Гавриков Олег Константинович (ogolovok) wrote,
Гавриков Олег Константинович
ogolovok

Categories:

Будни Полигона

                  Из преисподней - в баню  
     Те пустоты в земной коре, которые нам приходилось обследовать "преисподней" назвали не мы. Это плоды воображения журналистов, которым охотно давал интервью именовавший себя "первым сталкером" Анатолий Михайлович Матущенко.   Мы же к этим мрачным подземельям, возникших в результате взрывов ядерных зарядов относились, возможно, без должной патетики. Только Рудольф Блинов, он был поэт по натуре, придавал своим творчеством некий ореол романтики.
     Было упоительно любопытно и жутковато пролазить по узким многометровым трубам в стенках забивочного плекса , чтобы миновав их расправиться во весь рост и в свете шахтёрских фонарей увидеть следы воздействия неотвратимой силы ядерного взрыва.  Время в подземельи, заполненное измерениями, описанием и отбором проб, пролетало не заметно.        Предстояло ещё несколько неприятных минут обратного пути к земной поверхности, опять, обдирая колени и бодая сталь труб головой,выползать в обратном направлении. И только глотнув свежего воздуха, отхаркавшись и  выплюнув радиоактивную пыль на устье штольни, вспоминаешь - впереди ждёт вознаграждение за несколько часов нечеловеческого труда - баня! Не та "баня" которой называли помывку тёпленькой солоноватой водой в санпропускнике, на настоящая - гибрид финской сауны и русской бани. Почему гибрид? Потому что это помывочное сооружение было построено по проекту сауны, но тепловой режим выдерживался присущим только русской бане. И ещё потому, что помывка сопровождалась необходимым  для русской бани застольем. Таким образом, оно получало двоякие свойства - сангигиенические и культурноотдыхательные.
     Содержали этот объект горноспасатели. Горноспасатели это особые люди организованные в военизированное подразделение в составе Центральной экспедиции в то время Лениногорского горно-обогатительного комбината. Задача этого подразделения - обеспечение горной безопасности рабочих, занятых на сооружении штолен, в которых размещались испытываемые изделия, и ликвидации аварий в них, не дай Бог это произойдёт. Мы, дорожа своей жизнью и соблюдая требования горной безопасности, состояли с ними в теснейшем контакте. В таком, что каждый из нас    признавались, что готовы вместе пойти в разведку. И в самом деле ходили. Они с стальными пиками в руках впереди. Внимательно осматривали стены и кровлю обрушенной взрывом штольни. Выколупывая или оббивая многоцентерные глыбы, удерживающиеся на весу за счёт только трения в раскрытых трещинах. Шли сдабривая опасную работу  садистской шуткой: "Если и обрушится, то не в нашу смену", когда подозрительная глыба не сразу поддавалась.
Остались в памяти Геннадий Ларин, который своей могучестью внушал уверенность, что он лидер команды. Противоположный ему по внешности но опытнейший и бесстрашный Стас  Фирстов ,  совсем свой в офицерской среде. Его брат Валерий Иванович,  был полковник ,  начальник оптического отдела Полигона. Надёжнейший и безотказный Василий Белозор. С ним я был знаком с первых дней своей лейтенантской службы. Я был командиром взвода, а он заместителем командира соседнего взвода старшим сержантом. Кроме того нас объединял интерес к одной и той же девушке, на которой Вася женился после увольнения в запас. К сожалению, век Василия оказался не долгим. Он умер с оружием в руках - на охоте  от сердечного приступа на следующий год после этой бани, о которой я пытаюсь рассказать. Пусть простят другие члены команды горноспасателей, которых я помню, но затрудняюсь назвать по именам. Память моя не беспредельна!
        Приведя себя в порядок в офицерской гостинице мы пересекли небольшой пустырь, отделявший нас от административного здания Центральной экспедиции. Дежурная часть горноспасателей, их общежитие и вожделенная баня - сауна располагались с отдельным входом с левого торца здания. Наше появление вызвало оживление, сопровождающиеся довольным потиранием рук при виде пятилитровой канистры с надписью "Закрепитель" в руке Рудольфа. Содержимое канистры соответствовало надписи тогда, когда она была на балансе оптического отдела. Что в ней сейчас не надо называть. Её содержимое было известно всем испытателям и тем, кто с ними входил в тесный контакт.   В центре заботливо сервированного  горняками  стола благоухал заяц-табака, который пару часов назад ещё соревновался в скорости с автобусом горноспасателей.   Процедуру обретения блаженства описывать я не буду. Она мало чем отличалась от обычной для суровой мужской компании. Правда в средине мероприятия нас посетила одна из нескольких женщин, имевшихся в составе горняцкого коллектива. Внезапно раздался грохот со двери, отделявшей удел горноспасателей от остального помещения конторы. Все насторожились. Объяснение дал вновь назначенный командиром взвода выпускник горного техникума Толя:  - Это моя лягушонка в коробчонке едет! Дверь распахнулась и удивлённым мужикам предстала дородная дама в два раза габаритнее своего юного супруга. Не выбирая выражений она сообщила своё мнение о нашем застольи и пригрозилась увести,её словами, "своего козла за рога". Мощным горноспасателям с трудом удалось отбить своего командира. Страсти улеглись только тогда, когда Гена вывел Толика на улицу. На мой вопрос, куда он его увёл, мне ответили - учить молодолго житейским мудростям.
      Не обошлась баня без приключений  и для меня  с Рудольфом. Мы как офисные москвичи вырвавшиеся на природу распарившисьголыми выскочили на снег и пытались в нём зарыться. Не тут-то было! Забыли, что это Казахстан и снег только для видимости. К синякам, заработанным при преодолении гермолазов забивочного комплекса, добавились от припорошенных снегом камней.
       Следующим утром возвращались домой в приподнятом настроении. Рудольф шутил, модулируя молодёжь: - Только теперь, побывав в полости подземного ядерного взрыв, вы можете называть себя мужчинами, даже если ощутите последствия! Я молчал. Где-то в глубине души шевелился  зародыш чувства ответственности, пробуженое заключительными словами тирады Рудольфа.
Tags: Будни полигона, Ветераны вспоминают, О себе, Собственное мнение
Subscribe

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Весточка из того времени Оказывается, я хорошо знал Люсю и уверенность в этом оправдалась. Прочитав в комментах лёгкие укоры от френдес в том,…

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Любви возможной неосуществлённость Сильней осуществлённости любви! Е. Евтушенко Пробы доставят только во второй половине дня. Можно несколько…

  • Ватники 1990

    Прочитал публикацию Галины Иванкиной, ако zina_korzina, которая мне напомнила забавный сюжет из совсем не весёлых девяностых годов. На станции…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Весточка из того времени Оказывается, я хорошо знал Люсю и уверенность в этом оправдалась. Прочитав в комментах лёгкие укоры от френдес в том,…

  • Были когда-то и мы молодыми...

    Любви возможной неосуществлённость Сильней осуществлённости любви! Е. Евтушенко Пробы доставят только во второй половине дня. Можно несколько…

  • Ватники 1990

    Прочитал публикацию Галины Иванкиной, ако zina_korzina, которая мне напомнила забавный сюжет из совсем не весёлых девяностых годов. На станции…