              В тот вечер я поужинал часов 6 вечера. По дороге в столовую услыхал звук очередного взрыва, посмотрел на юг и увидел вдали, медленно расплывающееся чёрное облако. Картина развития облака  отличалась от привычной для воздушных ядерных взрывов. Подумал, наверное, наземный. И сразу же забыл в предвкушении встречи с понравившейся девушкой. Во время ужина  мы договорились встретиться после окончания её работы и погулять. Был буден и ни кино, ни других развлечений не предстояло. Да других, кроме торжественных собраний с обязательным концертом художественной самодеятельности и танцев под военный оркестр не бывало.

              После 20 часов я встретил Юлю возле столовой на углу Советской и Ленина , мимо первой гостиницы и штаба мы прошли на набережную. Постояли, любуясь просторами Иртыша. А любоваться , как видно на фото, было чем. Затем ,спустились к воде, скрытые разросшимися у стенки набережной кустами, бросились в объятия друг к другу.
              Произошло первое знакомство наших тел, слегка разделённых летней одеждой. Жарко дыша, Юля извивалась в моих руках с удивительно сосредоточённым  выражением лица. Чувствовалось, что такого сближения ей мало. Но где нам уединиться? В её комнате сын, да и злопыхатели соседи. В офицерское общежитие приводить женщин  было не принято.  Нравы блюли дежурные, сами жёны старших офицеров. Причём, блюли с подозрительной ревнивостью. Когда объятия стали невыносимы, мы их разомкнули и медленно, взявшись за руки, пошли по берегу вниз по течению. Дошли до тропинки, которая по склону обрыва вывела нас на прибрежную террасу в районе Пионерского парка.

               Пионерский парк, который растянулся вдоль берега от старого Дома офицеров до пожарной части, был по вечерам ,обычно не обитаем. По утрам в нем делали зарядку прикомандированные, жившие во второй гостинице, днём в него воспитатели водили на прогулку детишек, для них там был даже построен фонтан или бассейн. Правда, воды в него забыли налить. Поэтому получился некий бетонный манеж. На его ограждение мы и присели.

                Продолжилось наше интимное знакомство. Ласки становились всё откровенней и настойчивей. Когда возбуждение стало невыносимым, мы одновременно встали и прошли в глубь кустов серебристого лоха. На малюсенькой лужайке я расстелил предусмотрительно прихваченную плащ-накидку, мы присели на неё и быстро освободили себя от лишнего, что мешало продолжению ласк.

                Когда мы слились в то единство, что называется не «мужчина и женщина», а каким то одним словом, которое ещё предстоит создать,  Юля охватила меня ногами и сомкнула их на моей пояснице. Я ухмыльнулся про себя – живым мне отсюда не выбраться!

                 Наши движения всё ускорялись и увеличивали размах. И вот, Юля вздрогнула, глубоко вздохнула и ещё сильнее сжала меня в объятьях рук и ног. Завершилось и моё возбуждение, но хотелось продлить это состояние. Вдруг послышались чьи то шаги. Пришлось поспешно привести себя в порядок и  сесть на приличествующем расстоянии друг от друга.

                  Когда шаги удалились, мы молча встали, поблагодарили друг друга лёгким поцелуем и, не спеша, поплелись в сторону нашего жилья. Возле дверей Юлиного дома попрощались.  Слова прощания, пожалуй, были единственными словами за эту встречу. Да и не нужны были слова. Мы знали зачем встречаемся, что произойдет и чем закончится эта встреча.

                  Возвратившись в общежития я застал своих « сожителей» притихшими и растерянными.

                              - Ты где был?

                              - А что случилось? 

                              - По радио объявили, что в связи с осложнением метеорологической обстановки необходимо закрыть окна и двери и не выходить из помещений до особого распоряжения.

                              Надо же, а я не знал и гулял, правда, укрывшись плащ-накидкой.

                   Друзья понимающе ухмыльнулись.

                   Что же случилось? Оказалось что опыт «Луна-2», заключавшийся в учебно-боевом пуске оперативно-тактической ракеты с термоядерной головной частью, получился не удачным. Вместо воздушного взрыва на высоте 300 м произошёл наземный взрыв с соответствующими последствиями. Облако взрыва, содержащее частицы почвы, загрязнённые радиоактивными продуктами взрыва, поднялось на высоту нескольких километров и со скоростью ветра на соответствующих высотах двинулось в сторону нашего городка и далее на Алтай, высыпая по пути радиоактивный след.

                    По современным оценкам, я на свой голый зад мог получить дозу от 30 до 250 мЗв   или, по принятым в то время единицам измерения дозы, 3-25 бэр.

                    С тех пор малые дозы меня всегда возбуждали. И это замечал не только я.

          
                                                  Здесь был тот парк, а теперь...                                                                                              

Tags: Будни полигона, О себе, Облучение
Subscribe

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Любви возможной неосуществлённость Сильней осуществлённости любви! Е. Евтушенко Пробы доставят только во второй половине дня. Можно несколько…

  • Ватники 1990

    Прочитал публикацию Галины Иванкиной, ако zina_korzina, которая мне напомнила забавный сюжет из совсем не весёлых девяностых годов. На станции…

  • Мезальянс с КГБ

    Штрихи знакомства Заботу о политическом и моральным состоянием военнослужащих Советской Армии; выявлением лиц, чья деятельность могла быть…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments