January 7th, 2012

Ветеран ПОР

Памяти Виктора Севастьянова


Пять лет назад нас оставил наш соратник и друг Витя Севастьянов,
сочетавшего в себе редкие качества теоретика физико-математического направления и испытателя, входившего в узкий круг тех, кого теперь окрестили "сталкерами".  
         
                         Накануне этой скорбной даты наш друг Валерий Яковлевич Семёнов, несмотря на солидный возраст продолжающий работать в ВНИИЭФ, прислал мне скопированный из городской газеты Сарова некролог, опубликованный ещё тогда, через  девять дней после смерти Виктора.  Нашего Севы, как мы его называли в те далёкие семидесятые, как нам тогда казалось, молодые наши годы. Это была не кликуха, я уже признавался, что никогда не называл людей по кличкам, это было, нет, не уменьшительное, - уважительное сокращение его фамилии. Не постесняюсь сказать, ласковое обращение к другу.                                                                                                                                               Газета «Новый ГОРОД №»  №3 17.01.2007 г.
     
7 января 2007 года после тяжелой не­продолжительной болезни ушел из жиз­ни лауреат Государственной премии СССР, старший научный сотрудник ин­ститута теоретической и математичес­кой физики РФЯЦ-ВНИИЭФ Виктор Пет­рович Севастьянов.
           Виктор Петрович Севастьянов родился в 1944 году в городе Купино Новосибирской области. После окончания в 1966 году физического факультета Ленинградского университета он был  отобран для работы в теоретическом отделе­нии ВНИИЭФ, где начал трудовую деятельность и вырос в специали­ста мирового уровня в области газодинамики взрыва. Уже первые научные исследования В.П.Севастьянова позволили специалис­там ВНИИЭФ создать и успешно проверить в испытаниях 1974 года технологию захоронения радиоактивных продуктов при ядер­ных взрывах.
            Полученные им  аналитические автомодельные решения позво­лили калибровать численные методики расчета и выделить опре­деляющие физические параметры.
             Метод концентраций, развитый и реализованный в начале 70-х го­дов в программном комплексе "ЭГАК18 при активном творческом учас­тии В.П.Севастьянова, по праву и в настоящее время один из самых востребованных в мире численных методов многомерной газодина­мики. Быстрейшему внедрению этой методики безусловно способ­ствовали работы Виктора Петровича по замыканию уравнений газо­динамики, а также тонкие по физической постановке модельные аналитические и экспериментальные методы верификации.
              С середины 70-х годов и до прекращения в СССР ядерных ис­пытаний в 1990 г. В.П.Севастьянов активно и плодотворно участ­вовал в создании уникальных физических установок для подзем­ных облучательных опытов - наиболее сложных и ответственных видов ядерных испытаний. Он участник 10 облучательных опы­тов. Его тонкие физические исследования по разным вычисли­тельным комплексам позволили нам доверительно относиться к результатам численных экспериментов.
               Трудно найти равного ему в умении сочетать аналитические ме­тоды, расчётно-теоретический анализ, работу по постановке экс­периментов и измерений и по сравнительному анализу результа­тов расчётов и экспериментальных данных. При его дотошности и прекрасном знании узких мест в численных методах и в методах экспериментальной диагностики он всегда был нацелен на практи­ческий результат и в научной деятельности, и в обеспечении обо­ронных интересов государства.
               Глаза в глаза, локоть к локтю, противогаз к противогазу нам по­счастливилось работать с ним в самых трудных ситуациях - при обследовании эпицентральных зон ядерных взрывов.
                За разработку физических установок для исследования стойко­сти военной техники в облучательных опытах ВП. Севастьянов в 1990 году стал лауреатом Государственной премии СССР.
                Высочайший профессионализм, редкий дар физика-теоретика и самодостаточность позволили ему с середины 90-х годов до насто­ящего времени возглавить расчетные и экспериментальные работы в совершенно новых разделах прикладной физики. Участие В.П.Се­вастьянова привело к созданию уникальных численных методик, поз­воляющих сосчитывать параметры взрывных волн в воздухе.
            Небольшой коллектив с участием В.П.Севастьянова за короткое время выполнил уникальный комплекс работ, имеющих важное оборонное значение, за результаты которых он был награжден орденом "Знак Почета" в 2003 году.
Бескорыстное служение Науке, научная добросовестность, постоянный напряженный творческий труд привлекали к нему теоретиков, математиков и испытателей. Когда нам было трудно и что-то непонятно, мы шли к В.П.Севастьянову. Виктор Петрович внешне был сдержан, но с ним всегда было интересно обсуждать любые проблемы.
Сотрудники ВНИИЭФ, испытатели нашей страны всегда будут помнить минуты общения с этим удивительным Человеком.
Светлая память о нашем товарище и друге, его верность служению науке сохранится в наших сердцах.
          
       

           ( Из-за ограничения размера записи я не смог поделиться своим отношением к этой печальной дате. Продолжу в следующем посте.)
Пишу!

Памяти Виктора Севастьянова

          Прочитал я некролог и к своему стыду признался, что, не смотря на многие вместе проведенные часы и литры выпитого спирта и менее горячительных напитков, совершенно его не знал.  И это придаёт чувству утраты два оттенка. Жалость к покойному,  покинувшему жизнь на взлёте,  и сожаление о том, что не использовал минуты общения для раскрытия феномена его личности, понимания истоков его исключительности.
            При достаточной жёсткости,   без которой невозможно достигнуть каких-нибудь значительных результатов в науке,  Виктор был чрезвычайно внимателен к друзьям и, вообще к людям, с которыми соприкасались его интересы. Впервые я это заметил, когда в период подготовки очередного обследования эпицентральной зоны штольни после облучательного опыта, вместе с Виктором участвовал в переговорах с руководством  горно-проходческого предприятия по вопросу вскрытия штольни и сопровождения наших обследований бригадой горноспасателей. Переговоры пошли гораздо продуктивней, когда   Виктор передал начальнику Центральной экспедиции Ленинабадского горно-химического комбината обещанную несколько лет назад книгу академика Крылов А. Н. " Мои воспоминания". Деловые вопросы были быстренько решены и счастливый обладатель долгожданной книги, суровый в деловой обстановке Н. Ф. Дьяконов, и наш друг с восторгом настоящих книголюбов и приверженцев научной школы академика Крылова углубились в обсуждения полюбившихся им моментов воспоминаний автора. Мне же только теперь, после ознакомления с кругом научных интересов Виктора стало понятно его восторг мемуарами академика Крылова. Виктор учился на его трудах по гидродинамике и волновой теории течений.
              Для меня эта деловая встреча стала чуть ли не первым уроком неформального решения производственных вопросов путём проявления внимания к личным интересам оппонента. Виктор этим владел в совершенстве. Причём, внимание к тем,  с кем общаешься, было не наигранным. Оно органически вплеталось в его внимательное  отношение к людям. Когда я отошёл от всех дел, когда нас связывали только воспоминания о совместной работе, при посещении меня в московской квартире он обратил внимание на мою коллекцию минералов. При следующем его посещении я был одарён книгой Вальтера Шумана "Мир камня", а через год – вторым томом. Отношение Виктора к людям было ненавязчивым упрёком моей совести. Я, солдафон по натуре и воспитанию, был привыкшим к официальным формам взаимодействиям с соисполнителями и подрядчиками. Ну, в крайнем случае, к обмену мнениями за рюмкой чая. Да и за всю жизнь не научился делать подарки, даже своим близким.
               Откровенно говоря, при нечастых общениях на Полигоне у нас не было времени на взаимопроникновение в души и на обмен сведениями о прошлой жизни. Только из некролога я узнал, что Виктор был сибиряк, из маленького районного городка Купино,  расположенного более чем в 500 км от Новосибирска, на границе с Казахстаном. Парадоксально, но это местечко получило статус города в год рождения Виктора,  к его совершеннолетию достигло вершины своего развития и после кончины Виктора резко пошло на убыль.
                 Я не знаю кто его родители. Но не удивился бы, что он вырос в офицерской семье и что его отец служил на этом ныне заброшенном аэродроме. И эта надпись   на камне "Есть такая профессия – защищать Родину" могла стать девизом  юного Вити Севастьянова.
                    

И он защищал Родину особым способом: укрепляя её ядерно-оружейный потенциал. И защищает до сих пор. Благодаря созданному фанатами атомного проекта, и их последователями, в число которых вошёл и Виктор Петрович Севастьянов, ядерному оружию заставляет считаться с интересами России.
                                                         
                    В этот день памяти Виктора Петровича Севастьянова и Рождества Христова мне хотелось бы, что бы в этом храме на его родине  кто-нибудь из земляков или родственников поставил свечу за упокой его души.