October 26th, 2012

Это я

Дети Полигона

                                     С детства "под колпаком"                                                                                                                 

Гримасы режима секретности преследовали жителей Полигона с рождения. До шестидесятых годов никто из детей не знал действительного места своего рождения. Так Танечка Барсукова рассказывала, как доводила младшею сестру до слёз, когда при каждом её проступке дразнилась: - Конечно, ты же у нас москвичка! Дело в том, что у Татьяны, рождённой в 1949 году в графе "место рождения" было записано "Село Майское, Белогорского р-на Павлодарской обл.", а у сестры, родившейся несколькими годами позже - "г. Москва". Никто толком не мог объяснить, почему школа, в которой они учились имела вывеску "Средняя общеобразовательная школа №20 г. Москвы" Особенно недоумевали родственники, радовавшиеся за своих близких, что они живут в Москве. правда, со странным почтовым индексом "400", но невежливо постоянно  игнорирующих их просьбы о встрече у трёх вокзалов. Если человек покидал гарнизон, преследование режима продолжалось. Трудно было объяснить, не нарушая данной подписки,противоречия в личных документах при их проверке компетентными органами.
      Предлагаю ознакомиться с таким случаем из жизни девушки, выросшей на Полигоне.

                                                                                                  Немного Истории...


Давным-давно жила в маленьком, но сверхсекретном городке под Семипалатинском маленькая девочка по имени Валя Жданова. Городок этот назывался по-разному: то Конечная, то Чаган, то Курчатовск, то Семипалатинск-21, а то и Москва-400. Народ же дал ему еще более загадочное имя - Страна Лимония или Берег. В эту неведомую страну, на этот неизвестный берег ходили пассажирские поезда с табличками на боках: “Семипалатинск-Чаган-...” - и, по идее, никто не должен был догадаться, что означает многоточие в маршруте поезда: либо никому не известно в точности, куда он идет, либо просто у конечной станции нецензурное название.

Шли 60-е годы, и городок жил интересной сверхсекретной жизнью в шестидесяти километрах от подземных ядерных взрывов. Иногда, естественно, что-то дрожало, иногда что-то дребезжало, но постоянно на каждом углу висели классические плакаты: по диагонали - лозунг “Болтун - находка для шпиона”, сверху - молодой солдат пишет письмо на родину, а под диагональю - противного вида человек в клетчатой рубашке и с бородой читает письмо солдата на родину.

Однажды вечером, а, может быть, днем или даже утром, ученица 3-го класса (между прочим, московской школы №20) по имени Валя Жданова вдруг встретила на улице подозрительного деда в штатском. Стоп! Значит, все-таки это было днем, так как население городка ходило только в двух видах одежды: днем - в военной, вечером - в спортивной. Поэтому человек, разгуливающий среди бела дня в штатском, не мог не вызвать подозрения. В считанные секунды девочка поняла - шпион! Особое подозрение вызвало то, что у деда была точно такая же, как на плакате, борода и такая же, как на плакате, клетчатая рубашка. Боясь, что одной ей не справиться, юная пионерка быстро позвала весь свой пионерский отряд. Отряд радостно откликнулся. Через весь городок отважные и бдительные пионеры прошли следом за дедом, хоронясь по кустам, пока не выяснилось, что дед с бородой в клетчатой рубашке - никакой не шпион, а обыкновенный Игорь Владимирович Курчатов.

РАЗВЯЗКА ИСТОРИИ

Так что, поступая в 1968-м году на факультет (?) экономической кибернетики, Валентина была уже опытным, подготовленным к неожиданностям человеком. В 1968-м году в НГУ впервые набирали группу политэкономии (П-28) и многих юношей и девушек соблазнили хорошим распределением. Туда-то и направила свои стопы Валентина, предварительно дав своим секретным инстанциям расписку “не вступать в сношения с иностранцами без разрешения администрации”.

На собеседовании перед экзаменами присутствовали зав. кафедрой экономической географии Леонтьев и товарищ Воробьев из комитета комсомола, хотя, может быть, и не они, а кто-то другие, но, как сейчас припоминается, именно они. Естественно, Валентине пришлось предъявлять документы. Среди прочих бумаг жительница казахского(!) города Семипалатинска(!) предоставила аттестат РСФСР(!) и характеристику из московской(!) школы, а также справку и сведения о прописке в Семипалатинске-21 по адресу: ул. Достоевского, 29. Как удивилась бы приемная комиссия, если бы узнала, что весь сверхсекретный Семипалатинск-21 (он же Конечная, он же Чаган, он же и т.п.) тоже прописан по адресу: ул. Достоевского, 29, и что других адресов в городе вроде бы и нет. Но еще более удивилась бы комиссия, если бы узнала, что по указанному адресу в Семипалатинске-21 находится тюрьма.

Однако приемная комиссия ничего не знала, а если и знала, то ничего не говорила. Зато зав. кафедрой экономической географии Леонтьев сказал: вам не на собеседование надо, а в прокуратуру, пусть разберутся, где вы такие документы достали. А товарищ Воробьев из комитета комсомола сказал и вовсе неожиданные вещи: что он сам из тех же краев, из соседнего военного городка летчиков, а потом стал задавать такие вопросы, что бдительная абитуриентка в считанные секунды поняла - шпион! Ему говоришь, что ты из военного городка под Семипалатинском, а он сразу: а, так это ядерный полигон! Ему говоришь, что, может, самой в прокуратуру пойти, если вы говорите такое, за что расстреливают, а он ничего не говорит, молчит и думает.

Но собеседованием все не кончилось. Сдав математику на 4, а историю - на 5 (ну, если не на 5, то уж не ниже, чем на 4, хотя, скорее всего, на 5), абитуриентка Валентина Жданова пошла сдавать экономическую географию. Все ответив, вышла в коридор. Первое подозрение закралось в душу Валентины, когда ей вынесли ее экзаменационный лист, так как случилось это в самом конце экзамена, хотя всем листы выдавали сразу. Второе подозрение возникло, когда выяснилось, что оценка - 3 с плюсом. Позже благодаря своим людям среди абитуриентов ей стали известны подробности сверхсекретного разговора преподавателей: преподаватели сказали, что абитуриентка знает экономическую географию на 5, но зав. кафедрой экономической географии Леонтьев сказал, что 5 ставить нельзя, тогда ей поставили 3, но одна преподавательница от себя добавила плюс. В итоге получилось то, что получилось, а в сумме для поступления в НГУ не хватило 1,5 балла.

Вот так и вышло, что вполне того достойная Валентина Жданова никогда не станет героем рубрики “Они кончали НГУ”. Специально для таких, как Валентина, мы учреждаем новую рубрику “Они не кончали НГУ”, где обещаем рассказать и о многих наших спонсорах.

ОКОНЧАНИЕ ИСТОРИИ

А еще в сверхсекретном городке Семипалатинск-21 были запрещены фотоаппараты. Потом их разрешили, но их необходимо было регистрировать в политотделе. Приехав поступать в НЭТИ, послушная абитуриентка первым делом спросила, где тут политотдел. Несмотря на сверхсекретную малую родину и бдительный характер, Валентина все-таки поступила в НЭТИ и там же проработала 20 лет, занимаясь ионным легированием. Но фамилия у нее теперь другая.

ПОСТСКРИПТУМ

Редакция “Антилопы НГУ” благодарит Валентину Нестеровну Славнову (она же Жданова) за откровенный рассказ о сверхсекретном городке под Семипалатинском и искренне сожалеет, что уже не сможет продать эту информацию какой-нибудь иностранной разведке.

 

Старый15-03-2005, 04:02   #7
                SEMEY_DE

Это я

Вассерман голова!

                                                                                Залог стабильности

        Завтра на НТВ дебют новой дискуссионной программы. Главные действующие лица — Анатолий Вассерман – человек, который знает все и обо всем. И политолог, журналист, публицист Егор Холмогоров.http://www.ntv.ru/video/ntv367289
        Мне понравилось предложение Анатолия Вассермана, озвученное в рекламе программы - присвоить лидерам оппозиции пожизненные, даже наследуемые, звания "Лидер оппозиции". В условиях, когда  должность президента страны пожизненная, это залог стабильности государства!