March 18th, 2012

Это я

Мы помним о тебе, Рудольф!

      В день памяти Рудольфа Сергеевича Блинова знакомлю читателей с его автографом, позволяющим на краткий миг  войти в его творческую мастерскую. Это черновик "Завещания", которое Валерий Семёнов распространил среди друзей в десятилетие кончины Рудольфа, о чём он упоминает в http://ogolovok.livejournal.com/38122.html.
     Вслед за автографом помешаю текст "Завещания", скопированный из публикации в "Колючем Сарове" http://ogolovok.livejournal.com/2590.html.





Когда умру... Речей не говорите!                                
Не выставляйте в клубе напоказ...                                 
Без маршей, без речей захороните...                               
Без гладких пошлых фраз.                                             
К родителям в Европу не тащите -
туда письмо: мол, беспробудно спит.
Простите! Привередлив? Не взыщите,
Но ...азиат! И лечь хочу в степи.
Не надо обелисков, плит не надо!
Не надо, что Блинов, что от и до...
Не собирайте трешку на ограду.
С землей сровняйте жалкий бугорок.
Пусть солнце, дождь и шаромыга ветер
Загладит след лопаты и кирки.
Я очень мертв! Но это я в ответе,
Что обо мне ни слова, ни строки.

Оставляя землю без себя,
Покидая из миров не лучший,
Ветряками копья иступя,
Я не прокляну вонючий случай.
Не попру в запале на судьбу,
Обличив последними словами,
Я давно видал себя в гробу,
Топая сквозь жизнь вперед ногами.

Оставляя землю без себя,
Отбывая насовсем под землю,
Сердцем отскрипевшим не скрипя,
Перемену мест вполне приемлю.
Что под ней - не лучшие ль часы?
Я за край могилы не цепляюсь,
Без меня возложат на весы
Все грехи, в которых я не каюсь.

Оставляя землю без себя,
Никому ничто не пожелаю,
Без меня возложат на цепях,
Те, кто, если - Фас!- не мог без лая.
Ухожу, как в свой последний бой,
Без ДП, без каски, без агоний,
Отсекая похоронный вой,
Праздные слова казенной вони.

Оставляя землю без себя,
Без красивых слов последней воли
Отвернусь к стене, уже хрипя,
Не деля наследия на доли.
Есть друзья - найдут черновики
Стихотворных и иных дерзаний
И оставят след своей руки
На моем теперь, надгробном камне.

Посмотри в ночную черноту,
На минуту растревожься взглядом,
Может, и споткнешься о звезду -
Ту, которой я светился рядом.

    Рудольф!  Если есть "Тот Свет", то пусть тебя в нём, нам пока не доступном,  согревают наши воспоминания о тебе!