Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Categories:

Байки из прошлого

                                                                            Люстра

         
         С моим приходом в отдел Рудольф Блинов стал резко галопировать в карьерном росте. Притёрлись, присмотрелись мы друг к другу и при первой же кадровой подвижке в отделе он уступил мне своё место начальника дозиметрической лаборатории. Лаборатории, правда, нештатной. По какой причине она была таковой я не нашёл ответа ни в своём понимании структуры Полигона,  ни в чьих-либо объяснениях. На самом деле дозиметрическая лаборатория была единственной структурой в отделе, офицеры которой действительно отвечали критерию "испытатель ядерного оружия", так как во  всех опытах работали по основной программе испытаний, утверждённой на самом верху. Лаборатория имела полдюжины передвижных приборных сооружений, самостоятельно оборудованных, но по оценке, данной генералом Шмаковым Михаилом Лифантьевичем в его воспоминаниях, ничем не уступавшим промышленным образцам. Да ещё имела, по сути дела свой, самолёт Ан-30 РР,  предназначенный для радиационной разведки с воздуха.
         Не успел Рудольф обжиться в новом для него кабинете заместителя начальника отдела, придав ему уют отошедшего мне, и полностью вкусить сладость власти теперь уже официального лидера коллектива отдела, не формально он им был и до назначения на должность, как последовала новая передвижка. У механиков отправился на пенсию начальник отдела Гагин Владимир Иванович и Фёдор Сафонов, в то время будучи заместителем начальника управления, выдвинул на его место Рудольфа.
          Помню утро яркого весеннего дня, когда Рудольф, со свойственным ему юмором, не найдя свободную автомашину, пригнал к заднему входу корпуса из вивария биологического отдела лошадку с тележкой, мы загрузили её немногочисленным служебным скарбом, основное место в котором занимал сейф и любимые Рудольфом кактусы в горшках. Таким транспортом он отправился из корпуса №29 в корпус №54, где на третий этаж кактусы таскали уже его новые подчинённые.
          К стати о кактусах. У них с Рудольфом, или у него с ними были особые отношения. Кактусы любили его. Увидев где-нибудь на подоконнике захиревшее растение, Рудольф просил отдать болезного ему, на что хозяева , обычно женщины машбюро, канцелярии или библиотеки, охотно соглашались. У Блинова кактус в короткий срок оздоравливался и расцветал в буквальном смысле этого слова. Я больше нигде не видел столько цветущих кактусов, как на окнах в кабинете Рудольфа.
           В новом четырёхэтажном корпусе  размещались отдела НИУ-1 и отдел Блинова  был для них инородным. Кроме того, Рудольф оказался самым молодым начальником отдела и по возрасту и по стажу. Естественно, сговорившись между собой, ветераны корпуса, или как говорят солдаты "старики", сразу же выдвинули Рудольфа в начальники корпуса, по сути дела, повесили на него дополнительные обязанности по содержанию общих помещений, актового зала и  спортзала. Проявлять характер и отказываться от этой "почётной" нагрузки Рудольф не стал. Надо было устанавливать деловые, и что ещё нужнее, дружественные отношения с коллегами.
           Близился очередной юбилей  Полигона. Ожидался приезд почётных гостей из столицы Казахстана и области, начальства из МО и МСМ ,  академиков из институтов и предприятий ядерного оружейного комплекса, 
           Генерал Ильенко поставил предпразничную задачу - территория НИП, здания и лаборатории должны к приезду гостей  блестеть как ...Ну, сами знаете, у кого что и как должно блестеть! Особое внимание уделить актовому залу 54 корпуса, где состоится юбилейное заседание научно-технического совета в, естественно, расширенном составе.
           Блинов был озадачен вдвойне. На него взваливалась задача подготовки НТС, учёным секретарём которого он являлся с недавнего времени, а председателем,  генерал Ильенко по должности. Следовательно, помощи от него не жди! Вторая задача, объёмная и хлопотливая - косметический ремонт 54 корпуса и приведение в достойный вид актового зала. Конечно, в решении второй задачи будет помощь и от коллег и от эксплуатационных служб Полигона, но организация ляжет на него, этого не избежать.
           Другой бы приуныл, но только не Рудольф!  У него в отделе был надёжный помощник - старший лейтенант Толя Мельник. Он был не только старший лейтенант, но, пожалуй, самым старшим в отделе по возрасту. До недавнего времени Мельник состоял в рядах золотого фонда Советской Армии - служил старшиной сверхсрочной службы. Когда расположенный на территории Полигона учебный центр, готовивший специалистов по обслуживанию ядерных зарядов, преобразовали в курсы младших офицеров, наиболее амбициозные сверхсрочники ринулись туда на учёбу. Через год они стали офицерами и уверенно зашагали дальше по службе. Некоторые дошли до должностей командиров частей, как например, Миша Горбунов. Хватки и служебного рвения бывшим сверхсрочникам не занимать! Эти ребята, действительно, служили по призванию. Толя Мельник держал в руках всё хозяйство отдела. Его связи складского прошлого позволяли тихо, оперативно и качественно решать любые вопросы не только как, где и что достать, но и чьими руками это сделать, что бы не замарать свои. С таким помощником работа по подготовке актового зала закипела!
           До  срока начала торжеств оставалась одна  неделя и генерал Ильенко соизволили осмотреть результаты подготовки к ним. В сопровождении своего заместителя по НИР Альберта Владимировича Малунова прошёлся по территории, сделал какие то замечания, типа не аккуратно покрашен бордюрный камень, ну как может командир не высказать замечаний! На пороге 54 корпуса махнул Малунову рукой, мол, идите, занимайтесь своими делами, и дал знак встречавшему начальство Блинову, что в дальнейшем готов довериться ему как экскурсоводу.
           Рудольф сначала провел генерала по помещениям вычислительного центра, располагавшегося на первом этаже. Замысел был тактически верным. Найди Ильенко там недостатки, он бы спустил пар на начальнике математического отдела. Но какие там могут быть недостатки? Огромные шкафы ЭВМ "Минск-32" мирно сопят своими вентиляторами и лениво подмигивают разноцветными лампочками. Девушки в белых халатах( офицеры, естественно, поспешили убраться, якобы по делам, в дальние комнаты отдела) грациозно перемещаются между шкафами с перфокартами и мотками перфолент в руках. Заглянув в 2-3 комнаты,  Ильенко со словами:"Здесь всё ясно!" направился в сторону актового зала, который и был действительной целью его инспекции. По-хозяйски проверил плотно ли и легко, без скрипа, прикрывается входная дверь, пощупал новые, только входящие в моду, ламинированные панели, Тряхнул массивные портьеры, убедился что на них ещё нет пыли. Посидел в предназначенном для него, как председателя НТС, кресле. И всё это молча, с незначительной мимической игрой на лице, по которой не понятно - одобряет или осуждает увиденное
            Вышли из актового зала. Генерал Ильенко встал на ступеньку лестничного марша, идущего на верхние этажи. Опять же молча, кивком, подозвал к себе поближе Рудольфа  и с интонациями в голосе, присущими стеклорезу, начал делиться своими впечатлениями. Стоя на ступеньке Ильенко возвышался над Рудольфом почти на голову. Очевидно, по этому его высказывания были вполне доброжелательными. Их содержакние значительно бы изменилось, если бы его визави был выше. На инструктаже перед заступлением дежурным по части, офицеры оперативного отдела штаба нас инструктировали, что бы при докладе командиру держались от него подальше. Он терпеть не мог высокорослых. Комплекс Наполеона Боунопарта!
            Рудольф стоял перед генералом и, тупо уставясь взглядом в его заколку для галстука, выслушивал вялые придирки. Наконец ему надоело это бессмысленное времяпрепровождение, он оглянулся по сторонам и, убедившись в отсутствии свидетелей, поднёс палец к губам и тихо шепнул:"Тссс! Кто-то идёт!" Ильенко опешил:"Что, что вы сказали?" Рудольф заговорил громче:" Я, с вашего позволения, товарищ генерал, хотел бы рассказать  анекдот. Мне его напомнила наша диспозиция." Ильенко опешил. Необычность ситуации и непривычные для уха командира слова подполковника заметно смутили его,  он не смог отказать и согласно кивнул головой. Рудик продолжил:"Американец, англичанин и русский обсуждали где лучше всего заниматься сексом. Американец считал, что  приятнее всего перед экраном открытого кинотеатра в кадиллаке.  Англичанин не согласился. По его мнению лучшее место в старинном замке перед камином.Ну а у русского особый вкус. По его мнению лучшее место - на лестнице в подъезде и стоя. Если партнёрша не подходит по росту, можно подняться на ступеньку выше или опуститься ниже. А если не получается - шепнул -Тихо! Кто то идёт! - и снял с себя ответственность за неудачное свидание."   Ильенко сдержанно хохотнул, махнул рукой и направился к выходу. Отойдя на несколько шагов остановился, повернулся к Блинову и уже командирским тоном изрёк :" Можете остаться! Но учтите, если будут претензии по проведению юбилейного НТС, мы с вами вновь встретимся на лестнице ". И зловеще ухмыльнулся.
    Вы спросите причём здесь люстра? Да анекдот из этой серии!
Tags: Байки из прошлого, Друзья о Р. Блинове, Собственное мнение
Subscribe

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Любви возможной неосуществлённость Сильней осуществлённости любви! Е. Евтушенко Пробы доставят только во второй половине дня. Можно несколько…

  • Будни Полигона

    Артефакт В предыдущем посте я охарактеризовал баню у горноспасателей как заведение, выполнявшее двоякуе функции: сангигиенические и…

  • Будни Полигона

    Из преисподней - в баню Те пустоты в земной коре, которые нам приходилось обследовать "преисподней" назвали не мы. Это плоды…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments