January 27th, 2013

Это я

Ветераны вспоминают. Шидловский Герман Георгиевич

   Да простит Герман Георгиевич меня за невнимательность. Признаю свою вину. Эти записки пролежали у меня более года, а я неоднократно отсылал их автору электронные письма с просьбой поделиться своими воспоминаниями. Не получив ответа, ещё и обижался. Подвела меня память и безалаберность размещения материалов в своих компьютерах. Простите меня, Герман Георгиевич! Сделайте скидку на то, что я тоже давно не юноша с твёрдой памятью.
    Я несколько перекомпонировал  подлинники ,  подогнав их под формат ЖЖ, надеясь, что автор не предъявит претензий.
        

      Генерал-майор Шидловский Герман Георгиевич родился в Москве 12 августа 1933
года.    
                                                                                     

      В  1951 г.с золотой медалью окончил 2 Московское артиллерийское подготовительное училище и был направлен в Рязанское артиллерийское училище, которое окончил в 1953 г.

       В 1953-56 г.г. служил в г. Черняховске Калининградской области в Корпусной артиллерийской бригаде. В 1956-61 г.г. слушатель Военной академии им. Ф.Э. Дзержинского.

       В 1961-86 г.г. проходил службу на 2 Государственном Военном центральном научно-исследовательском полигоне МО (Семипалатинский ядерный испытательный полигон), в 1961-79 г.г. на должностях от МНС до начальника В 1управления обеспечения испытаний, в 1979-84 г.г. – начальник штаба полигона, в 1984-86 г.г. – заместитель начальника полигона по испытаниям и НИР.

В 1986-87 г.г. – заместитель, в 1987-92 г.г. – начальник Службы Специального Контроля, заместитель начальника 12 ГУ МО.

                                                              Начало карьеры

          На полигон я прибыл в августе 1961 года после окончания Военной Инженерной Академии им. Ф.Э.Дзержинского.
         В начале сентября после выхода СССР из моратория 1958-61 г.г. и начала испытаний на Опытном поле (ОП) полигона ядерных зарядов в атмосфере я был прикомандирован к группе полковника Н.В.Парамонова из ЦНИИ-12. Перед опытом группа укрывалась на ОП  в подвале сооружения 2ПВ-5000 
Северо-Восточного радиуса. После прихода воздушной ударной волны от взрыва мы выбегали из сооружения и производили стрельбу прямой наводкой по поднимающемуся радиоактивному облаку взрыва. Стрельба велась из реактивной установки "Стриж" ПВО модернизированными снарядами с парашютом и головной частью, содержащей  аппаратуру для радиационных исследований.  В этой группе я работал до окончания испытаний в декабре.
         В начале 1962 г. прошел подготовку на курсах учебного центра 12 ГУ МО, располагавшегося на территории полигона, по 2-ой (компоновка и автоматика ядерных зарядов и боеприпасов) и 1-ой (заряд, центральная часть) специальностям. Начальником учебного центра был полковник Б.А.Крыжов, позже заместитель начальника полигона по испытаниям и НИР, генерал-майор. По окончании курсов получил удостоверение сборщика ядерных боеприпасов.


Collapse )


 

 

 

 

Это я

К 75-летию Владимира Высоцкого

                                                                      Чей нерв он не затронул

Высоцкий как-то прошёл мимо меня. Вернее, он был всегда на слуху, но когда он умер, мне было только 15, большинство его песен не были мне понятны тогда, так сказать, духовно. Ну смеялся я с отцом про "ой, какие попугайчики" и "про-це- дуры". Так и воспринимал я его поэтому как некоего музыкального Петросяна. После его смерти начался ажиотаж вокруг него, по рукам ходили самиздатовские перепечатки его стихов, потом появилась его книжка "Нерв", но я тогда уже вовсю увлекался роком, и тот же Макаревич,  с его гнусавым голосом, меня больше покорял, чем "горлопан" Высоцкий.

    Как всегда у этого автора точно, ёмко и откровенно. Не поддался магии знаменетельной даты и популярности юбиляра. Я прокомментировал и получил ответ:
ogolovok wrote:
26 янв, 2013 12:04 (местное)
Каждому времени своя поэзия. Высоцкий в поэзии несколько отставал от своего времени. Он остро переживал прошлое. Поэтому затрагивал глубинные струны души ровесников и более старших. А молодёжи того более-менее благополучного времени переживания уходящих под воду, умирающих на нейтральной полосе или угорающих в баньке по-чёрному были не понятны.
merry_wild_cat wrote:
26 янв, 2013 19:50 (местное)
Он наоборот очень опережал своё время, причём очень намного...... Всё было понятно.... Если-б было не понятно все кто был в Москве не пришли бы на его похороны положив орган на Олимпиаду. Вся мостовая от Таганки до Ваганьковского кладбища была усыпана цветами.
     Кому же было всё понятно? Заглянул в личку: Эта Дикая кошка родилась за семь лет до смерти Владимира Семёновича. И если в эти нежные годы сумела оценить его поэзию, то надо разобраться - является ли это комплиментом поэту.
     В день его похорон мы с Рудольфом Блиновым долго сидели в его кабинете на третьем этаже 54 корпуса Семипалатинского ядерного полигона, пили спирт и слушали записи через катушечный магнитофон, напряжённо вслушиваясь в слова,  порой с трудом различимые  из-за низкого качества многократной перезаписи. Для нас смерть Володи была личной трагедией. Мы были его ровесники и он, как бы, представлял нас в новом, открытом им, искусстве. Особенно Рудольфа. Несмотря на то, что он был прежде всего офицер - лётчик и испытатель ядерного оружия, прежде всего он был поэт. И всегда, читая стихи Рудольфа или слушая Высоцкого, я сравнивал их поэзию и до сих пор не сделал выбора чьё творчество мне эмоционально ближе. Можите сравнить и вы, читатель, заглянув под тег моего ЖЖ "  http://ogolovok.livejournal.com/tag/%D0%9F%D0%BE%D1%8D%D0%B7%D0%B8%D1%8F%20%D0%A0.%20%D0%91%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B0.
     Не все понимали Высоцкого и увлекались его творчеством. Особенно женщины. Всё же его поэзия сугубо мужская. Поэзия настоящих мужчин. И ничего удивительног, что аквтор поста в пятнадцать лет не смог оценить творчество Высоцкого -барда. А высоцкого - актёра он тогда еще не видел. Многие женщины откровенно отрицательно относились к его пению. Меня самого не раз одергивали подруги, когда я наслаждался его записями. Просили поставить "Айсберг" Пугачёвой, Дельтоплан" Леонтьева или "В краю магнолий" Рената Ибрагимова. И те тысячи женщин, которые провожали Высоцкого в последний путь от Таганки до Ваганьковского кладбища, были, прежде всего, поклонницы его сценического искусства. Не стоит забывать, что он, прежде всего, был выдающейся актёр.